Благотворительность бизнеса: между властью и обществом

Социум

16.05.2013 20:52

В России возник очередной всплеск общественного интереса к крупному бизнесу в связи с принятием закона о запрете для государственных служащих, депутатов и кандидатов в депутаты на наличие зарубежных счетов, акций и финансовых инструментов.

За последние два десятилетия наши чиновники вывели из страны на приобретение иностранных активов слишком много денег, и это лишний раз подтверждает, что инвестиционный климат в России пока что оставляет желать лучшего. Чиновники попытались диверсифицировать свои вложения и создать страховочные площадки, но в конечном итоге информации об этом накопилось столько, что теперь проверить финансовую чистоплотность госслужащего или будущего депутата не составит большого труда.

Несмотря на благие намерения ограничить аппетиты российских чиновников, рядовые граждане восприняли эту кампанию с определённой долей скепсиса. Дело в том, что из итоговой версии закона исчез запрет на владение зарубежной недвижимостью - и это неудивительно. В ситуации, когда ею официально владеют ответственные чиновники федерального и регионального уровня, сохранение такого запрета могло привести к их массовому увольнению, а заменить этих людей очень сложно.

В результате в законе оставили только счета, акции, финансовые деревативы, и с содержательной точки зрения всё это крайне спорно. К примеру, российский Резервный фонд инвестирует свои средства в зарубежные активы - ценные бумаги и валюты США, ЕС, Великобритании, Японии, Австралии, и правительство не видит в этом ничего предосудительного. Точно так же ведут себя и резервные фонды других государств, даже ещё более рискованно - инвестируя в акции и недвижимость. По всему миру свободно ходят деньги физических лиц. Россияне не исключение. И почему чиновникам и депутатам нельзя того же?

Вскоре после начала кампании по борьбе с зарубежными активами чиновников несколько крупных предпринимателей (В. Малкин, Н. Ольшанский) сложили депутатские полномочия. Возможно, произошло это для того, чтобы не привлекать лишнего внимания общественности. Тем не менее общей тенденцией эта кампания пока не стала: Тульскую область продолжает возглавлять бывший совладелец «Седьмого континента» С. Груздев. Главой Думы Чукотского автономного округа по-прежнему является уважаемый бизнесмен Роман Абрамович. Владелец Магнитогорского металлургического комбината В. Рашников до сих пор входит в состав депутатского корпуса Законодательного собрания Челябинской области.

В общем, фактически окончательного и бесповоротного пересмотра политики пока не произошло.

Принятие закона о запрете на владение акциями иностранных компаний привело к изменению системы управления активами. В этой связи интересным оказался пример С. Керимова, который решил передать права на свои предприятия благотворительному фонду. С. Керимов давно известен как щедрый меценат. Он вложил огромные деньги в проект махачкалинского футбольного клуба «Анжи»: в покупку игроков и строительство суперсовременного стадиона (аналогичные по масштабам вложения лишь у совладельца ЛУКОЙЛа Л. Федуна, инвестировавшего в московский «Спартак», но там речь шла о поддержке уже известного клуба, а не о создании нового бренда фактически с нуля). С. Керимов к тому же основал реабилитационный центр для детей, больных ДЦП, у себя на родине, вложил средства в строительство Зареченского центра среднего образования в Москве, тратил деньги на различные социальные проекты. В принципе С. Керимов мог уйти из Совета Федерации, последовав примеру упомянутых коллег. Однако своим последним шагом он обозначил дальнейшее направление своей карьеры: она, судя по всему, будет развиваться в политической и общественной сфере.

После передачи активов в фонд С. Керимов становится одним из крупнейших в России благотворителей - ранее в таком качестве был известен основной владелец «Норильского никеля» В. Потанин, объявивший о присоединении к движению миллиардеров Giving Pledge, которые обязываются потратить не менее половины состояния на благотворительность. В мире это движение, начатое одними из богатейших людей мира, основателем Microsoft Б. Гейтсом и финансовым инвестором У. Баффеттом, получило широкую поддержку - о присоединении к нему объявили кинорежиссёр и бизнесмен Д. Лукас, мэр Нью-Йорка и владелец Bloomberg М. Блумберг, основатель компании CNN Т. Тернер, филантроп Д. Рокфеллер, глава Oracle Л. Эллисон, гостиничный магнат Б. Хилтон. Впрочем, в мире есть люди, добровольно расставшиеся чуть ли не со всем своим состоянием. К примеру, ирландец Ч. Фини, создатель Duty Free Shoppers, раздал 6,2 миллиарда долларов из чуть более семи миллиардов долларов состояния в образование, науку, здравоохранение, защиту гражданских прав и содержание домов престарелых в США, Австралии, Вьетнаме, Южной Африке, Ирландии… Хозяин инвестиционной компании American Century Investments Д. Стоуерс раздал более двух миллиардов долларов (сейчас его состояние оценивается не более чем в 100 миллионов долларов), в основном в Институт медицинских исследований в Канзас-Сити. Некоторые крупные бизнесмены, например богатейший человек мира мексиканец К. Слим, ранее отрицавшие благотворительность, впоследствии стали крупными донорами благотворительных проектов.

С лёгкой руки некоторых публицистов вроде Ю. Латыниной принято считать, что российские предприниматели инвестируют только в престижное потребление и футбольные клубы за рубежом. Однако это не так даже в спорте. К примеру, миллиардер А. Филатов, совладелец компании «Н-Транс», является сейчас одним из крупнейших спонсоров шахмат. Он обеспечил призовой фонд матча за звание чемпиона мира между В. Анандом и Б. Гельфандом.

Совладелец «Металлоинвеста» А. Усманов поддерживает фехтование (наряду с помощью тяжелобольным детям и сиротам, спонсорством ГМИИ имени А.С. Пушкина, финансированием премии имени Д.Д. Шостаковича и др.). Предприниматели братья Мошковичи (один из них, Вадим, кстати, тоже член Совета Федерации, несмотря на слухи о его уходе) спонсируют благотворительный фонд «Жизнь как чудо» (помощь детям с тяжёлыми заболеваниями печени и почек), а создатель Yota С. Адоньев - фонд «Острова», помогающий детям, больным муковисцидозом. Основатель «ВымпелКома» Д. Зимин через фонд «Династия» раздаёт гранты на научные исследования и издание научной литературы. Похожая сфера у «Благотворительного фонда В. Потанина». «Форум Доноров» (ассоциация российских благотворительных организаций) подсчитал, что в год на благотворительность тратится около одного миллиарда долларов.

Опрос среди менеджеров и собственников частных предприятий лабораторией конъюнктурных опросов ИЭП имени Е.Т. Гайдара под руководством С. Цухло в 2011 году показал, что 38 процентов из них лично регулярно участвуют в благотворительности, а если говорить об их предприятии, то цифра ещё выше: 59 процентов опрошенных знают, что их предприятие участвовало в благотворительности. Причём мотивы у них подчас довольно лирические. 69 процентов из них вообще считают, что бизнес должен быть социально ответственным, и лишь 17 процентов говорят о том, что это целесообразно лишь для того, чтобы избегать проблем с властями, а 26 процентов дают ответы, смысл которых сводится к тому, что бизнес и так много даёт обществу в виде налогов, рабочих мест, товаров и услуг, чтобы ещё обременять себя благотворительностью.

Практически нет сомнения, что благотворительные инициативы в России будут нарастать. К тому же отечественные традиции меценатства не менее глубокие и яркие, чем на Западе. Достаточно вспомнить такие фамилии, как Третьяковы, Морозовы и Мамонтовы. Последний пример с С. Керимовым показывает, что наши предприниматели хорошо понимают общественный запрос и готовы на него откликнуться. И этот запрос заключается не только в том, что бизнесмены должны «делиться» в рамках поддержки благотворительных проектов, но и в том, что предпринимателям, находящимся во власти, следует сделать выбор: либо предпочесть бизнес и уйти из власти, либо оставить прежнее поприще и, как принято говорить в таких случаях, посвятить себя службе государству.

Читайте нас в Дзен
Просмотров 725