Ломать памятники становится дорого

Закон и практика

Раньше дешевле было уничтожать национальное архитектурное достояние и возводить новодел. После вступления в силу нового закона — выгоднее реставрировать и сохранять

Стократные штрафы

Полтора месяца назад президент подписал закон об усилении ответственности за разрушение объектов культурного наследия. В августе соответствующие поправки в Кодекс об административных правонарушениях вступят в силу. Как надеются законодатели, с этого момента в России уничтожать памятники прекратят.

Ветер перемен в КоАП задул из Петербурга: пожалуй, этот город больше всего страдает от разрушительной деятельности бизнесменов. Весь центр Северной столицы объявлен ­ЮНЕСКО объектом Всемирного наследия. По идее, там запрещены любое строительство и снос. Но на деле ситуация совсем иная. Терпение и у горожан, и у властей лопнуло 26 августа прошлого года, когда в выходной день компания-инвестор сровняла с землёй старинный дом Рогова на Загородном проспекте. Причём пробелы в законодательстве позволили виновным уйти от ответственности: они даже не заплатили ни копейки штрафа! Всё, что их обязали сделать, - это восстановить здание в прежнем виде. А им только это и было нужно, ведь построить заново намного дешевле, чем реставрировать. В итоге — экономия по проекту в десятки миллионов рублей.

После этой истории спикер Совета Федерации Валентина Матвиенко разработала проект закона об усилении ответственности за уничтожение памятников архитектуры.

- Мы каждый год теряем памятники культуры, и такую практику пора прекращать, - заявила Валентина Матвиенко.

И призналась, что власти Северной столицы уже не один раз выходили на федеральный уровень с подобными инициативами — это было ещё в пору её губернаторства в Петербурге. Вот только принять закон удалось лишь сейчас.

Один из участников разработки документа, депутат петербургского Законодательного собрания Алексей Ковалёв тоже разоткровенничался: мол, представители строительного бизнеса пытались пролоббировать свои интересы. Например, просили снизить штрафы за нарушение охранного законодательства в десятки раз — с 20 миллионов до 500 тысяч рублей. Но этот номер у них не прошёл.

До сих пор за снос старинного дома, являющегося федеральным памятником, бизнес-структура платила каких-то 50 тысяч рублей. При колоссальных прибылях, которые сулит проект строительства нового здания, это смешная сумма. Многие инвесторы воспринимали её как обычную плату за право делать что угодно. И то лишь в том случае, если власти успеют подать иск в суд: срок давности по подобным правонарушениям — два месяца. Но новый закон не только увеличил штрафы в сто раз, но и продлил срок давности до года.

Впрочем, защитники архитектурного наследия пока не расслабляются. Наоборот, они мобилизовали все силы: есть серьёзные опасения, что за время, оставшееся до вступления в силу поправок в КоАП, строители активизируются и постараются поскорее расчистить приглянувшиеся им участки на месте исторических построек, чтобы успеть попасть под старые штрафы.

Защиты мало

Впрочем, защитить старое здание от сноса — это полдела. Его ещё надо сохранить. А денег на всё, разумеется, не хватает. Многие регионы пытались продавать и сдавать в аренду памятники архитектуры, да вот беда — очередь за ними не стоит. Наоборот, все открещиваются как могут.

Причина проста: слишком много обременений. Во-первых, новый хозяин здания обязан его сохранять, а это дорого. Во-вторых, все работы по реставрации он должен согласовывать с Минкультуры или местными органами охраны памятников, а это процедура небыстрая. В-третьих, нельзя менять режим использования памятника и перестраивать его. То есть бизнес-центр или отель из дворца не сделаешь. Одним словом — море мороки и затрат. Извлечь из объекта прибыль оказывается практически невозможным делом.

И тогда в разных уголках России стали искать свой путь. Московские власти, к примеру, в прошлом году придумали сдавать пустующие полуразрушенные архитектурные жемчужины в аренду на 49 лет. За первые пять лет инвестор обязан отреставрировать полученное здание. При этом стоимость аренды устанавливается аукционом. Например, двухэтажная усадьба Морозовых на Николоямской улице будет приносить городу почти 14 миллионов рублей в год, соседний дом Баулина — 16 миллионов, а усадьба в Подсосенском переулке — 20 миллионов. Зато когда здания будут как новенькие, ставка аренды упадёт до одного рубля за квадратный метр.

Логика московских чиновников понятна: бизнесмены постараются не тянуть с реставрацией, ведь пока работы идут, они платят много, когда всё станет готово — затраты окажутся чисто символическими. При этом использовать здания они смогут по своему усмотрению. Единственное условие — их нельзя превращать в жильё. И так как это всё же памятники архитектуры федерального значения, в них должны пускать людей хотя бы несколько раз в год, чтобы все желающие могли полюбоваться на восстановленные красоты. Поэтому большинство инвесторов планируют разместить в полученных домах офисы.

Уже прошло несколько аукционов, на многих объектах вовсю идут реставрационные работы. Правда, не обошлось без подводных камней: стоимость восстановления архитектурных красот оказалась в несколько раз выше, чем планировалось. Где-то обнаружились уникальные конструкции, о которых прежде не имели представления. Например, в усадьбе в Подсосенском переулке реставраторы нашли старинные сводчатые подвалы. По ним пришлось составлять отдельную документацию, проходить согласования, а это — время и деньги. А где-то причины удорожания оказались чисто административными: выяснилось, что не готова документация по межеванию участков, не урегулированы отношения с прежними арендаторами. И тем не менее желающих вложиться в реставрацию, чтобы в перспективе неплохо заработать на зданиях в центре Москвы, предостаточно. Осталось только дождаться, когда закончатся работы хотя бы на одном объекте.

Меценатство ещё в чести

В Петербурге пошли иным путём. Там решили вспомнить о меценатстве. Власти города сделали что-то вроде «магазина подарков», в котором выставили архитектурные объекты, требующие немедленной реставрации. И любая компания могла её оплатить. Просто так, ничего не получая взамен, кроме «спасибо».

На удивление, меценаты нашлись. Благодаря им восстановлены Петровские ворота Петропавловской крепости, сфинксы на Египетском мосту и грифоны на Банковском, старинные фонари в Соляном переулке, скульптура на фронтоне Конногвардейского манежа, скульптуры «Помона» и «Вертумн» в Петергофе.

С помощью спонсорских, инвестиционных и меценатских программ Петербург спас здания Адмиралтейства, Михайловского театра, особняки Шереметева и Мясникова, дом Зингера, более известный как Дом книги, дом Корсаковых, в котором размещается театр Ленсовета, Нахимовское училище, усадьбу Ланских.

Впрочем, и бюджетные деньги на реставрацию тоже тратились немалые. Доходы города, особенно в «золотые» докризисные годы, позволяли думать не только о пропитании, но и о вечном. Тем более что в 2008 году Петербургу удалось возвратить право тратить городские деньги на реставрацию памятников федерального значения.

Результаты не заставили себя ждать. Уникальные работы прошли в Главном штабе, который приспособили под экспозицию Эрмитажа, в Крюковских Морских казармах, куда переехал Центральный военно-морской музей, во дворце великого князя Алексея Александровича на Мойке, 122, который удалось освободить от арендаторов, не заботившихся о здании, - там открыли Дом музыки. Восстановили и уникальный Каменноостровский театр, где открылась вторая сцена БДТ имени Г.А. Товстоногова.

Мнение эксперта

Вера Дементьева

директор Государственного музея-заповедника «Павловск», бывший председатель петербургского Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры:

«Ужесточение ответственности за разрушение памятников — правильный и, пожалуй, самый решительный шаг федерального законодателя, предпринятый для защиты культурного наследия за последнее пятилетие. Данный шаг не декларативен — и не только потому, что значительно увеличены штрафные санкции. По-настоящему действенной является принятая норма об административной ответственности должностных лиц за достоверность сведений, вносимых в Единый государственный реестр объектов культурного наследия. Несовершенство учётной документации — до сих пор слабое место в области охраны памятников. Не секрет, что в Единый реестр ещё не включено множество объектов, эта работа началась только несколько лет назад. До сих пор существовали отдельные списки памятников федерального и регионального значения. Многие памятники ещё не описаны полностью, не определены составляющие их предметы охраны - будь то конструктивные части здания или элементы декора. Ведь речь идёт о наказании не только за разрушение целого здания, но и за повреждение его отдельных ценных элементов, а как быть, если они ещё не внесены в реестр? Принятая норма и призвана способствовать ускорению его формирования. Эта процедура трудоёмкая и затратная, в ней задействованы как органы охраны памятников, так и экспертное сообщество, так что ответственность будет действительно всеобщая». 

Просмотров 379

27.06.2013 17:40