Горечь сладкого слова «халява»

Наша тема: Банковский кризис

В гонке за большими процентами можно и проиграть

Закрывается банк. Сегодня это Мастер-Банк. Но он не первый и не последний. Эльвира Набиуллина пообещала, а уж она-то знает. С тех пор, как она заступила на нынешний пост, своё существование прекратили уже 17 банков. Что при этом более всего волнует СМИ и общественность? Правильно, судьба пострадавших вкладчиков. Вернее, их денег.

Ешь кашу, а то коллектор придёт

И вот на таком тревожном фоне депутаты Государственной Думы решают подготовить поправки в закон о страховании вкладов. Об этом сообщила председатель думского Комитета по финансовому рынку Наталья Бурыкина. В контексте её заявления возникает неожиданный для многих термин «недобросовестный вкладчик».

Термин «недобросовестный заёмщик» известен. Это тот, кто берёт кредит, зная, что возвращать его не собирается. Когда-то в наивные старые времена были, конечно, и такие заёмщики. Они бывали всегда. Но были и люди, для которых имели смысл понятия «совесть» и «честь». Они пускали себе пулю в лоб, не допуская мысли о позоре, которым был тогда клеймён несостоятельный должник. Где эти времена?

Сегодня у нас сотни тысяч, а то и миллионы людей берут кредиты, если и не намереваясь «кинуть» банк, то абсолютно не задумываясь над тем, под силу ли им будет эти деньги возвращать. И общественное мнение — на их стороне. Оно страшными красками живописует и призывает всячески искоренять чудовищ-коллекторов, пачками отправляющих на тот свет невинных старушек. Нет, ну что вы! Они их не душат и не рубят топорами, как Раскольников. Они их до смерти пугают, как герой «Пиковой дамы». Сегодня злым дядей-коллектором впору стращать непослушных детей, не желающих есть кашу. А то, что долги надо возвращать, никого не волнует. Не те времена. Лишний раз кинуть толстопузых банкиров — одно удовольствие. И это глубочайшее заблуждение. Толстопузые своё всё равно возьмут. С кого? Ну разумеется, с нас.

Управление рисками за наш счёт

То, что доброхоты, возлюбившие недобросовестных заёмщиков и несостоятельных должников, в конечном счёте кидают самих себя, они натурально не понимают. Они пребывают в счастливом неведении относительно замечательного банковского термина «управление рисками». У непосвящённого сразу возникает вопрос: «Как же можно управлять рисками? На то они и риски, что управлять ими нельзя». А вот и ошибаетесь. Ещё как можно. И такое управление не ограничивается операциями с деривативами. Есть куда более простой способ.

Как поступают хозяева супермаркета, чтобы вернуть себе деньги за периодически похищаемые злоумышленниками продукты? Ну ра­зумеется, они закладывают среднестатистические убытки в цены. Банк — тот же супермаркет, только торгуют в нём не колбасой, а деньгами. Поэтому в процент, под который вам выдадут кредит, закладывается отбивание денег, не возвращённых вашими любимыми несостоятельными или злонамеренными должниками. Любите их ещё крепче — кредиты станут ещё дороже.

Есть, конечно, другой путь — кому попало кредиты не выдавать, заниматься изучением потенциальных клиентов, вести так называемые кредитные истории. Можно и даже нужно поступать именно так. Но это долго и дорого. Куда проще выдавать деньги без обеспечения и без поручительства. Предъявляет некто паспорт и получает наличные. Лучше всего чужой, найденный или украденный. Заменить фотографию умельцы всегда найдутся. А лох, подаривший свой паспорт чужому дяде, потом за всё ответит.

Многие ли молодые семьи могут у нас запросто купить себе квартиру? Вот именно. И не надо пенять на высокие проценты по ипотеке. Откуда они берутся, мы разобрались, хотя, конечно, мы не упомянули инфляцию. Она на величину процентов влияет самым непосредственным образом. Но она от нас не зависит.

Банки не благотворительные организации. Как и всё при рыночной экономике, они создаются с единственной целью — извлечение прибыли. И в этом нет ничего предосудительного. А главный доход любой нормальный банк получает от разницы между процентами по размещённым в нём вкладам и процентами по выдаваемым им кредитам. Есть, разумеется, и несколько других источников доходов банков, но они менее значимы и не относятся к теме нашего разговора.

Знакомьтесь: недобросовестный вкладчик

Вот мы и возвратились к вкладчикам, которые тоже могут быть недобросовестными. По словам Натальи Бурыкиной, такие вкладчики делят свои накопления с учётом того лимита, который установлен системой страхования вкладов, и раскидывают их по банкам, имеющим проблемы с регулятором или неустойчивые финансовые показатели. Эти люди прекрасно знают о том, что все проценты по вкладу, начисленные по день, предшествующий дню отзыва лицензии, причисляются к основной сумме вклада и включаются в расчёт страхового возмещения. Что и требовалось доказать.

- Мы полагаем, — говорит Наталья Бурыкина, — что не очень правильно, чтобы на этом зарабатывались деньги, и потому мы будем искать подходы, исключающие возможность для одних зарабатывать за счёт других.

Поправки такого рода, по словам председателя Комитета Государственной Думы по финансовому рынку, могут быть рассмотрены в весеннюю сессию. Кстати, на выплаты вкладчикам Мастер-Банка будет израсходовано около 13 процентов объёма средств Агентства по страхованию вкладов. И что будет, если за этим банком, как нам обе­щано, последуют другие?

Меньше банков плохих, ненадёжных

По состоянию на 1 ноября текущего года в Российской Федерации действовали 873 коммерческих банка. Теперь как минимум на один стало меньше. Но вообще много это или мало? В Соединённых Штатах — более 7000 банков. Но не следует забывать, что там это определяется законом Макфэддена, принятым в 1927 году и запрещающим открытие филиалов кредитных учреждений в других штатах. Как и многое другое, банки в США — региональные.

А что у нас? Более 400 банков — это мелочь с размером уставного капитала, не превышающим 150 миллионов рублей. При этом половина всех наших банков зарегистрирована в Москве. А снабжают деньгами 90 процентов отечественной экономики кредитные организации, входящие в первые пять десятков. Комментарии излишни.

Не отдавайте свои трудовые в как бы банки, сулящие 12, а то и больше процентов годовых. Это пирамида, обрушение которой неизбежно. Вполне возможно, что деньги вы вернёте. Но сколько нервов потратите.

Есть мнение, что следует запретить агрессивную банковскую рекламу. Однако завтра этого уж точно не случится.

комментарий эксперта

Александр Турбанов

профессор, заведующий кафедрой регулирования финансово-кредитной деятельности Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (РАНХиГС) (в 2004-2012 годах генеральный директор Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов»):

- Основная причина, по которой наши банки не могут гарантировать надёжность вкладов своим клиентам, на мой взгляд, заключается в том, что некоторые из них излишне увлекаются кредитованием аффилированных к ним структур. Личные отношения ведут к тому, что собственники или топ-менеджеры банков закрывают глаза на недостаточное обеспечение таких заёмщиков по кредитам. На этом фоне идея о запрете рекламы банковских продуктов пока мне представляется не очень серьёзной. Возьмём для наглядности рекламу продуктов. Одному человеку можно есть сладкое, а другому — нет. Но нельзя же запрещать рекламу сладостей вообще. То же самое касается и кредитов. Есть слои населения, которые нуждаются в займе, так как кредит — общественно-полезный финансовый инструмент. Если кто-то из потенциальных заёмщиков не может оценить свои риски, это не означает, что надо запрещать рекламу банковских продуктов вообще. Надо повышать финансовую грамотность населения. И сам банк, безусловно, должен разъяснять заёмщику, какие последствия влечёт получение им кредита и какие обязательства тот на себя берёт.

Я уверен, что государство должно в первую очередь принять меры, направленные на создание условий равной конкуренции, а не двигаться в обратном направлении, предоставляя некие преимущества банкам с государственным участием. Равенство позиций на рынке как частных, так и государственных финансово-кредитных учреждений и есть самое большое благо для российской банковской системы. Снимутся многие вопросы, в том числе с рекламой кредитов и надёжностью вкладов.

самые громкие банкротства

Всего с 1991 года Центральным банком было отозвано 2214 лицензий. Только за последний год лицензий лишились 35 банков, из них лишь шесть — за нарушение Закона «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путём, и финансированию терроризма». Банкротство банка — событие экстраординарное и чаще всего связанное с потерями не только для владельцев банка, но и для вкладчиков — физических и юридических лиц.

«Менатеп»

Одним из самых громких банкротств 2000-х стало разорение банка «Менатеп», принадлежавшего владельцам ЮКОСа. До кризиса 1998 года он входил в десятку крупнейших банков страны. Открытые источники сообщают, что общий объём обязательств «Менатепа» на момент отзыва у него лицензии в мае 1999 года составил 1,2 миллиарда рублей, что более чем в три раза превышало активы банка. В сентябре того же года банк был объявлен банкротом, хотя сама процедура банкротства растянулась на несколько лет. Окончательно исключён из книги регистраций «Менатеп» оказался лишь в 2002 году.

«Империал»

Другим крупным банкротом, который спровоцировал кризис 1998 года, стал банк, чьё название старшее поколение помнит в первую очередь по красочным телероликам из серии «Всемирная история — Банк «Империал». Как и «Менатеп», он входил в десятку крупнейших банков России, но после кризиса столкнулся с массовыми неплатежами по взятым у него кредитам (взыскать удалось только 316 миллионов из более четырёх миллиардов рублей). После нескольких лет попыток оправиться от удара в 2004 году банк признал себя банкротом.

недавние банкротства

В 2013 году прекратили своё существование сразу несколько крупных банков: банк «Пушкино», объём активов которого составлял 29,5 миллиарда рублей, банк «Первый Экспресс», который до закрытия обслуживал 62 тысячи физических лиц и Мастер-Банк, лишённый лицензии за отмывание денег, занимавший до этого 41-е место по объёму депозитов населения. Кроме того, за сомнительные операции и нарушение закона об отмывании денег, кроме Мастер-Банка, в этом году были закрыты: «Стройиндбанк», «КБЦ», «Одинбанк» и РНКО «Сулак».

вопрос законодателю

Запретом на рекламу проблемы не решить

Есть ли смысл в ограничении банковской рекламы, которая в той или иной мере влияет на выбор банка непосредственно вкладчиком? С таким вопросом мы обратились к Алексею Митрофанову, председателю Комитета Государственной Думы по информационной политике, информационным технологиям и связи, фракция «Справедливая Россия». И вот что он ответил:

- Реклама — это часть нашей жизни. Без неё невозможно, и банки тоже имеют право пользоваться этим инструментом продвижения своих услуг. Рекламу банков нельзя ограничивать. Надо сказать, что реклама Мастер-Банка была очень изобретательной — её показывали по всем каналам, она была организована очень грамотно. Мастер-Банк успешно работал и в сфере электронной торговли. Проблема не в рекламе. Иначе на каждом телеканале надо завести маленькое ФСБ, которое будет проверять каждого рекламодателя. Но это не их работа.

Вопрос заключается в следующем: 6-8 лет Мастер-Банк балансировал на грани закона, а где был банковский надзор? В Центробанке существует огромная система банковского надзора, люди ежедневно проводят мониторинг банковских операций в реальном времени. Куда они смотрели? Неужели требовалась смена руководства в Центробанке, чтобы система надзора заработала? Люди, работавшие там, не поменялись. Почему раньше они не били тревогу, не принимали меры? Вдруг увидели проблемы, прозрели в одну ночь. Должны быть найдены виновные. Считаю, что руководители службы надзора должны подать в отставку после такой истории. Через две недели вкладчикам Мастер-Банка обещают выплачивать страховые суммы по вкладам. А кушать что в эти две недели? При чём тут вкладчики? Они не отмывали денег, а просто держали свои средства в банке. …Вот поэтому я получаю деньги в кассе Государственной Думы, ни на каких банковских картах я деньги не храню.

вопрос банкиру

У каждого своя стратегия

Почему в одних банках процент по вкладам больше, чем в других? С этим вопросом мы обратились к вице-президенту Ассоциации российских банков Владимиру Киевскому.

- Очевидно, что каждый банк выбирает собственную стратегию: кто-то более рискованную, кто-то менее. Как спортсмен на дистанции. Но всё же в любых действиях, даже рискованных, логика, конечно, присутствует. И если процент по вкладам высокий, то в таком банке кредиты тоже, как правило, дорогие. Есть и объективные причины, по которым процентная ставка в банках сильно различаться не может. Выдаёт банк кредит, а в процент заложена инфляция (6-7 процентов), маржа банка (3-5 процентов) и риски, которые в потребительском секторе очень велики. А ещё есть объективные причины экономической ситуации в стране — это дорогая ресурсная база, невозможность получить фондирование от государства по ставке репо, растущая инфляция. Со всеми этими реалиями не может не считаться руководство банка. Другое дело, если банк крупный, государственный. Ему государство даёт фонды по ставке 4-5 процентов, а для остальных банков — это 8 процентов. Вот и считайте. Так что банковское кредитование в точности отражает нынешнюю непростую экономическую ситуацию в стране. 

Просмотров 411