Пленарное заседание Госдумы

01:22Одиноких родителей хотят освободить от сверхурочной работы

01:12В России могут изменить условия для выплаты пособий по безработице детям-сиротам

00:37Полисы ОМС предлагают перевести в цифру

«Сколково» нулевого цикла

Кремнистая долина

Не успев реально начать работать, проект вызывает претензии

По результатам проверки, в связи с выявленными нарушениями Генеральная прокуратура Российской Федерации предъявила ряд претензий к фонду «Сколково», главной из которых стало бесконтрольное расходование средств. Немногим ранее Правительство внесло в Думу проект, который должен был на два года отложить переезд на территорию комплекса компаний-резидентов, к строительству офисов для которых фонд, основанный ещё в 2010-м, только приступил.

Инкубатор для инноваций

Среди прочих претензий: неэффективное вложение временно свободных средств, отпущенных на создание центра, выплата завышенных гонораров экспертам и субподрядчикам, недостаточный контроль за использованием грантов.

Сегодня весь комплекс «Сколково» - это два корпуса одноимённой бизнес-школы и футуристический Гиперкуб - стеклянный офисный центр, окружённый незатихающей стройкой. Котлованы и горы рыжей глины - это будущий технопарк, тут расположатся передовые лаборатории, университет на полторы тысячи студентов, офисные и жилые корпуса для 30 тысяч инноваторов с семьями.

Суть проекта: создать многофункцио­нальную площадку, которая обеспечит молодым разработчикам доступ к необходимой инфраструктуре - научным лабораториям, исследовательским центрам, специальным подразделениям по продвижению и финансированию нового продукта, тут же будут размещены бизнес-площадки для сотрудничества с партнёрами. Кроме того, предполагаются налоговые вычеты, гранты и преференции, минимальные издержки при максимальной эффективности.

Бумажный тигр

Для того чтобы попасть в этот рай, требуется всего лишь создать компанию, придумать продукт, подать заявку, которая после рассмотрения специальной комиссии и утверждения позволит предприятию стать «резидентом» и получить грант на реализацию проекта. За три года, пока «Сколково» существует, таких компаний набралось уже около тысячи.

«На сегодняшний день региональных компаний у нас почти половина. Причём они не обязательно переезжают сюда полностью. Компания переводит лишь свои инновационные подразделения, связанные с разработкой продукта, в то время как производство остаётся на месте. Зачем она это делает? Просто найти в одном регионе все компоненты, которые мы собираем вместе, практически невозможно», - объясняет вице-президент фонда «Сколково» Олег Сютин.

Наукоград без науки?

Большинство запланированных объектов в «Сколково», кроме знаменитого куба и недостроенной пирамиды, расположенной прямо напротив него, пока существуют лишь на бумаге. Первые резиденты располагаются в здании бизнес-школы, это в нескольких километрах от будущего «иннограда». Впрочем, сюда уже приглашают именитых гостей. В тот же день, когда прокуратура обнародовала результаты своих проверок, посмотреть на инновационный городок приехал президент Эквадора Рафаэль Корреа, чья небогатая страна тоже собирается строить инновационный центр по примеру нашего, причём по площади он будет в несколько раз больше. Уже подписано соглашение о сотрудничестве.

Насколько возможны, инновации в отдельно взятом посёлке, - а критики фонда считают, что суммы, выделенные на его строительство, стоило бы потратить на академические институты и образование по всей стране, - сложный вопрос. «Сколково не занимается фундаментальной наукой, у нас нет такой повестки дня, - подчёркивают сотрудники фонда. - С другой стороны, разработки многих компаний, которые приходят к нам, базируются на тех проектах, идеях, которые были придуманы в рамках традиционных исследовательских институтов. По нашим подсчётам, их около половины. Но «Сколково» - это следующая фаза, которая связана больше с внедрением изобретений. Мы превращаем знания в деньги».

Работа над ошибками

Олег Сютин настаивает, что пустынный пейзаж вокруг - ещё не показатель неэффективности, перенос сроков связан с медлительностью самих компаний, не спешащих с переездами, а здания-котлованы будут завершены в течение следующего года.

«Инфраструктура, - говорит Олег Сютин, - будет вводиться последовательно, а что до результатов, то у нас около сорока компаний, которые уже приносят прибыль, и многие из них за два года успели выйти на международный уровень. Просто большинство из них не производит товары народного потребления, поэтому их продукцию нельзя увидеть на прилавке в супермаркете. Мы занимаемся компаниями, которые работают в области высоких технологий и ограничены теми пятью кластерами, которые прописаны в рамках федерального закона о «Сколково»: информационные технологии, энергоэффективность, биомедицина, космос и ядерные технологии. Стартаперы, участвующие в проекте, разрабатывают в первую очередь индустриальные технологии. Их заказчиками являются, например, крупные нефтяные компании, крупные западные корпорации», - объясняет он.

По подсчётам прокуратуры, в целом за период с 2010 по 2012 год фонд заключил более 200 договоров на консультационные услуги общей стоимостью около 600 миллионов рублей. Следователи считают, что многие из этих контрактов были заключены по завышенной стоимости и оценивают общий ущерб в 400 миллионов. Так, на производство видеороликов, чья рыночная цена по мнению прокуратуры составляет не более 5 миллионов рублей, фонд потратил 54 миллиона. Кроме того, прокуратура обвинила фонд в отсутствии должного контроля за расходованием средств, выделяемых компаниям по грантовой системе.

Фонд уже пообещал «устранить недостатки», что же до грантов, то его сотрудники уверяют, что каждый из таких проектов проходит детальную экспертизу, но предсказать эффективность отдельно взятого проекта порой слишком сложно. В то же время официальный текст, опубликованный на сайте фонда, не содержит ответа на обвинения в сомнительном распределении других грантов, в получении которых, по мнению прокуратуры, могли быть лично заинтересованы члены грантового комитета, в том числе президент фонда Виктор Вексельберг, как лица, аффилированные с компаниями, получавшими деньги.

Повод задуматься

«Идея «Сколково» с первого дня вызывала противоречивые оценки со всех сторон. Политики, журналисты, научное сообщество задавались одними и теми же вопросами: что это такое и зачем это надо? Ничего удивительного в «сколковских» новостях из Генпрокуратуры нет», - считает депутат Государственной Думы и член Центрального штаба ОНФ Михаил Старшинов. Он напоминает, что, помимо завышенных гонораров и сомнительных грантов, прокуратура уличила «Сколково» в выводе 2,1 миллиарда рублей с целью извлечения дохода от размещения их на депозитных счетах. Кроме того, так как стройка и развитие фонда финансировались по опережающему принципу, временно свободные денежные средства, полученные из федерального бюджета в размере более 22 миллиардов рублей, направлялись фондом на приобретение векселей по процентной ставке значительно ниже ставки рефинансирования Центрального банка, а также размещались на депозитах под низкие процентные ставки в интересах коммерческого банка.

«Почти половину бюджетных средств, предназначенных на доброе и светлое, разместили на каких-то непонятных счетах наперекор заявленной уставной деятельности. Скорее всего, тема «Сколково» будет поднята на заседании президентского Совета по противодействию коррупции. Но каждый подобный сюжет - лишний повод задуматься и о качестве принимаемых решений, и об уровне тех, кому доверено их исполнять. Как профессиональном, так и человеческом», - резюмирует Михаил Старшинов.

Читайте нас в Telegram
Просмотров 549