Депутаты пошли во второй поход на «зацеперов»

Северо-Запад

Заксобрание Петербурга вносит в Госдуму законопроект об увеличении штрафов для тех, кто рисует на транспорте (граффитчики) и ездит на нём снаружи (зацеперы). Постановление об этом собрание приняло 23 января. За неделю до этого аналогичный законопроект Госдума отклонила. 

Разрисовать электричку  – 100 рублей, прокатиться на сцепке между вагонами метро или на крыше  – 100 рублей – таковы нынешние штрафы за нарушение статей 11.15 и 11.17 Административного кодекса. Поэтому 5 июня 2012 года депутат Госдумы от Краснодарского края эсер Андрей Руденко внёс законопроект о повышении штрафа за езду «верхом» до 5000 рублей (максимум по КоАП), который может сопровождаться административным арестом на 15 суток. Представляя законопроект на пленарном заседании Думы, он рассказал следующее.

Если почитать отчёты «зацеперов» на интернет-форумах, то можно ужаснуться, с какой циничностью они говорят о несчастных случаях: «Ты не профессионал, ты полез не в ту сферу, мы тебя не учили, и мы скорбим и проведём акцию в память о тебе». Для представителей данной субкультуры «зацепинг» – не просто возможность добраться из пункта А в пункт Б, но и способ получения адреналина. Они выкладывают свои фото — и видеоматериалы, хвастаются. Такая популяризация, а также отсутствие родительского контроля приводят к тому, что их армия растёт, а количество несчастных случаев увеличивается.

Ответственным за прохождение законопроекта в Госдуме был комитет по законодательству. Там дали отрицательное заключение, так как депутат не предложил, что делать с остальными нарушениями на транспорте (звонки по мобильнику из самолёта, бросание мусора из окна  – штраф тоже 100 руб.), «отличающимися не меньшей степенью общественной вредности». Возникла бы диспропорция санкций. Кроме того, к несовершеннолетним, а это основные нарушители, нельзя применять арест.

Андрей Руденко согласился с замечаниями и предложил учесть их во втором чтении. Аргументируя с трибуны Госдумы необходимость принять законопроект в первом, он рассказал о гибели «зацепера» в Красносельском райо­не Петербурга 16 сентября прошлого года. В тот день два парня встретились на станции Ленинский проспект, чтобы доехать на крыше последнего вагона электрички до Гатчины. Проезжая мимо Ульянки, один из них решил прокатиться между вагонами, спустился вниз и сорвался.

Законопроект получил отрицательный отзыв Правительства, так как не предусматривает «вилки» штрафа, что «позволяет обеспечить индивидуальный подход при привлечении лица к административной ответственности».

– Такие предложения должны основываться на статистических и иных данных, свидетельствующих о неэффективности действующих размеров административных штрафов и наличии проблем правоприменения, – заключили в Правительстве. – Вместе с тем в пояснительной записке к проекту федерального закона данные сведения отсутствуют.

В Госдуму поступили положительные отзывы от парламентов КБР и Чувашии, отрицательный  – от Заксобрания Ульяновской области. 16 января Дума проголосовала: за – 199 голосов, то есть 44,2 процента (все – ЛДПР, КПРФ и СР), против – 1 (ЕР), не голосовали – 250 (55,6 процента). Кворум не набран, законопроект отклонён.

23 января Заксобрание Петербурга приняло законодательную иницативу о внесении в Госдуму точно такой же поправки к статье 11.17: «Штраф в размере 5000 рублей или административный арест на срок до 15 суток». Здесь тоже нет «вилки». Нет и обязательной технической поправки, по которой административная статья «зацепинг» вошла бы в список тех, по которым судьи имеют право назначать арест (депутату Руденко на это указал комитет Госдумы) по законодательству. Есть и отличие  – поправки к статье 11.15, которая сейчас мягко относится к граффитчикам.

К моменту голосования автор инициативы, председатель комиссии по транспортному комплексу Заксобрания Петербурга эсер Алексей Палин знал об отклонении Госдумой законопроекта однопартийца.

– Вода камень точит, – заявил он «Парламентской газете». – Если идея здравая, то надо продолжать попытки её воплотить. Надеюсь, совместными усилиями это получится.

Андрей Руденко

депутат Государственной Думы:

«Мне очень приятно, что Заксобрание Петербурга поддержало мою инициативу. Это подчёркивает актуальность и значимость проблемы. В ходе обсуждения моего законопроекта была достигнута договорённость с профильным комитетом Госдумы о том, что мы обязательно вернёмся к нему уже совместно с РЖД и Минтрансом, применяя все возможные инструменты, такие как парламентские слушания, экспертные советы. Также надеюсь, что Правительство Российской Федерации поменяет свою точку зрения».

дословно

«За последние несколько дней ситуация вокруг городской больницы №31 накалилась чрезмерно. В городе проходят акции, митинги и пикеты по поводу судьбы медицинского учреждения. Я официально заявляю, что никаких решений о её перепрофилировании, переносе и в том числе выводе из системы городского здравоохранения нет, не было и быть не может. Больница остаётся в системе городского здравоохранения.

Сегодня утром у меня состоялся разговор с сенатором от Санкт-Петербурга, Председателем Совета Федерации Валентиной Матвиенко, которая подтвердила свою позицию по данному вопросу. На официальном сайте Совета Федерации размещено её официальное заявление, в котором говорится, что никаких решений о перепрофилировании этой больницы нет и не будет – она работает и будет работать в прежнем режиме.

В связи с этим нет никаких оснований ни для политических заявлений по данному вопросу, ни для дальнейшего нагнетания обстановки».

Председатель Заксобрания Петербурга Вячеслав Макаров на заседании 23.01.13 г.

Закон о митингах принимается постепенно

До 1 января 2013 года Заксобрание Петербурга должно было привести городской закон о митингах в соответствие с федеральным.

23 января, после череды переносов рассмотрения поправок, петербургское Заксобрание приняло в первом чтении вариант закона, внесённый губернатором. Большинство из выступавших депутатов рассчитывают поправить его во втором чтении. А пока законопроект предполагает, что:

– места для митингов определяются правительством Петербурга;

– норма предельной заполняемости каждого места тоже определяется правительством и не может быть менее 100 человек;

– организаторы могут не уведомлять власти, если собирают менее 100 человек на мероприятие, попадающее под часть 1.1 статьи 8 федерального закона;

– информировать власти о митинге необходимо не ранее 15 и не позднее четырёх дней до дня его проведения;

– минимальное расстояние между одиночными пикетами 50 метров;

– закон не распространяется на массовые мероприятия в общероссийские памятные даты, а также праздники, установленные законом «О праздниках и памятных датах в Санкт-Петербурге»;

– уполномоченный орган власти информирует организатора митинга о невозможности его проведения в течение трёх рабочих дней со дня, следующего за днём получения информации;

– очерёдность использования мест для митингов определяется исходя из времени получения властями информации о них;

– информация о ближайших свободных днях и (или) времени проведения митинга направляется его организатору в течение трёх рабочих дней со дня получения информации о митинге;

– запрещается митинговать на Дворцовой и Исаакиевской площадях и на Невском проспекте; ближе 200 метров от зданий, занимаемых органами госвласти Петербурга, образовательными и медицинскими учреждениями Петербурга, железнодорожных станций, автобусных и морских вокзалов, аэропортов; ближе 100 метров от зданий, территорий и входов в метро.

«Маловероятно, что в регионах будут иски о роспуске законодательных органов в связи тем, что они опаздывают с поправками к местным законам о митингах, – считает политолог Дмитрий Орлов. – Но не исключаю, что в каких-то субъектах Федерации это может случиться. А там, где закон будет приниматься, он должен быть как закон: не мёртвым, работающим, единым для всех и не вызывающим отторжения у тех, кому адресован».

Вадим Тюльпанов

сенатор от Петербурга

Не бывает законов с одними плюсами. Если только каждому раздать по миллиону долларов. Но и то кто-то будет недоволен (мало).


Просмотров 106

24.01.2013