Политику прикрыли экономикой

Политику прикрыли экономикой

Как и ожидалось, переговоры не стали прорывными в деле сотрудничества двух стран, однако по ним можно представить, в каких направлениях будет развиваться партнерство Москвы и Лондона в обозримой перспективе. В их числе декларация о партнерстве для модернизации и совместное заявление о сотрудничестве в области культуры, а также пакет меморандумов, в том числе о сотрудничестве по вопросам создания международного финансового центра в российской столице, о взаимопонимании между государственной корпорацией «Росатом» и компанией «Роллс-Ройс», между РЖД и правительством Великобритании, а также между британским правительством и фондом развития «Сколково».

По итогам встречи с Кэмероном Дмитрий Медведев заявил, что «различия в подходах Москвы и Лондона по некоторым проблемам не должны негативно сказываться на двусторонних отношениях. Мы исходим из того, что между нашими странами очень много общего и гораздо больше того, что нас объединяет, нежели того, что в силу каких-то причин разъединяло или разъединяет». По словам российского лидера, «главный итог заключается в том, что мы сделали важный шаг для того, чтобы наши двусторонние отношения были на высоком уровне, на уровне конструктивном и плодотворном, чтобы они отражали современное состояние наших государств и наших обществ. Без преувеличения, это важное событие в двусторонних отношениях. Я надеюсь, это и вклад в развитие общеевропейских процессов».

Несмотря на казалось бы позитивный характер переговоров Президента России и премьер-министра Великобритании, визит довольно четко обозначил линию сотрудничества Москвы и Лондона. Несомненно, британцы заинтересованы в масштабном развитии экономического партнерства с Россией. Эта тема вообще превалировала на переговорах над всеми остальными. Однако, как ни пытались Медведев и Кэмерон прикрыть ею имеющие разногласия, в том числе и по «делу Литвиненко», до конца избежать этого так и не удалось. Как заявил Дмитрий Медведев, «у Москвы и Лондона остаются вопросы, по которым они занимают разные позиции, но сегодня обе страны открыто говорят об этом друг другу. «Я считаю, что нам удалось во многом преодолеть некоторые сложности, которые существовали, но это не значит, что у нас не осталось трудных тем. Есть какие-то вопросы, по которым мы не сходимся в позициях». Вместе с тем, как он отметил, «самое главное, что по этим вопросам мы занимаем прямую позицию и говорим, что для нас возможно с правовой точки зрения, а что для нас невозможно – опять же с правовой точки зрения. Впереди все-таки должна идти юридическая оценка тех или иных ситуаций, а не политическая».

В свою очередь Дэвид Кэмерон заявил, что позиция Лондона в связи с делом о гибели бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко остается неизменной и британская сторона не намерена отказываться от его обсуждения. «Факт, что два правительства не согласны друг с другом по данному вопросу. И я никоим образом не пытаюсь его замять», – отметил британский премьер. «Дело Литвиненко» остается проблемой между Россией и Великобританией, и мы не сменили нашей позиции по данному вопросу, а Россия не сменила своей. Однако я не думаю, что это означает, что мы должны полностью заморозить наши отношения. То, что нужно сделать двум зрелым и разумным странам – это попытаться посмотреть, не можем ли мы выстроить отношения, которые были бы в наших взаимных интересах».

Усиленно акцентируя внимание на «взаимных интересах» (имеется ввиду экономическое сотрудничество) британский премьер по всей видимости пытался некоторым образом оправдать цель своего визита в Москву. Не секрет, что в российскую столицу он приехал с напутствиями занять жесткую позицию по ряду вопросов, в первую очередь по «делу Литвиненко». Не затронуть эту тему он не мог, но дело ограничилось констатацией позиций, изменение которых маловероятно, если возможно вообще. Поэтому британскому премьеру ничего не оставалось, как искать почву для диалога с Россией в вопросах экономических и внешнеполитических. Первый представляется наиболее важным. И Россия и Британия заинтересованы в прагматическом взаимодействии в сфере экономики. Инвестиции, торговля, партнерство в сфере наукоемких технологий, совместное участие в разработке сложных для освоения месторождений все эти темы главенствовали в ходе переговоров. Более того, российская сторона в лице премьера Владимира Путина не стала уходить от обсуждения неприятных воспоминаний по делу компании «BP», спокойно и четко разъяснив Кэмерону свою позицию. Со вторым блоком вопросов немного сложнее, но не настолько, чтобы говорить о серьезных противоречиях. Опять же, Россия и Великобритания выступают за прагматичное взаимодействие по конкретным аспектам – Афганистану, Ливии, Ближнему Востоку, нераспространению ядерного оружия. Существенно проявились разногласия сторон по сирийскому вопросу. Россия заняла здесь жесткую  позицию, подчеркнув, что не хочет повторения ливийского сценария.

В целом же визит Кэмерона оставил двоякое впечатление, поскольку в стремлении британцев подчеркнуть важность именно для России активизировать экономическое сотрудничество с Западом, снова усматриваются элементы политического давления на Москву.


Просмотров 8

13.09.2011