Великий консерватор

Папа уходит, его наследие — с нами

Весть об отставке со своего поста Папы Римского Бенедикта XVI на восьмом году его пожизненных полномочий и восемьдесят шестом году жизни, и предстоящее до католической Пасхи избрание его преемника находятся в центре внимания мировых СМИ.

Главная интрига для светских комментаторов — какой континент, расу и национальность представит на римском посту новый Папа. Для людей воцерковлённых куда важнее тот импульс, который будет исходить со старейшей в мире епископской кафедры в течение следующего понтификата, как будут развиваться взаимоотношения христианских конфессий.

Уходящий со своего поста Папа не был замечен в колебаниях в вопросах Веры и христианской жизни, движимый так называемым «общественным мнением» и не боялся быть консерватором и традиционалистом. Он полагает, что Церковь не является земной институцией и не нуждается в коррекции принципов вероучения и мировоззрения, заповеданных Иисусом Христом. «Жизнь в своей совокупности является взаимоотношениями с Тем, Кто есть источник жизни», и кроме этого никакой настоящей жизни не существует. Поэтому совершенно естественным является его неприятие рассуждений об «относительности» морали (релятивизм), в частности, попытки назвать «браком» то, что им по определению не может являться и прочие модернистские эксперименты, лежащие далеко от цели спасения человеческих душ.

Тяжким бременем для Католической церкви в последние годы стала череда так называемых «педофильских скандалов» с участием католических священников, которые достаточно организованно раздувались до презумпции «системных пороков» церковной организации. Эти скандалы Папа старался не раздувать, считая частными случаями индивидуального греха, вообще свойственного человеческой природе со времён Адама и Евы. Столь же проблемной для конфессии остаётся утраты паствы в традиционно католических странах Западной и Центральной Европы, дискуссии целесообразности сохранения безбрачия священства и о взаимоотношениях с становящимися всё более секулярными государствами, как институтом. Весь этот груз остаётся в «наследство» преемнику.

Но куда важнее для нынешнего и будущего поколений выдающееся богословское наследие Бенедикта XVI, которое будет долго иметь значение не только для католиков, но и для христиан вообще. Три всеобъемлющих энциклики и четыре больших книги, не считая десятков «малых трудов» демонстрируют открытый энциклопедический ум, глубину и христианское здравомыслие этого человека, его верность Новому Завету и любовь к людям.

В последней своей энциклике Spe Salvi (Спасённые надеждой) он изложил своё понимание роли Человека в сотворённом Богом мире так: «Наши действия небезразличны для Бога, а следовательно — небезразличны для хода истории. Мы можем открывать самих себя и мир, чтобы в него входил Бог: Бог истины, любви, блага. Именно это делали святые, которые как «соработники Бога» содействовали спасению мира. Мы можем освобождать нашу жизнь и мир от отравлений и загрязнений, разрушающих настоящее и будущее… Это сохраняет смысл, даже если внешне мы не достигаем успеха или кажемся бессильными перед лицом подавляющих враждебных сил. Так, с одной стороны, наши действия порождают надежду для нас и для других; но, одновременно, и великая надежда на обетования Божии в светлые и мрачные минуты жизни дает нам мужество и направляет наши действия».

Просмотров 425