Белоруссия – кредит

Белоруссия – кредит

Интрига же заключалась в одном – согласится ли белорусская сторона на условия предоставления кредита. Находясь за несколько дней до этого в Минске, довелось услышать от посла России в Беларуси Александра Сурикова подтверждение позиции нашей страны – кредит должен быть не проеден, а использован на развитие белорусской экономики. Речь идёт о структурных реформах, в том числе частичной приватизации государственных предприятий, повышении гибкости обменного курса белорусского рубля, ужесточении денежно-кредитной и бюджетно-налоговой политики. Эти меры должны стабилизировать ситуацию и выровнять платёжный баланс страны.

Главной причиной возникновения дисбаланса называют несоответствие уровня социальных обязательств государства уровню развития экономики. В этом и заключался вопрос: согласится ли власть затянуть потуже пояса, что, естественно, не назовёшь популярной мерой, ради того, чтобы привести в соответствие производство с потреблением? То есть жить по средствам. Власть согласилась.

Правительство Беларуси обнародовало «План действий по обеспечению сбалансированного развития экономики в условиях изменения официального курса белорусского рубля». Документ предусматривает меры по регулированию ситуации на валютном рынке, предоставление возможности уплаты налогов и сборов в иностранной валюте, расширение сферы использования иностранной валюты при расчётах с физическими лицами на территории страны. Также должна быть осуществлена оптимизация ставки акцизов на алкогольную продукцию и табачные изделия в целях их поэтапного сближения с уровнем ставок, действующих в России. Кроме того, согласно плану, в течение 2011 года Минэкономики, облисполкомы, Мингорисполком должны устранить диспаритет цен с сопредельными государствами на потребительские товары, а Минэкономики и Минсельхозпрод обеспечить повышение закупочных цен на сельхозпродукцию с учётом паритетного роста цен на продовольственные товары на розничном рынке. Предусматривается, что к концу года население будет возмещать затраты на оказание жилищно-коммунальных услуг на 30 процентов с увеличением соответствующих тарифов в два этапа.

В общем, наши белорусские братья на собственной шкуре начнут ощущать те «прелести» рыночной экономики, которыми сполна насытились россияне. Правда, осознают это пока далеко не все, в чём пришлось убедиться за несколько дней пребывания в Беларуси. И причиной тому то, что белорусская власть при всех сегодняшних трудностях твёрдо держит штурвал управления государством в своих руках, пытаясь эффективно лавировать в финансово-экономическом шторме, тем самым смягчая, насколько это возможно, удары кризиса по населению. Надо сказать, что пресловутый «административный ресурс» пока срабатывает.

После последней моей поездки в Беларусь прошёл почти месяц. Так что было с чем сравнивать. Уже тогда в «обменниках» ощущалась напряжённость с валютой. Объясняли это, прежде всего, ожиданием значительного повышения таможенного сбора за ввоз автомобилей из-за границы. В пунктах обмена без проблем сдавали российские рубли, доллары, евро, а вот чтобы их купить, занимали очередь. Правда, битв очередников у «обменников» наблюдать не довелось. Всё происходило спокойно: человек подходил, сдавал валюту, следом очередник обменивал на неё белорусские рубли. В одном пункте ко мне подошла пожилая женщина и вежливо поинтересовалась: «Что сдаёте?». Услышав ответ, удовлетворённо выдохнула: «Вы – мой».

В этот раз нас предупредили – валютчики после падения курса белорусского рубля приподняли голову, поэтому надо вести себя осторожно, чтобы не попасть в поле внимания правоохранительных органов. Даже предложили произвести обмен валюты централизованно, мол, «от греха подальше». Памятуя ситуацию месячной давности, я всё-таки не стал ждать и зашёл в первый попавшийся банк, где совершенно спокойно официально совершил операцию. Как и тогда: только отошёл от окошка - к нему тут же подошёл терпеливо дожидавшийся своего «клиента» человек. Всё по-прежнему.

Месяц назад для расчёта везде (в магазине, на транспорте, в гостинице) использовался исключительно белорусский рубль. Товаров в магазинах было в достатке. Цены – стабильные.

Затем грянул белорусский «чёрный вторник», когда 24 мая обменный курс валюты подскочил почти на 60 процентов. Естественно, «ожили» цены. Поэтому, направляясь в этот раз в Беларусь, ожидал увидеть перемены. Они, действительно, произошли, хотя внешне жизнь не изменилась. Полки магазинов и в столице, и в провинции не опустели, и даже ассортимент товаров не поредел. Хотя в какой-то момент, рассказали мне, волна ажиотажа начала смывать товары с полок. Доходило до абсурда – один человек купил четыре холодильника. Когда мой знакомый спросил его – «Зачем?», тот только пожал плечами.

Для успокоения граждан власти установили на ряд товаров предельную торговую надбавку в 30 процентов, снизив её вскоре до 10 процентов. При этом те, кто первоначально накрутил цену «на полную катушку», вынуждены были вписаться позже в скромный 10-процентный коридор. В стране был составлен перечень социально значимых товаров, цены на которые контролируются. В последние дни перечень расширен до 90 наименований товаров.

В магазинах обращаешь внимание на ценники. На них две цифры – более высокая цена зачёркнута красным, величина новой - ниже и порой значительно. Так, в одной из областей цена на курятину была снижена с 18 тысяч белорусских рублей за один килограмм до 13 тысяч (в переводе на российский рубль это примерно 73 рубля).

В минском специализированном магазине с примечательным названием «Советский век» изобилие хорошего и недорогого мяса. Подумал – а как на рынке? – и отправился на «Комаровский», что почти в центре Минска, неподалёку от площади Якуба Коласа.

Сало у частников осталось по прежней цене – от 13 до 28 тысяч белорусских рублей. Зато подорожало мясо: отборная свинина – 30 тысяч, говядина – до 45 тысяч белорусских рублей. Серьёзно подскочила в цене вслед за валютой импортная продукция: яблоки, бананы стоят примерно по 10 тысяч, хотя в магазинах они ещё дороже – до 16 тысяч. Без изменений осталась стоимость молочной продукции отечественных производителей (один литр молока можно купить даже за 10 российских рублей). А вот любителям сладкого «подпортили» вкус продукции знаменитой «Коммунарки» 45-процентным повышением цен на конфеты, которые, видимо, не попали под предельную торговую надбавку и в которых явно присутствует импортная составляющая.

Как говорят, «приятно удивили» цены в расположенном неподалёку от рынка ЦУМе. На товары, что я запомнил с прошлого раза, они совершенно не изменились. Продавец объяснила: «Эта продукция - ещё с прошлого завоза. Будет ли она дороже в новых поставках – неизвестно».

«Наш народ уже привык к низким ценам, поэтому их незначительный рост даже на отдельные товары вызывает обострённую реакцию», - рассуждал новый знакомый, когда мы шли по улицам Минска. При этом, показывая на заполненные летние кафе, где минчане с явным удовольствием вкушали любимое не только в Беларуси «Лидское» пиво, резвящуюся в парке детвору, с азартом сражающихся футболистов, на поток мчащихся по проспектам иномарок, картинно вопрошал: «И где же кризис? Где?!».

Может быть, в провинции?

На другой день представилась возможность побывать в городе Несвиже, первое упоминание о котором относится к 1223 году, а спустя три века здесь было положено начало Несвижской династии князей Радзивиллов.

По пути к городу, что находится на юго-западной окраине Минской области, глаз радовали перелески, зелёные ухоженные поля, по которым кое-где важно расхаживали белые аисты, аккуратные деревеньки и церквушки, речушки и озерца с рыбаками по берегам. Всё было по-домашнему уютно, идиллично.

То и дело вдали и близко взору распахивались цветущие жёлтые ковры рапса. Эта масличная и кормовая культура представляет ценность не только как продовольственный продукт, но и как сырьё для получения дизельного топлива. В нашей стране уже проходили испытания тепловоза на рапсовом топливе. А в Беларуси его уже используют на практике, при этом доля рапсового продукта в дизтопливе достигает 40 процентов. Вот вам альтернативный источник энергии, что крайне важно для страны, не располагающей достаточными запасами углеводородного сырья.

Не буду описывать исторические достопримечательности Несвижа. Скажу лишь, что ЮНЕСКО утвердило внесение местного Архитектурно-культурного комплекса князей Радзивиллов в Список Всемирного наследия человечества.

Наш автобус, остановившийся у ратуши, привлёк внимание. Вскоре из дверей вышел председатель Несвижского районного исполнительного комитета Иван Крупко. Познакомились, и председатель с явным удовольствием стал рассказывать и отвечать на вопросы российских журналистов об этом замечательном крае, о сегодняшней жизни. Естественно, не обошли вниманием кризис. Мнение председателя – разруха, как говаривал профессор Преображенский, в головах. Если голова не на месте и руки не оттуда растут, тогда и жди неприятностей. На самом деле всё зависит от людей.

Может, мнение председателя – только лишь отражение корпоративной позиции? Но реальные дела говорят о другом, «честь мундира» здесь ни причём. Местное самоуправление в Беларуси, в отличие от российского, финансово подкреплено основательно – в местный бюджет полностью идут налоги подоходный, НДС, земельный, на недвижимость, 50 процентов налога на прибыль (иметь такое – пока несбыточная мечта для российских муниципалитетов). Поэтому стимулы для того, чтобы не лежать на печи, а вкалывать в поте лица – весомые. Результат налицо: некоторое время назад вклад в районный бюджет от частных предпринимателей составлял всего 6-8 процентов, а сегодня он скакнул до 60 процентов!

Когда возвращались в Минск по ровному, аккуратно размеченному шоссе с заасфальтированными на метра два за сплошной белой линией обочинами (что несвойственно российским дорогам), наш белорусский попутчик выдал почти афоризм: «башенные краны и беременные женщины – вот и вся социология». И того, и другого в Беларуси достаточно по сравнению с другими её соседями. Ну и суди после этого - насколько жив или мёртв белорусский социально ориентированный капитализм?

Всё, как говорят, в нашей жизни относительно. Ещё вчера замечательное по самым высшим международным меркам брестское предприятие «Савушкин продукт» по производству молочной продукции фактически бойкотировали западные страны. Сегодня оно наконец-то пробилось на европейский рынок и признано лучшим экспортёром Беларуси среди предприятий пищевой промышленности.

Ситуация на валютном рынке, напряжённая для физических лиц, по сути, как нам рассказали, не изменилась для предприятий-экспортёров, которые и сегодня чувствуют себя неплохо. Предрекают и скорый конец автомобильному буму, связанному с повышением с 1 июля таможенных платежей при приобретении зарубежных авто. Сегодня и так многие белорусы уже поменяли личные автомобили на более «свежие». Кстати, на девять миллионов жителей страны приходится примерно 2,5 миллиона автомобилей. А с переходом Европы на бензин Евро-5 поток на восток западных авто с меньшими топливными характеристиками может даже превысить спрос на них. Следовательно, упадут и цены на машины, и спрос граждан на валюту.

Так что, может, и прав тот, кто остужает горячие головы – «господа, без паники!». Так, бывший министр иностранных дел Украины, а ныне глава совета Национального банка страны Пётр Порошенко утверждает, что кризис в Беларуси после девальвации «будет очень краткосрочным, и Минск достаточно быстро выйдет из экономического кризиса. После девальвации конкурентоспособность белорусского экспорта резко возрастёт, возможности импорта упадут, и платёжный баланс Белоруссии быстро восстановится».


Просмотров 1

06.06.2011