Трудности становления «Европарламента — 2014»

Бакушев В.В., д.п.н., профессор

Трудности становления «Европарламента — 2014»

Выборы в «Европарламент — 2014» состоялись. Хотя политический накал к ним не достиг нужного внимания, в связи с нестабильностью ситуации на европейской территории, вызванной, прежде всего, политическим кризисом на Украине, а также последствиями финансового кризиса в южных государствах Европы (Кипр, Греция, Италия, Португалия).
Евронаблюдателями отмечается, что впервые явка на выборах в «Европарламент — 2014» увеличилась и составила 43,11%, но всего на 0,11%. Это всего несколько сотен избирателей. В лидерах — правоцентристкая Европейская народная партия, получившая наибольшую часть голосов (214 из 751 мандатов). Но это меньше, чем в 2009 году. Вторые — левоцентристы «Прогрессивный союз социалистов и демократов» — 191 мандата. Третьи — либеральное объединение «Свободный альянс Европы» (либералы и демократы) — 64 мандата. Объединение «Зеленых» — 52 мандата. Консерваторы и реформаторская еврогруппа — 46 мандатов. Объединенные левые — 43 мандата. Еврогруппа «Свобода и демократия» — 38 мандатов. Независимые депутаты составили 5,6% (это 41 мандат) и 60 мандатов (8,3%) принадлежат новым партиям. То есть седьмая часть (это 13,9%) достается тем, кто не входит в сложившиеся традиционные политические объединения Европарламента. Во многих странах, в т.ч. с классической демократией очередной прорыв (в сравнении с выборами в 2009 г.) получили радикальные, особенно правые политические объединения. На национальном уровне их роль может расти и дальше. Таков общий результат к 35-летию Европарламента как наднационального органа для государств, входящих в Евросоюз.
Напомним, что действовавший с 2009 года Европарламент находился пятилетие под влиянием правоцентристов в основном входящих в правоцентристскую Европейскую партию (евродемократы) и объединение (группы) прогрессивного Союза социалистов демократов. Но в нем активно проявлялось влияние различных радикалов, из-за чего наднациональный парламент сторонился браться за разрешение сложных проблем, так как не мог достигнуть политического компромисса при разнице взглядов и ценностей. Конечно, Европарламент образца 2009 г. был относительно заметным институтом политического влияния в Европе и «что-то» значил в мировых процессах. Это, во-первых. С другой стороны (во-вторых), его состав уже ранее становился заметно радикальным, так как в связи с бывшим 30-летием (в 2009 г.) вобрал в себя представителей фланговых течений, которые в отдельных странах (не по всей Европе) не играли ведущей политической роли, но находили электоральную поддержку в маргинальных и ультра-радикальных слоях.
Кроме продолжившегося влияния радикальных течений на общий процесс выборов в «Европарламент 2014», почти до последнего времени оказывала ситуация с неясностью кандидатуры основного представителя политической еврокоалиции, прежде всего, связывавшейся с Европейской народной партией (консервативная политическая линия влияния на континенте). Представление Ж. Б. Юнкера в качестве возможного нового лидера — предполагаемого руководителя Еврокомиссии — помогло успеху консерваторов на выборах «2014». С ним же связывается сохранение, в своей основе, действующей партийной коалиции, если учитывать и личные качества претендента от Европейской народной партии (опытный чиновник, что ныне нужно Европе, которая отчасти утрачивала свою роль в процессах мирового геопорядка). Принцип, что ведущая (победившая политическая сила) выдвигает кандидата на пост Еврокомиссии — сейчас не получила окончательной поддержки (против лидеры Великобритании, Швеции, Венгрии). Главной же особенностью является тот факт, что по Лиссабонскому договору впервые Европарламент должен избрать председателя Еврокомиссии (пока главного органа в Евросоюзе). Поэтому ищется путь к согласию.
Второй особенностью можно считать, что в мае с.г. исполнилось десять лет Ниццкому договору, по которому Евросоюз получил право к расширению. Но в новых странах ЕС евровыборы пока не стали знаковыми. Как и на выборах в 2009 г. явка была очень низкой. А в Словении, Чехии, Словакии активность еще более снизилась, чем это было в 7-й легистлатуре (2009 г.) — соответственно: 21% (была 27,4 %), 19,5% (была 25%), 13% (была 19,7%).
 
Бакушев В.В., д.п.н., профессор,
директор Центра парламентаризма МИГСУ РАНХиГС при Президенте РФ,
действительный член РАЕН (г. Москва)
Просмотров 56876

03.06.2014 13:20