Солдат не виноват, ему приказали

Украинский кризис

В сложной ситуации оказались военнослужащие: как сохранить верность присяге и верность народу

Стрельба по гражданскому населению возмутила жителей юго-востока, на борьбу с Киевом поднимаются всё новые силы. Нынешнее украинское руководство не доверяет обычным армейским подразделениям, поскольку не исключает возможности их перехода на сторону протестующих. Поэтому киевские власти делают ставку на корпус спецподразделений, созданный на основе боевых формирований майдана. Так кто же всё-таки воюет на юго-востоке Украины против её граждан?

Враг ты мне или не враг?

Разобраться в этом, основываясь лишь на сообщениях информационных агентств России и Украины, практически невозможно. Прежде всего и у нас и у них — путаница в терминологии. Официально Киев называет происходящее на юго-востоке «антитеррористической операцией», указ о которой был подписан исполняющим обязанности президента Украины и спикером Верховной рады Александром Турчиновым в понедельник, 14 апреля. Кроме того, по некоторым данным, украинские силовики привлекают к операциям не только поспешно созданную из сторонников «Самообороны майдана» «Национальную гвардию», но и представителей «Правого сектора», и даже иностранных наёмников. Поэтому происходящее можно назвать началом гражданской войны, в которой по одну и другую сторону участвуют граждане Украины.

Украинские СМИ протестующих жителей юго-востока неизменно именуют «сепаратистами», «террористами» и несколько реже — «титушками», неофициально говоря о массированном «российском вторжении».

Окончательно запутался в терминах на этой неделе руководитель фракции «Батькивщина» в Верховной раде Сергей Соболев, сам не заметив, как чётко поставил диагноз и украинской армии, и тому, чем она занимается на юго-востоке. После того как на улицах Краматорска, а затем Славянска появилась бронетехника с российскими флагами, он заявил следующее: «Это наши вооружённые подразделения использовали партизанский метод проникновения». Соболев попытался полностью подменить понятия — сдачу оружия украинскими военнослужащими депутат попытался замаскировать под партизанскую операцию.

По мнению председателя президиума Общероссийской общественной организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ», члена Общественной палаты РФ Антона Цветкова, говорить о том, что украинская армия ведёт войну против своего народа — нельзя. «Дело в том, что к власти в Киеве пришли люди, фактически захватившие власть рейдерским образом, а значит, их приказы противозаконны, — подчеркнул Антон Цветков. — Хунта понимает, что теряет контроль над ситуацией и доверие своих спонсоров с Запада, и пытается всячески показать свою власть и силу. В последние дни они пытались собрать хоть какую-никакую армию и натравить её на восток Украины, но ничего не получилось, украинская армия никогда не будет воевать против своего народа».

Живой щит остановил танки

Утром 16 апреля в город Краматорск Донецкой области вошли украинские войска. Жители города окружили их бронетехнику, заблокировав движение. Позже экипажи перешли на сторону протестующих, вывесив на машинах российские флаги. Одновременно в Киеве заявили, что те из военнослужащих, кто «изменил присяге» и «пополнил ряды сепаратистов», должны быть преданы суду. «Воздушно-десантная бригада украинской армии, бойцы которой сдали оружие окружившим их жителям Краматорска, будет расформирована за трусость. Все необходимые поручения уже даны Министерству обороны и Генеральной прокуратуре Украины», — заявил спикер Верховной рады, и.о. президента Украины Александр Турчинов, открывая в четверг заседание Рады.

Это не первое заявление такого рода. Такие же обвинения звучали и в адрес военнослужащих частей украинской армии, дислоцировавшихся в Крыму и решивших продолжить службу в Российской армии. Так, народный депутат фракции «Батькивщина» Александр Бригинец заявлял, в частности, что считает предателями тех украинских военных, которые перешли на сторону России: «Что бы там ни говорили — они предатели, они преступили присягу. Они перешли на сторону врага. Теперь они, наученные за наши деньги, будут убивать нас, если война перейдёт в горячую стадию. Как бы ситуация ни складывалась, они должны быть объявлены в розыск и арестованы при первой же возможности».

С момента, когда Бригинец произнёс столь устрашающие слова, прошёл почти месяц. Об уголовных делах что-то не слышно. Те, кто изъявил желание продолжить службу в Вооружённых силах России, получили российское гражданство и проходят переподготовку.

Однако предательство ли это? По словам председателя президиума Общероссийской общественной организации «ОФИЦЕРЫ РОССИИ» Антона Цветкова, не офицеров, перешедших на сторону народа, а нынешнюю украинскую власть обвинят в предательстве интересов своих граждан. «Рано или поздно им придётся отвечать перед мировым сообществом, — подчеркнул общественный деятель. — Если бы они (нынешняя украинская власть. — Ред.) хотели решить проблему без применения насилия, то они не выдвигали бы ультиматумов, а пришли и выслушали бы людей».

Что делать с офицерской честью

Конечно же, переход под другие знамёна во все времена и во всех странах в понятие «офицерская честь» не входил. И переход на сторону сторонников федерализации или, как это было в Крыму, в Вооружённые силы России дался каждому офицеру или солдату непросто. В своё время прочувствовал это на себе.

24 августа 1991 года, через несколько дней после неожиданного для граждан разделения СССР, председатель Верховной рады Леонид Кравчук перевёл под свою юрисдикцию Одесский, Прикарпатский и Киевский военные округа, а также части и соединения центрального подчинения, оказавшиеся на территории республики. Возглавить это колоссальное количество войск поручили командующему 17-й Воздушной армией Константину Морозову, назначив его первым министром обороны Украины. Он сделал то, что должен был в этой ситуации сделать: побыстрее заставить военнослужащих принять новую присягу.

Автор этих строк учился в тот момент во Львовском высшем военно-политическом училище. За одну ночь вся советская наглядная агитация была сменена «жовто-блакитными» плакатами, курсантов обязали выучить украинские строевые песни, а потом каждого вызвал кадровик и задал один-единственный вопрос: «Готов ли ты служить народу Украины?» Те, кто был не готов (и я в том числе), переприсягать не стали и через полгода уехали доучиваться в Москву. Остальные перешли под знамя Украины. Таким образом, для украинских офицеров старшего поколения эта «переприсяга» — третья по счёту.

И все 23 года «самостийности» украинские военные, по свидетельству моих бывших львовских однокурсников, подвергались глубокой идеологической обработке, суть которой: «Наш главный вероятный противник — Россия». Говорят, что при назначении на должность от командира полка и выше каждый офицер должен был ответить на вопрос: «Будешь ли ты воевать с Россией, если того потребуют интересы Украины?» Убеждён, что такой же вопрос сегодня уже задал сам себе каждый украинский военнослужащий.

Просмотров 482

17.04.2014 21:02