Пятилетки ещё поработают на Россию

Наша тема | новый госплан

Социально-экономическое развитие страны не может быть спонтанным

Предстоит второе чтение основополагающего законопроекта «О государственном стратегическом планировании». Страна устала смотреть на то, как «рынок всё регулирует». Нам ничего не надо придумывать заново, поскольку наш приоритет в сфере стратегического планирования неоспорим. Это по нашему примеру начиная с 30-х годов ХХ века в странах Запада наряду с рыночными методами хозяйствования стали применять разные элементы планово-организующего и социально направляющего воздействия на экономические процессы.

Плюс электрификация

Уже в декабре 1917 года был образован Высший совет народного хозяйства. Однако в условиях тяжелейшей Гражданской войны говорить о долгосрочном планировании не приходилось, поэтому можно считать, что первым в мире реальным научным перспективным комплексным планом реорганизации и развития экономики стал план ГОЭЛРО, представленный на Всероссийском съезде Советов в декабре 1920 года. Этот план, рассчитанный на 10-15 лет, действительно содержал широкую практическую программу технической реконструкции всей экономики страны на базе её электрификации, что признавал даже Чубайс.

Основные задачи первой пятилетки, рассчитанные на 1929-1933 годы, были выполнены за четыре года. Авторитетный американский журнал либерального направления The Nation так отзывался в конце 1932 года о происходившем в Советском Союзе: «Четыре года пятилетнего плана принесли с собой поистине замечательные достижения. Лицо страны меняется буквально до неузнаваемости… Россия быстро переходит от века дерева к веку железа, стали, бетона и моторов».

Результаты первой пятилетки разительно отличались от того, что происходило в то же самое время на Западе. Современники признавались, что кризис конца 20-30-х годов (в США его называли Великой депрессией) поставил мир капитала на грань революции. «Крах наступил в октябре 1929 года», - это историческое признание принадлежит не кому-нибудь, а самому президенту США Франклину Рузвельту. Именно в тот «черный октябрь» начали один за другим «сыпаться» американские банки, становились банкротами крупнейшие промышленные корпорации. Кризис стремительно развивался и в Европе, и оба они друг друга подхлёстывали.

Капитализм тогда спасло лишь казавшееся абсолютно невероятным для всей его прежней практики широчайшее внедрение методов государственного регулирования экономики, а также планирования и прогнозирования. В администрации президента Рузвельта не скрывали, что в своей политике по спасению капитализма, получившей название «Новый курс», они использовали опыт главного идеологического противника - Советского Союза.

Выстояли и восстановились

В СССР между тем начиналась реализация второго пятилетнего плана(1933-1937 годы), в ходе которого было введено в действие четыре с половиной тысячи крупных промышленных предприятий. Достаточно напомнить названия только нескольких из них: Челябинский тракторный завод, Криворожский и Новолипецкий металлургические заводы, заводы «Запорожсталь» и «Азовсталь». Именно в этот период, в 1935 году, заработала и первая линия Московского метрополитена.На уже созданной индустриальной базе страна наращивала свою экономическую мощь. В самый канун войны, за первые три с лишним года осуществления третьего пятилетнего плана (рассчитанного на 1938-1942 годы), валовая продукция промышленности увеличилась на 45 процентов, в том числе машиностроения - более чем на 70 процентов. Именно тогда, в 1940 году, Советский Союз вышел на второе (после США) место в мире и первое в Европе по объёмам промышленного производства и нацио­нального дохода.

Новая эра эффективного развития

До начала войны успели запустить 3000 новых предприятий, в том числе на Востоке. «Страна не готовилась к войне», - любят повторять сегодняшние витии. Да если бы не создание ударными темпами второй металлургической и машиностроительной базы страны на Востоке, разве оправились бы мы после тяжелейших поражений первых полутора лет войны? И где тогда оказались бы мы все, включая самих обвинителей?Конечно, в последующие десятилетия развития СССР в планировании стали допускаться перекосы. К примеру, разработку стратегических задач на перспективу стали, к сожалению, часто подменять директивным планированием с самого верха выпуска ну совсем уж не стратегических мелочей - вплоть до иголок, булавок или пуговиц. Такое, разумеется, нельзя отнести к достижениям советского планирования в целом и пятилетнего - в частности. Однако ясно и другое: сводить к подобным перекосам весь великий опыт пятилеток недопустимо.

Жизнь вновь и вновь доказывает, что рынок сам по себе, без направляющей руки государства (включая государственные инвестиции) ничего в постоянно усложняющейся жизни не отрегулирует. Поэтому использование советского опыта пятилетнего планирования, конечно с учётом новых реалий рыночной экономики, становится для сегодняшней России просто-напросто императивом её выживания в роли великой державы.

«Как достичь экономического роста не менее пяти процентов в год?» - спросил премьер-министр Дмитрий Медведев в ходе расширенного заседания Правительства с участием глав субъектов Федерации - членов президиума Госсовета, которое провёл в последний день января президент Владимир Путин. И сам же ответил: «Нам нужна, если использовать прежнее определение, пятилетка эффективного развития». И она действительно очень нужна - только хорошо подготовленная, с чётким определением ролей и соподчинённости государственных институтов, с разработанной системой налогового и иного стимулирования предпринимателей и персональной ответственностью не только за федеральный проект, но и за каждый конкретный объект в рамках такого проекта.

компетентно

План и рынок — вещи вполне совместимые

О том, что такое государственное стратегическое планирование, «Парламентской газете» рассказал член Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, в прошлом Председатель Совета Министров СССР Николай Рыжков:

«Будучи первым заместителем Председателя Госплана Советского Союза, я как раз занимался вопросами краткосрочного, годового, пятилетнего и более перспективного планирования. И на протяжении последних двадцати лет не уставая говорил, что рано или поздно мы должны вернуться к этой системе. Не может жить страна по принципу «рынок всё отрегулирует сам». Идея эта была заимствована у американских учёных, хотя было ясно, что, идя таким путём, мы окажемся в тупике. Я не идеализирую плановую систему Советского Союза, в ней было много хорошего, но и много того, что не стоило брать с собой. Допустим, детальное планирование, которое тогда имело место, сегодня не нужно, потому что рыночные отношения имеют совсем другую материю.

Вообще-то, планированием занимается весь мир. Да, рыночные отношения существуют, они помогают создавать конкуренцию. Но направленность развития всё-таки определяет государство. Возьмите, например, большие компании. Что, «Боинг» без плана живёт? Ничего подобного - он имеет его на годы вперёд, знает, какой самолёт надо делать, скажем, через пять или десять лет. А «Дженерал Моторс» и другие крупнейшие компании? Абсолютно все имеют планы своего развития и деятельности на будущее. Это происходит в Японии, Франции, в тех же США, других странах. Без планового начала не могут жить ни крупные компании, ни государство в целом.

Из принципиальных моментов я бы выделил два. Во-первых, прогнозирование на будущее предлагается делать на период от трёх лет. Например, среднесрочный прогноз социально-экономического развития страны ограничен временным отрезком от трёх до шести лет. Понятно, почему появилась такая цифра - у нас сейчас федеральный бюджет верстается именно на три года. Думаю, что и период в шесть лет поставлен не случайно - это срок полномочий избранного президента. Я бы не делал этого при всём уважении к главе государства. Лучше вспомним собственный опыт - у нас были и трёхлетки, и восьмилетки, но, в конце концов, пришли к оптимальной периодичности - пять лет. На этот срок составляли детальный план развития страны, политическая жизнь также отмерялась этим сроком - съезды партии, утверждение главы Правительства и так далее. И сейчас время пребывания главы субъекта Федерации на своём посту до проведения очередных выборов ограничено пятью годами. Поэтому, на мой взгляд, за основу надо взять именно пятилетку.

Во-вторых, при наличии в сегодняшней России 83 субъектов Федерации в контексте государственного стратегического планирования следует особое внимание уделить планам развития регионов. Я не думаю, что государственный стратегический план сможет быть настолько всеобъемлющим, что «накроет» каждый из регионов. Поэтому субъекты Федерации должны разрабатывать свои планы с учётом всех тех ориентиров, которые будут определены в главном государственном документе.

И ещё один, на мой взгляд, очень важный момент: надо чётко прописать систему принятия планов. Минэконом­развития разрабатывает план на очередной период, Минфин оценивает его обоснованность с точки зрения финансовых возможностей, затем свой вердикт выносит Правительство, после чего готовый документ рассматривают палаты Федерального Собрания и окончательную точку ставит президент».

Короли, которые нам нужны

Рассмотрение проекта федерального закона «О государственном стратегическом планировании» совпало с печальным известием - ушёл из жизни один из основателей и бывший глава Газпрома Рем Вяхирев.

То, что он был государственный человек, сомнению не подлежит. В том числе и потому, что создание отечественной газовой монополии, которое произошло во многом благодаря Вяхиреву, было стратегическим шагом, нацеленным в будущее. Собственно, речь идёт как раз о государственном стратегическом планировании. Трудно представить, что стало бы со страной, если бы она не имела в кризисные 90-е годы такого мощного донора. Приток валюты от газовщиков давал возможность поддерживать курс рубля, выплачивать людям пенсии.

Вместо того чтобы позволить неолибералам растащить на части этот лакомый кусок государственной собственности, Рем Вяхирев и Виктор Черномырдин добились сохранения единого газового комплекса России. При Вяхиреве Газпром осуществил такие стратегически важные проекты, как выход на конечного потребителя в Европе, строительство «Голубого потока». Да и сейчас роль Газпрома в жизни страны переоценить невозможно.

«Он был достойнейший человек, и вершиной его биографии стало сохранение Газпрома как единого имущественного комплекса», - говорит председатель Комитета Государственной думы по энергетике Иван Грачёв. Парламентарий уверен, что в противном случае Газпром мог повторить печальную судьбу отечественного электро­энергетического комплекса, раздробленного в ходе реформы.

Рема Вяхирева неформально называли «газовым королём». Что ж, такие короли нам нужны.

Наука и технологии

Прогноз научно-технологического развития Российской Федерации на долгосрочный период разрабатывается с учётом приоритетных направлений развития науки, технологий и техники и содержит оценку достигнутого уровня и возможностей научно-технологического развития страны на перспективу.

Владимир Минаев, проректор по инновационно-образовательной деятельности Российского нового университета, доктор технических наук, академик РАЕН:

«Безусловно, закон о стратегическом планировании очень нужный документ. До этого мы вырывали отдельные фрагменты из общего контекста развития страны. Теперь же появится закон, который призван гармонизировать и увязать всё воедино. А прогнозирование научно-технологического развития - это, на мой взгляд, как раз то, без чего не поднимется экономика, да и вся Россия. Оно должно стоять во главе угла стратегического планирования, потому что всё остальное должно на это опираться. Мы долгое время, реформируя всё и вся, не обращали должного внимания на научно-технологическое развитие. Тем временем у ведущих стран уже сформирован шестой технологический уклад, а мы пока только о нём говорим».

Современные вооружения 

Реализация государственной программы во­оружения, отмечено в законопроекте, осуществляется путём её включения в государственный оборонный заказ одновременно с мероприятиями, связанными с технологическим и материально-техническим обеспечением.

Игорь Коротченко, главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием:

«Включение в стратегическое планирование госпрограммы вооружения очень важно потому, что наша армия и в царское, и в советское время всегда оказывалась не готовой к тем войнам, в которых участвовала. Мы добивались победы ценой достаточно больших усилий и жертв. Главный урок - надо быть готовыми к возможным военным действиям, по крайней мере на 10-15 лет вперёд, и предвидеть их. В военной сфере должны работать блестящие интеллектуалы, которые могли бы эффективно корректировать военную реформу, своевременно закладывать разработку того оружия, которое позволит нам быть готовыми к потенциальным угрозам будущего. Мы привыкли к танкам, автоматам Калашникова, к самолётам, а оружие на новых физических принципах может дать эффекты, о которых сегодня никто не задумывается. И над этим тоже надо работать наперёд».

Заселение территорий

Генеральная схема расселения на территории страны, согласно проекту закона, должна содержать оценку проблем сложившегося расселения с учётом территориальных, экономических, социальных, национальных, экологических, инфраструктурных и других факторов.

Игорь Белобородов, директор Института демографических исследований:

«Генеральная схема расселения, о которой говорится в законопроекте о государственном стратегическом планировании, станет великим делом, если будет учитывать необходимость концентрации населения в геополитически важных восточных, уральских, сибирских районах. Именно с расселением в России имеется несколько проблем. Например, галопирующая урбанизация, которая абсолютно не имеет здравых оснований. Города и мегаполисы растут, высасывая население из деревень, пригородов, посёлков и малых городов. В этих условиях аномальной диспропорции в численности и плотности населения в разных местах и уголках страны говорить о каком-то развитии даже на среднесрочную перспективу достаточно сложно».

Просмотров 286

14.02.2013 20:35



Загрузка...

Популярно в соцсетях