Евроинтеграция Украины: промежуточный финал

У соседей

Страна в тупике, и оттого все метания её руководства

Многосерийное драматическое кино про соглашение, про подписание Украиной договора об ассоциации с Евросоюзом приблизился к промежуточному финишу. Впрочем, это конец только первой части.

Почти все - за

Как мы уже писали, официально за ассоциацию все, кроме Компартии Украины (КПУ). Даже после остановки процесса подготовки к подписанию соглашения в Вильнюсе, планировавшегося на 28-29 ноября, ни президент Виктор Янукович, ни премьер Николай Азаров, ни ведущие политики ни разу не подвергли сомнению евроинтеграцию как цель. Столь же недвусмысленно заявлено, что в Таможенном союзе Украины не будет.

Что же касается российского политического класса, то для него последние события, вероятно, станут временем переосмысления подходов к украинской политике. И чтобы они были максимально выверенными и результативными, прежде всего надо освободиться из плена некоторых устоявшихся оценок и как бы аксиом. Зачастую абсолютно неверных. Мифы, быть может, хороши для пропаганды, хотя в век Интернета, будучи ниспровергнуты, они способны лишь ухудшить отношение к тем, кто их внедряет. Но мифы очень плохи для принятия политических решений.

Итак, миф первый. Граждане Украины выступают за или против евроинтеграции в зависимости от национально-языковой принадлежности. Русские и русскоязычные - за Таможенный союз, украино­язычные - против.

На самом деле разделение идёт скорее по возрастному принципу. Люди молодого и среднего возраста вне зависимости от языка повседневного общения и национальности более склоняются к интеграции с ЕС. Место жительства - юго-восток или запад страны - конечно, играет роль. Играет роль тип населённого пункта (горожане - большие «проевропейцы»). Но в целом маятник общественного мнения качнулся в сторону ЕС. Потому что в Европе «хоть и не без трудностей, но спокойно, законно, сытно и порядок». А некоторые русскоязычные граждане страны вообще считают, что движение в Евросоюз - это движение к полному украино-русскому двуязычию в Украине на манер Бельгии или Финляндии (где носителей шведского языка не более 300 тысяч, или 6 процентов).

Миф второй. Украине и украинцам настало время сделать цивилизационный выбор, определиться: они с Россией или с ЕС.

На самом деле вопрос о цивилизационном выборе украинцев - это в значительной степени досужий вымысел политологов, экзальтированных культурологов и экспертов. Как минимум для 95 процентов украинцев вопрос цивилизационного выбора не стоит и они им не мучаются. О том, что они находятся на территории Европы, а предтечей государственности имеют Киевскую Русь, они знают со школьной скамьи вне зависимости от того, была ли это школа советская, или школа эпохи «незалежности». Людей сейчас волнуют куда более приземлённые вопросы. Говорить со средним украинцем на эту тему то же самое, что говорить со средним россиянином: он просто не поймёт о чём речь, его выбор сделан рождением в его стране, а дальше он может остаться или уехать.

Миф третий. Всё определяет экономика, и украинцам надо понять, что они будут процветать только при самых тесных связях с Россией.

Да, подавляющее большинство жителей Украины уверены, что с Россией надо кооперироваться, что «с Россией надо работать» и «в России можно заработать». Но современное информационное общество, огромное влияние новых массмедиа предъявляют совершенно иные, нежели раньше, требования к образу страны. Притягательность - очень большая и многоаспектная тема. Но есть моменты очень простые. До половины кино- и телепродукции, демонстрируемой в Украине, - российского производства 1990-х и 2000-х

годов - те самые чернушно-депрессивные фильмы и сериалы, от которых давно тошнит отцов и матерей семейств и вообще взыскательных российских зрителей. И это не считая телевизионных новостей (как российских, так и украинских), в которых Россия предстаёт далеко не в самом привлекательном свете. Представления о «заполонённости» России разного рода мигрантами также очень сильны и подкрепляются свежими впечатлениями как «заробитчан», так и людей, съездивших к родне, знакомым или просто погулять в Москву или Питер.

Миф четвёртый. Украина испытывает кризис государственности и самоидентификации.

На самом деле уже давно не испытывает при всём сильнейшем, но в основном пока пассивном недовольстве различными шагами государства и многими сторонами жизни, своими олигархами, чиновниками, судами и милицией. В ходе прошедших «евромайданов», часть которых была организована правящей Партией регионов, но уже в поддержку усилий власти в направлении евроинтеграции, их участники апеллировали в основном к своим правящим кругам. Тот, кто не смог выжить в современной Украине, или умер, или уехал (по разным оценкам - от двух до 3,5 миллиона за последние десять лет). А остальные, хотя и адаптировались, желают совершенно иного качества государства.

Надо отметить, что одна из надежд украинцев на евроинтеграцию связана с желанием найти внешнюю управу на свою «оборзевшую» элиту. По широко распространённому в Украине мнению, при сближении с Россией качество управления и правоохранительной системы в стране не улучшится. А российских олигархов и чиновников жители Украины любят не больше, чем своих. И к Газпрому украинцы относятся не лучше, чем к своему «Нафтогазу».

Будет ли толк от ЕС?

Впрочем, в евроинтеграционных стремлениях тех, кто их разделяет, тоже много мифологии. Восемь лет назад, в ходе майдана 2004-2005 годов, воодушевление от смены поколений во власти и надежды на новое «оранжевое» руководство Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко было ещё более массовым и сильным, чем сейчас. А что получилось «на выходе»? Не только в смысле экономического спада и роста бедности, но и в плане отношений с тем же ЕС.

Несмотря на то что Украина уже более восьми лет назад ввела безвизовый режим для граждан Евросоюза и Швейцарии, ответных шагов украинцы пока так и не дождались. Впрочем, Турция заключила соглашение об ассоциации с ЕС уже 50 лет назад, 12 сентября 1963 года, и за это время так и не дождалась ни членства в ЕС, ни безвизового въезда туда своих граждан.

Не блещут достатком народа и такие новые члены ЕС, как Румыния и Болгария. До 15 процентов населения выехало (на заработки или навсегда) в годы членства в ЕС из Литвы. Да, на стабильном подъёме Польша, но ей «простили» очень много внешних долгов, и качество внутреннего управления этой страной все последние 20-25 лет было весьма высоким наряду с беспрецедентной организационной и финансовой помощью ЕС и Германии. Уже Словакия и Венгрия (тоже соседи Украины) не демонстрируют таких успехов.

Сербия, ставшая кандидатом в члены ЕС в марте 2012 года, быстро оказалась заваленной импортом, закредитованной, с закрывающимися фермами и предприятиями страной, лишившейся около 300 тысяч рабочих мест при менее чем семимиллионном населении. Большая часть инвестиций пришла в один - банковский сектор, опять-таки для кредитования и грядущей скупки земель иностранными юридическими и физическими лицами.

Украина по масштабу своей территории, проблем, развалу инфраструктуры и недоинвестированности промышленности не идёт ни в какое сравнение с перечисленными странами. Ассоциация с ЕС быстрого исправления ситуации не сулит. Утрата хотя бы части российского рынка для украинской промышленности и сельского хозяйства в случае открытия зоны свободной торговли с ЕС, без сомнения, приведёт к огромным потерям. Без огромных финансовых вливаний экономика будет продолжать падать. Внешних источников на модернизацию хозяйства в достаточном количестве не будет. На повестке дня масштабная ревизия положения дел в стране и необходимость комплексной санации практически всех отраслей и сторон жизни. Стране экстренно требуется создавать точки роста, создавать и продвигать национальные бренды и просто выработать стратегический план развития. Но складывается впечатление, что ни власть, ни приближённые к ней олигархи, ни большая часть оппозиции к этому не готовы.

Просмотров 436