500 человек — не партия?

Неделя Федерального Собрания

Нет, считают депутаты от ЛДПР, называя цифру на порядок больше

Депутаты от ЛДПР предлагают увеличить порог численности, необходимый для регистрации политической партии, до пяти тысяч. Представители малых партий в целом недовольны предложением, призванным очистить политический пейзаж от спойлеров и партий-однодневок.

Демократия тут ни при чём

Весной 2012 года по предложению президента Государственная Дума приняла закон, понизивший минимальную численность, необходимую для регистрации партии, до пятисот человек. По идее, этот шаг должен был либерализовать избирательное законодательство: до 2010 года оно требовало иметь в партии не менее пятидесяти тысяч членов, а с 2010 года — не менее сорока тысяч. В итоге реформой оказались недовольны все: представители и парламентских, и малых партий.

«Собрать пятьсот «мёртвых» душ, зарегистрировать партию, и она будет пользоваться теми же правами, что и парламентские партии, которые насчитывают более ста тысяч, в том числе иметь столько же времени в предвыборных дебатах, — разве это не издевательство над демократией?» — считает депутат Государственной Думы от ЛДПР Алексей Диденко, один из авторов законопроекта, и тут же предлагает цифры: если поделить пятьсот человек на количество субъектов Федерации, получается от силы по шесть в каждом. По его мнению, партийная структура подобного масштаба не жизнеспособна. «Это даже меньше, чем футбольная команда!» — подчёркивает он.

С мая 2012-го по 1 июня 2013 года в России были зарегистрированы уже 71 партия и 112 организационных комитетов, имеющих своей целью создание политической партии. Почти сразу эксперты заговорили об эпидемии карликовых партий, большую часть из которых они окрестили спойлерами — подставными организациями, созданными для того, чтобы запутать избирателя на выборах.

Одними из первых от спойлеров пострадали «Коммунисты ­России» — небольшая партия, альтернативная парламентской КПРФ, но идеологически и электорально играющая на том же поле. На прошедших региональных выборах, к своему удивлению, в избирательных бюллетенях они обнаружили «КПСС» — организацию, не имеющую отношения ни к Советскому Союзу, ни к коммунистам, но в ряде регионов этот двойник набрал до трёх процентов.

«Избирателя, ищущего альтернативы, просто обманули», — убеждены коммунисты. C законопроектом они не согласны лишь по срокам и предлагают продлить переходный период, чтобы все желающие успели зарегистрировать актив и раздать недостающие партбилеты.

Путь в подполье

Депутат Илья Пономарёв, совсем недавно покинувший «Справедливую Россию» и оказавшийся без собственной партии, напротив, считает, что «все ограничения от лукавого», и видит за любыми фильтрами лишь лоббизм крупных партий, желающих усложнить жизнь потенциальным конкурентам.

Кадровые партии с большим личным составом, по его мнению, — ана­хронизм. Он убеждён, что сегодня для полноценной деятельности достаточно компактного партийного менеджмента и сторонников, которым не обязательно иметь партбилет — свою поддержку они могут выразить, проголосовав за организацию непосредственно на избирательном участке.

Регистрационными процедурами, как таковыми, недоволен и Сергей Давидис, чья «Партия 5 декабря», несмотря на предпринятые ею попытки, так и не смогла получить официальный статус. «Говорить о численности бессмысленно, пока сами бюрократические процедуры устроены таким образом, что любая описка, любая помарка может стать причиной отказа в регистрации», — уверен он. Кроме того, чтобы собрать необходимое число сторонников, организации необходимо с первых шагов иметь статус политического субъекта, а для этого она должна быть официально зарегистрирована. «Новый закон, если он будет принят, только усложнит реализацию прав граж­дан на создание объединений для участия в политике», — подчёркивает Сергей Давидис.

Из всех партий, к ноябрю этого года зарегистрированных Минюстом, шестьдесят девять — «птенцы» прошлогодней реформы, среди них есть и такие экзотические, как Партия Социальных Сетей, Казачья партия Российской Федерации, Политическая партия «Против всех». Как минимум 15 наименований из этого списка, в чём около года назад признался средствам массовой информации председатель исполкома Демократической партии России Вячеслав Смирнов, были зарегистрированы при помощи одного и того же юридического лица, так называемого «Центра Андрея Богданова», в том числе и пресловутая КПСС («Коммунистическая партия социальной справедливости»). В то же время незарегистрированным остался целый ряд партий, не сумевших пре­одолеть административный барьер.

Павел Рассудов, председатель Пиратской партии России (это общественное объединение борется против копирайта и преследования граждан за некоммерческий обмен информацией в Интернете), рассказывает, что изначально он видел необходимость в регистрации, но со временем с коллегами принял решение не тратить на неё силы.

«Официальный статус даёт возможность участвовать в выборах. Но сейчас мы столкнулись с тем, что не можем зарегистрировать ни наших одномандатников, ни саму партию. Существующий закон и то, как он исполняется Мин­юстом, губит политическую жизнь России», — считает Павел Рассудов и подчёркивает, что действующее законодательство выдавливает оппозиционеров в подполье. Представители других малых партий согласны с ним: делая невозможной легальную регистрацию, закон обрекает оппозиционеров на дальнейшую радикализацию, революционную риторику и поиск «уличных» альтернатив парламентской политике.

мнения

Андрей Клишас

председатель Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества:

- Не стоит торопиться с введением новых норм, сперва нужно разобраться, насколько была успешна практика применения старого закона, а для этого должно пройти минимум один-два избирательных цикла. Из вновь зарегистрированных партий ещё мало кто успел поучаствовать в выборах, так что, считаю, не нужно устраивать суету. Зачем менять закон, который сам был только недавно принят? Я понимаю обеспокоенность депутатов тем, что их размывают небольшие партии, но пока проб­лему спойлеров я считаю выдуманной. Дело в том, что большие парламентские партии сегодня не выражают в полном объёме политические интересы избирателей, с чем связано, например, введение графы «против всех», предложенное Советом Федерации.

Анатолий Локоть

член Комитета Государственной Думы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления, заместитель руководителя фракции КПРФ:

- В своё время мы сами вносили подобный проект, но он был отвергнут. Пятьсот человек — это слишком низкий порог, как с ним мы подойдём к выборам в Думу, которые будут проходить по смешанной системе? Опыт выборов, прошедших в сентябре этого года, доказал, что ряд партий созданы и зарегистрированы только для того, чтобы оттягивать голоса, дробить электорат. Для того чтобы быть представленным в большой политике, нужно самому быть большим. Чьи интересы может выражать федеральная структура в 500 человек? Для того чтобы набрать численность, будущая партия может сперва зарегистрироваться как общественная организация, тут первичен не статус, а идея, то есть система взглядов, которую защищает будущая партия.

Читайте нас в Viber
Просмотров 694