Коронавирус из Китая: что надо знать

вчераВ России не зафиксировали новых случаев заболевания коронавирусом

вчераСМИ: коронавирус может стать постоянным спутником человека

вчераКоронавирус обнаружен ещё у двоих россиян на лайнере в Японии

Верх цинизма

Зачем Европа пытается поставить СССР в один ряд с фашистской Германией и почему это в корне неверно

Верх цинизма

9.01.1945 г. Вторая мировая война. Польша. Жители Кракова приветствуют советских воинов-освободителей. Фото: ТАСС

И благо бы одна Польша, с которой у нас очень непростые исторические отношения. Но в сентябре прошлого года целый Европарламент принял резолюцию «О важности сохранения исторической памяти для будущего Европы» с утверждением, что «пакт Молотова — Риббентропа поделил Европу и территории независимых государств между двумя тоталитарными режимами, что проложило дорогу к началу Второй мировой войны».

Мы далеки от мысли, что большинство депутатов Европарламента исторически безграмотны. Просто это наглая ложь, преследующая вполне конкретные политические цели, — поставить СССР в один ряд с фашистской Германией, принизить вклад нашей страны в Победу. Для россиян, понесших в той войне больше всех жертв, это оскорбительно и абсолютно неприемлемо.

Резкий ответ Европа получила на самом высоком уровне. Президент России Владимир Путин сделал заявление на итоговой пресс-конференции в Москве: «Это решение абсолютно неприемлемо и некорректно… Ставить на одну доску Советский Союз и фашистскую Германию — это верх цинизма. Значит, люди не знают истории, читать и писать не умеют…» — сказал он, а на следующий день продолжил уже в Санкт-Петербурге на встрече с лидерами стран СНГ, пообещав в скором времени опубликовать свою статью на эту тему.

Жесткая реакция главы нашего государства вполне понятна. Любая ложь тянет за собой еще большую. Резолюция Европарламента в канун 75-летней годовщины Победы сильно задела россиян.

СССР последним из европейских государств подписал пакт о ненападении

Поражает выборочный склероз старушки Европы. Почему именно пакт Молотова — Риббентропа «проложил дорогу к началу Второй мировой войны», если она фактически началась, по крайней мере, за год до него? 29 сентября 1938 года Чемберлен и Даладье, премьер-министры Англии и Франции, встретились с фюрером в Мюнхене и подписали соглашение, отдававшее рейху сперва Судеты, затем и всю Чехию. До этого они уже успели «подарить» Австрию, Рейнскую область, Рур. Для Чемберлена это была уже третья встреча с Гитлером. К ней он подготовил секретный «план Зет». В одном из писем премьер так объяснил его суть: найдем решение, которое будет приемлемым для всех, кроме России.

Мюнхенское соглашение фактически утвердило раздел Европы. Гитлер получил полную власть над ее восточными странами. С разделения Чехословакии (помимо Германии, в нем участвовала и Польша) и началась Вторая мировая война. Так утверждают многие исследователи. Запад помог Германии собрать «всех немцев Европы в одном рейхе», нарастить тяжелую промышленность на 50 процентов, а оборонную — вдвое, дал кредиты на подготовку к войне. Лондон и Париж буквально подталкивали Гитлера на Восток, на СССР — ради этого они готовы были пожертвовать и Польшей. Москва сознавала, что реализуется сценарий, приемлемый для всех, кроме России, но все ее попытки выстроить систему коллективной безопасности в Европе провалились. Великобритания и Франция знали, что нападение на Польшу Гитлер назначил на 26 августа 1939 года, и выжидали.

21 августа германский посол Шуленбург вручил главе МИДа Молотову письмо фюрера с предложением принять Риббентропа. Сталин ответил согласием на его приезд 23 августа. В тот же день СССР и Германия подписали Договор о ненападении. Лондон, Париж, Варшава не оставили ему выбора. Чтобы выиграть время, а в неизбежности войны Кремль не сомневался, Москва сумела перевести стрелку нацистскому бронепоезду. Так родился пакт, ошеломивший Европу.

Напомним, что до этого аналогичные соглашения с Гитлером подписало большинство европейских стран: в 1933 году — Великобритания, Франция и Италия («пакт четырех»); в 1934 году — Польша (пакт Пилсудского — Гитлера); в 1935 году — Великобритания («Морское соглашение»); в 1936 году — Япония («Антикоминтерновский пакт»); в 1938 году — Великобритания, Франция и Италия («Мюнхенское соглашение»). В сентябре того же года отдельно Великобритания заключает с Германией пакт о ненападении, а в декабре такой же документ подписывает Франция. В марте 1939 года их примеру последовали Румыния и Литва, в мае — Италия и Дания, в июне — Латвия и Эстония. В этом списке Советский Союз был последним — август 1939-го.

15.08.1944 г. Польша. Жители села Устрожиска, освобожденного от немецко-фашистской оккупации, вовремя приветствия советских солдат входе Второй мировой войны. Фото: Георгий Коновалов/ТАСС

Москва поступила так, как вели себя все «цивилизованные» столицы, ориентируясь на свои национально-государственные интересы. «Все попытки СССР создать в Европе коллективную систему безопасности оказались неудачными. Пакт был нужен для обеспечения безопасности страны», — коротко и исчерпывающе ответил на вопрос об этом историческом событии Владимир Путин.

По мнению доктора исторических наук Наталии Нарочницкой, этот пакт — блестящее достижение отечественной дипломатии и крупнейший в XX веке провал английской стратегии. Поэтому его так демонизируют со времен холодной войны.

Двойные стандарты выглядят крайне мерзко

Инициировала резолюцию Польша, что нас не удивляет. Удивляет количество депутатов, ее поддержавших. Документ «о важности европейской памяти» приняли люди, явно страдающие беспамятством.

«Иногда двойные стандарты выглядят не просто неприлично, но и крайне мерзко, — комментирует председатель Комитета Совета Федерации по международным делам Константин Косачев. — Ряд стран не имеет собственной истории борьбы с фашизмом или имеет позорную историю коллаборационизма. Они задействовали огромные ресурсы, чтобы выдумать более красивую историю (для себя) итогов Второй мировой войны… В 30-е Польша активно поддерживала пришедших к власти в Германии нацистов. Она одна из первых заключила договор с Третьим рейхом, представляла его в Лиге Наций, поддержала захват Саара и Рура, аннексию Австрии, вместе с фашистами делила Чехословакию. Изо всех сил срывала создание антифашистского оборонительного союза против Германии. Конечно, такая история не красит».

Почему никого не возмущает, что «обличают и разоблачают» победителей нацизма политики из стран, вместе с Гитлером напавших на Советский Союз? 15 государств — союзников и сателлитов Третьего рейха дали ему 69 дивизий, 23 бригады, десятки полков, национальных легионов общей численностью более трех миллионов. Больше всех добровольцев поставила Гитлеру Польша — почти миллион, Франция - 200 тысяч, Латвия — 130, Литва — 140, Эстония — 80 тысяч. А еще были бельгийцы, голландцы, датчане, испанцы, чехи… 30 июня 1941 года Гитлер гордо сообщил своему окружению: «Создано европейское единство в результате совместной борьбы против СССР!» Однако сегодня в Европе не любят вспоминать об этом. Более того, всячески стремятся вычеркнуть грязные страницы своей истории из коллективной европейской памяти.

Почему именно Польша в антироссийской риторике впереди планеты всей? Мы уже упоминали о непростой истории наших взаимоотношений. Претензий друг к другу накопилось много. Если вкратце, Польша всегда стремилась расширить свои границы на восток. В ней развивалась особенно оголтелая русофобия: сначала на религиозной почве, а затем и на политической. В период своего расцвета польско-литовское государство господствовало на российских землях и даже в 1610 году захватило Москву. Однако с конца XVIII века и вплоть до 1917 года уже Россия доминировала в этом противостоянии. В 1815 году произошел раздел Польши между Пруссией, Австрией и Российской империей. Государственность ей вернули большевики, которых поляки «отблагодарили» войной 1919-1920 годов. Эти и последующие события современной истории только подливали масла в котел польской русофобии. К ним относится и бессмысленное с военной точки зрения Варшавское восстание в августе 1944 года. Сегодня его на Западе вспоминают чаще, чем последовавшее за ним освобождение столицы Польши Красной армией.

Мы преклоняем голову перед героизмом повстанцев и варшавян, но этот благородный порыв был заведомо обречен на провал. Практически безоружные они выступили против многотысячного прекрасно вооруженного гарнизона и пяти эсэсовских танковых дивизий, сосредоточенных для защиты Варшавы. Командующий Армии крайовой генерал Коморовский даже не поставил в известность о готовящемся восстании командующих 1-м Белорусским и 1-м Украинским фронтами, наступавшими на столицу Польши.

К этому времени Красная армия, блестяще завершившая операцию «Багратион», освободила Западную Украину и Западную Белоруссию, подходила к Висле измотанной. За месяц войска с боями прошли более 500 километров. Все тыловые организации отстали от наступающих частей. Не хватало горючего, боеприпасов, продовольствия. Воспользовавшись этим, немцы нанесли встречный удар. Возникла угроза окружения нескольких соединений. Главная ударная сила Красной армии 1-я танковая армия потеряла почти 90 процентов бронетехники. В такой сложной ситуации в 4:00 утра 1 августа Ставка отдала приказ перейти к жесткой обороне. Несмотря на это, вечером того же дня по приказу из Лондона началось восстание, которому при всем желании Красная армия не могла помочь… 2 октября Коморовский капитулировал. Восстание обернулось трагедией — 16 тысяч повстанцев было убито, еще столько же сдались. Горожанам было приказано покинуть дома. Погибло не менее 150 тысяч простых варшавян. Старинный славянский город гитлеровцы сровняли с землей.

Советское военное кладбище в Варшаве является местом захоронения 21 468 советских солдат, погибших в боях против нацистской Германии. Фото: PhotoXPress

А Варшаву взяли уже 17 января 1945 года. Ее освобождение стало частью масштабной Висло-Одерской операции. Овладев ключом к столице рейха, советские войска неудержимо пошли на Берлин.

27 января Черчилль написал Сталину: «Мы очарованы вашими славными победами над общим врагом… Примите нашу самую горячую благодарность и поздравления по случаю исторических подвигов…»

И было за что благодарить. При освобождении Польши погибло свыше 600 тысяч солдат и офицеров, которые покоятся в 657 воинских захоронениях.

Но после распада СССР бывшие государства социалистического блока наперегонки стали обвинять во всех грехах «коммунистического режима» Москву, взяв на себя роль безвинных жертв. При этом был поставлен знак равенства между Советской Россией и Российской Федерацией, которая отказалась от политической идеологии прошлого. И чемпионом в этом антироссийском забеге стала Польша, которая в июле 2017 года приняла поправки к закону о запрете пропаганды тоталитарного строя (так называемый закон о декоммунизации). В соответствии с ним в течение года подлежали «устранению из публичного пространства» все памятники советским воинам, находящимся вне воинских захоронений. А таковых, по данным нашего посольства, на тот момент был 561. Последним был снесен памятник Благодарности Красной армии в Варшаве.

Тех ли ставят на одну доску

В январе 1945-го, пока еще фашизм был недобит, СССР благодарили за «исторические подвиги». Сегодня же обвиняют в предательстве Варшавского восстания и возлагают вину за его поражение. Эти трагические события 75-летней давности стали составной частью политики ревизионизма исторической памяти, пересмотра итогов Второй мировой войны и по большому счету русофобии.

Польша. Памятник воинам, павшим в боях за освобождение города Домброва-Гурнича. Фото: РИА Новости

Резкий всплеск ее в последнее время многие связывают с принципиальными переменами в нашей политике, которые начались в 2000-х годах. Россия вернула мир к многополярной системе и последовательно отстаивает свой национальный интерес, что категорически не устраивает многих на Западе. Отсюда двойные стандарты в различных областях жизнедеятельности, экономические санкции, попытки исторической ревизии… Отсюда и неумные, провокационные выпады в сторону руководства государства — демонстративные неприглашения на международные мероприятия, персонифицированные параллели с политическими фигурами прошлого.

Смешно, если бы не было так грустно, — все это мы уже не раз проходили в своей многовековой истории. Знают об этом и на Западе. Швейцарский общественно-политический деятель, в 2009-2010 годах председатель Большого Совета (парламента) кантона Женева, Ги Меттан в своей фундаментальной книге «Запад — Россия: Тысячелетняя война. История русофобии от Карла Великого до украинского кризиса» пишет: «Если бы князь Владимир решил в 988 году в Херсонесе Таврическом — уже в Крыму! — принять римский католицизм, а не православие, это изменило бы всю российскую историю, потому что никто ни на Западе, ни на Востоке не посмел бы усомниться в принадлежности России к Европе». Конечно, это довольно упрощенное понимание истоков столь сложного процесса. Однако и сегодня Запад во многом действует по меркам далекого прошлого — «кто не с нами, тот против нас».

Мы не знаем, на какие источники опирались евродепутаты, готовя скандальную резолюцию. Но одну из самых первых попыток ревизии событий тех лет очень изощренно предпринял в 80-х годах профессор Свободного университета Берлина Эрнст Нольте. Поразительно, что ученый из страны, которая принесла столько бед всему миру и где за пропаганду национал-социализма можно надолго сесть в тюрьму, в своих «исследованиях» подводит к тому, что фашизм — это всего лишь двойная реакция против большевистской революции и демократической системы. «Нет фашизма, не спровоцированного большевизмом» — его посыл! В 1986 году он выступил со статьей во «Франкфуртер альгемайне цайтунг», где прямо задается вопросом: «Не был ли архипелаг ГУЛАГ первичен по отношению к Освенциму?» И вот уже у него немецкие солдаты на Восточном фронте «спасают всю Европу от натиска восточных орд», а нападение на Советский Союз — это реакция на несоблюдение Сталиным пакта Молотова — Риббентропа. И вообще именно большевики изначально стремились уничтожить «всемирный народ», нацисты лишь копия оригинала, а значит, их грехи менее тяжки… И ведь идеи Нольте были восприняты европейской общественностью весьма благосклонно. Именно после него появилось множество «исследований», где Гитлера ставили на одну доску со Сталиным, а коммунизм — с фашизмом. Не изменилась ситуация и после 1991 года. Только теперь уже на доску ставят современную Россию, а значит, коммунистическая идеология здесь ни при чем. Их не устраивает наша страна.

Почему именно в последние два десятилетия такой зуд пересмотреть итоги Второй мировой? Тот же Ги Меттан связывает это с приходом нового поколения европейцев, которое лично не причастно к войне, а значит, и не несет за нее моральной ответственности.

Почему именно в последние два десятилетия такой зуд пересмотреть итоги Второй мировой? Тот же Ги Меттан связывает это с приходом нового поколения европейцев, которое лично не причастно к войне, а значит, и не несет за нее моральной ответственности. Да и Германия вместе с Францией являются «движущей силой» Евросоюза. Поэтому многие «объединенные европейцы» охотно ухватились за возможность «поделиться» тяжестью той самой ответственности с Россией.

С ним, безусловно, можно согласиться. Но мы хотели бы обратить внимание на слова в резолюции Европарламента: «сохранение исторической памяти для будущего Европы». Будущее Европы — это те, кто сегодня только готовится определять ее судьбу. Резолюция — это не попытка докопаться до правды прошлого, это идеологический посыл в будущее. И судя по формулировкам, европарламентарии место России уже там определили. Вот только, навязывая своим народам такую «историческую память», европейцы рискуют потерять национальную. А история такого не прощает.

Автор: Леонид Левицкий

Ещё материалы: Владимир Путин

Просмотров 2958

17.01.2020 00:01




Загрузка...

Популярно в соцсетях