О.Дмитриева, д.э.н.: «Гордиевы узлы» экономики

"РФ-сегодня"
О.Дмитриева, доктор экономических наук

«Гордиевы узлы» экономики

В последнее время Минэкономразвития все чаще выступает «черным оракулом», опровергающим прежние прогнозы. Но вот последний месседж, любят министры это чужое, непонятное большинству слово — пароль для своих, сплошная тоска и пессимизм. Темпы роста ВВП до 2030 года — то есть, по крайней мере еще 16 лет — будут около 2 %, предрек министр, Алексей Улюкаев.
Это нужно знать предпринимателям, добавил он, чтобы планировать свою деятельность. Но не воспримут ли они его слова так, что пора закрывать дела и счета, и прямым Боингом или Аэробусом — куда подальше?
 
- И как надеяться после такого заявления на иностранные инвестиции, которые и так напрасно ждем уже 20 лет? Спрашиваю Оксану Дмитриеву, Первого заместителя Председателя Комитета Государственной Думы по бюджету и налогам, доктора экономических наук.
·К подобным прогнозам до 30-го года не надо относиться серьезно.Прогноз на 30 лет может быть только сценарием, при этом сценариев может быть много.
 
-А не предупреждение ли это: радуйтесь дню сегодняшнему — вон какой замечательный бюджет предлагаем вам, с ростом ВВП в будущем году на 3 %?
·Радоваться-то нечему — любому специалисту, поработавшему с документом, понятно, что рост, к сожалению, в лучшем случае будет вдвое меньше. Если помните, планировали увеличение ВВП сперва на 3.7%, потом на 1.8%, теперь на полтора процента.
 
-Кризис, о котором так долго говорили, все-таки пришел?
·Мы и без его помощи, извините, профукали время и деньги. Не использовали самые благоприятные годы нежданно высоких цен на нефть. Так что разговоры о кризисе — не более чем самооправдание. Мировая экономика растет по 3 процента в год, такие же темпы набирают и США, а у развивающихся стран — почти вдвое выше. Еврозона тоже показывает вялый выход из нескольких застойных лет. Цены на нефть в этом году оставались высокие, и в будущем вряд ли снизятся, они не увеличивались, как раньше на 20-30 долларов за баррель, но и не падали. Мы же привыкли к такому обильно растущему притоку нефтедолларов, часть которых направляли на решение наиболее острых текущих проблем, а немалую часть вкладывали в чужие экономики. И продолжаем вкладывать. Страна напоминает человека, который не ест — не пьет, не живет нормально, во всем себе отказывает, копя деньги на собственные похороны. Я говорила об этом при обсуждении бюджета на 2011, 2012, 2013 годы. Предлагала депутатам не утверждать их, поскольку они затормозят социально-экономическое развитие страны. Так и получилось. Нефтегазовые доходы далеко опередили все плановые расчеты. А вот не-нефтегазовые — до них не дотянулись, остались на уровне 2012-го года — 6.4 триллиона рублей.
С учетом же инфляции, вся обрабатывающая промышленность просела. Если правильно и честно считать, то у нас не будет и 1.5% роста ВВП. В нем скрыта реальная инфляция. Экономика встала. Используя экономические термины, впала в стагфляцию. Это стагнация — отсутствие темпов роста или их мизерность, плюс инфляция. Как говорится, два в одном флаконе. Причем стагфляция в худшем своем виде, потому что инфляция у нас не монетарная, а издержек, обусловленная ростом тарифов естественных монополий. Справиться с монетарной достаточно просто экономическими инструментами: ограничением денежной массы, эмиссии, государственных расходов. С инфляцией издержек нужно бороться на микроуровне. Принуждать монополии к сокращению издержек, совершенствованию структуры. Здесь требуется сильная политическая воля и жесткое законодательство, тормозящее рост тарифов.
Просчеты бюджета этого года повторяет и будущий. Он — концентрация ошибок в экономической, социальной политике, всей государственной деятельности. И, поскольку Минфин технологически сделал документ очень качественно, снабдил пояснительными таблицами, он очень информативен. Эта открытость словно предложение депутатам навести наконец должный бюджетный порядок, разрубить душащие экономику финансовые гордиевы узлы.
 
·Вряд ли это так. Принятие бюджета — это всегда одобрение политики правительства. И правящая партия, у которой почти 2/3 мест в Госдуме, не может не поддерживать ее.
·Но на выборах депутатов Государственной Думы избиратели выступили против такой политики. Единая Россия, я убедилась в этом на примере Санкт-Петербурга, победила только благодаря своему административному ресурсу.
 
· Но вскоре кандидат этой же партии на выборах Президента обошел своих соперников с внушительным, 2 к 1, перевесом. Понятно, что сыграл и личный авторитет Владимира Путина, и хорошо проведенная предвыборная кампания. Но многих россиян привлекла понятно и доступно изложенная программа будущего президента — укрепление суверенитета и роли России в мире, масштабные перемены в социально-экономической сфере, повышение уровня и качества жизни. Вскоре после избрания Владимир Путин подписал указы, в которых определил, что, где и когда будет сделано.
·Вот и давайте оценим уже сделанное. Результаты намного скромнее, чем могли и должны были быть. И нынешний бюджет, и его фактически ухудшенная копия — будущий, не позволяют выполнить указы и обещания Владимира Путина. Проводимая все эти годы политика, защищает интересы финансового капитала, монополий, олигархов. Что мы имеем в итоге? Большое пополнение в списке Форбс, в нем — более 100 россиян-миллиардеров. По их числу мы в тройке мировых лидеров, но по промышленному и сельскохозяйственному производству, качеству жизни все еще не достигли советского уровня.
 
·И все-таки эта политика оправдала себя в начале 2000?
·Правильнее сказать, у нее были хорошие стартовые позиции. После дефолта и девальвации рубля пошло в рост отечественное производство — был задействован советский промышленный потенциал. Многие предприятия начали успешно работать на замещение импорта. Правительство Евгения Примакова пресекло аферы в финансовой и налоговой политике. Сразу же стал наполняться бюджет. Команде Примакова удалось заложить зерна роста экономики, но урожай снимали уже другие. На наше счастье в это же время быстро росли цены на нефть. Вместе с ними и бюджетный пирог. Он так активно разбухал, что экономикой можно было и не заниматься.
По тому, как ускоренно пополнялся круг миллиардеров и увеличивалось социальное расслоение, разрушались здравоохранение, образование, наука, армия, понятно, в чьих интересах проводилась финансовая политика. С инфляцией боролись путем стерилизации нефтегазовых доходов. Деньги полились потоком в Стабилизационный Фонд (затем Резервный Фонд и Фонд Национального Благосостояния). В итоге тучные годы почти ничего не дали для реального развития России.
 
·Но резервы пригодились — спасли Россию при кризисе 2008-2009?
·Кризис нам обошелся дороже, чем другим, а падение ВВП у нас наибольшее из развитых и развивающихся стран. Это к вопросу о спасении. Оно было таким трудным именно потому, что огромные деньги ранее не использовались для диверсификации и реструктуризации экономики. Во время кризиса мы даже физически не успели бы взять свои деньги. Каждая страна в такие моменты сперва думает о себе, а потом — о своих обязательствах перед другими. Бюджет спасали эмиссия и золотовалютные резервы Центробанка, которые шли на поддержание курса рубля. Средства Стабилизационного Фонда использовались только на поддержку крупных собственников — для реструктуризации их долгов. Основные же траты резервов — простое переписывание денег со счетов Минфина на счета Центробанка. И главное падение цен на нефть продолжалось недолго. К тому времени, когда у нас заканчивались оперативные резервы, стоимость топлива пошла вверх. И заметьте, в кризис, сразу после него, опять-таки быстро рос список миллиардеров. А вот экономика вышла из него искореженной — с деградировавшей отраслевой структурой.
 
·Что же изменилось за эти годы?
·В реальном производстве практически ничего. Мы потеряли машиностроение, даже гордость России — энергомашиностроение. У нас выросли производства пива, воды, черепицы, приборов учета, контрольно-кассовых аппаратов. Конечно, это тоже все нужно, но для национальной экономики, которая должна быть конкурентоспособной, значит, инновационной, слишком мало. Продолжаем все ту же докризисную политику. Принимаем преднамеренно дефицитные бюджеты, занижая нефтегазовые доходы, и обрастаем долгами. В 2010 году Правительство «ошиблось» в подсчете нефтяных доходов на 1.4 триллиона рублей, в 2011 — на 2.5 триллиона, в 2012 — на 1.1 триллиона. Большая часть этих средств ушла в Стабилизационные Фонды. При этом Правительство наращивало долги. За 2008-2014 годы затраты на их обслуживание возросли втрое — со 153 до 453 миллиардов рублей. Это примерно равно расходам федерального бюджета на здравоохранение.
В будущем году планируется заимствовать еще 652 миллиарда рублей. И 380 миллиардов — перечислить в Резервный фонд. История более чем странная. Что вы подумаете о человеке, который одной рукой берет займы под 7 % годовых, а другой — отдает эти же деньги в долг под 0.7%? Проигрывая в 10 раз при каждой операции, он еще и гордится своей мудростью и достижениями. Правительство страны ведет себя именно так. Сперва оно объясняло свои действия тем, что нужно провести структурные реформы, а потом уже вкладывать деньги в экономику. Наконец, казалось бы, провели, приняли нужные законы. Но за годы стерилизации экономика стала дистрофичной. Как и любой дистрофик, она может принимать «пищу» разве что по чайной ложечке, не способна развиваться. И поставить ее на ноги совсем непросто. Во-первых те, кто у ее руля, не знают, как это сделать. И во-вторых, этому мешает крепнущее внутреннее сопротивление.
Пример — история с накопительной частью пенсии. Сегодня в руках финансовых посредников около 2.6 триллиона рублей. За эти огромные деньги никто фактически не отвечает. Будущие пенсионеры не приобретают, а теряют средства от такого «накопления». Государство совершенно правильно перенаправило страховые поступления только за один год в Пенсионный Фонд. Это вызвало негодование посредников, зарабатывающих на пенсионных деньгах. Они организовали бурную компанию в прессе и Правительство, похоже, не выдержало — готово уступить. И напрасно. Для государства гораздо важнее не посредников «кормить», а достойно финансировать в России бюджетников и пенсионеров.
 
·У российской экономики всегда был значительный потенциал роста. Как его задействовать?
·Он уже растрачен. О разрушении обрабатывающей промышленности мы с вами уже говорили. Вступление в ВТО — еще один сильный удар по ней. Даже теоритически не может развиваться предприятие, если его душат дорогостоящими кредитами, высокими налогами и тарифами. Так, недавнее повышение страховых взносов за несколько месяцев «убило» тысячи малых предприятий. На всю эту «мелочевку» не обращали внимания, пока цена барреля нефти ежегодно росла на 25-30 долларов, а добыча топлива возрастала на 30 миллионов тонн. Но золотое время пролетело без должной отдачи — новых источников дохода у бюджета не появилось. В ближайшее время не выручит и нефть. Ее добыча достигла советского пика — 516-518 миллионов тонн в год. Природного газа — тоже. Нет условий и для наращивания производства металлов. Спрос на них на мировом рынке снижается, а конкуренты — китайские компании — теснят все активнее. Низкий (или нулевой) рост федерального бюджета как-то компенсирует нефть. Но у большинства регионов ее нет — их бюджеты останутся без собственных доходов. Общий дефицит субъектов федерации в 2014 году составит более 400 миллиардов рублей. Хотя Правительство планирует рост доходов на 8%. Как удастся закрыть эту пробоину неизвестно.
 
·Западные аналитики в очередной раз снизили прогноз роста ВВП — уже с 1.5 до 1.3%. Свои выводы они подтверждают уменьшением инвестиций в экономику, и не только частных, но и государственных. Но, помнится, один из прежних федеральных бюджетов так и назывался — инвестиционный. Кому же верить?
·Тому, что записано в бюджетах, законах, определяющих федеральные финансовые потоки. Документы последних лет, на мой взгляд, не инвестиционные, а анти-инвестиционные. В бюджете-2014 это не так заметно, поскольку на 18% возрастают расходы на национальную оборону и перевооружение армии. Часть выделяемых средств поступит и на предприятия ВПК, в какой-то мере эти деньги можно считать инвестициями в развитие. Но важно не только их количество, но и механизмы доведения средств до предприятий. За последние годы более половины бюджетных инвестиций — это взносы в уставные капиталы АО. И мы видим, если они не все разворовываются сразу, то лежат на банковских депозитах. И нередко используются при всевозможных слияниях, при скупке активов. По отчету Счетной Палаты из 74 миллиардов рублей, вложенных государством в уставные капиталы свободных экономических зон, 41 миллиард прошел через депозиты в различных банках. И экономика, и бюджет от подобных инвестиций только проигрывают. Убеждена, что решение резко увеличить расходы на армию и ВПК само по себе правильное. Но, если бы эти деньги пошли оборонным предприятиям раньше, отдача была бы несомненно выше. Потому что все федеральные предприятия реорганизованы в АО, каждое из которых имеет дорогостоящие совет директоров, правление. Регулируют движение средств так называемые эффективные менеджеры, а не главные конструкторы, отвечающие за новую технику и вооружения. Чем конкретно занимаются подобные менеджеры — регулировщики финансов, мы узнали из трагикомедии под названием Оборонсервис и ее героини — Евгении Васильевой. Но большинство подобных сюжетов еще не раскрыто и не прочитано. В советы директоров, в правление корпораций, объединений, акционерных обществ входят государственные представители с очень расплывчатыми правами, обязанностями и ответственностью. Вот уже многие годы правительство само не вносит и блокирует депутатские законы об управлении государственными пакетами акций. Если волокита тянется так долго, значит она кому-то нужна и выгодна.
 
·Госкорпорации создавались 5 лет назад как «институты развития». За эту пятилетку мы многое узнали о сказочных зарплатах, запредельных золотых парашютах и бонусах руководителей. Но вот о достижениях крупнейших государственных структур — технологических, инновационных, финансовых — полное молчание. О тех же нанотехнологиях есть только критические заключения Счетной Палаты, да масса анекдотов.
·Роснано — вопиющий пример нынешней инвестиционной идеологии. Компании дали сотни миллиардов рублей, отдачи от которых пока нет. При проверках выясняется, что совсем немного средств использовались как реальные инвестиционные вложения. Да и они пошли в основном на устаревшие иностранные технологии. Роснано — абсолютно не удавшийся проект. Остальные корпорации выглядят получше, но представлять их институтами развития — нет никаких оснований. Под них давали и продолжают давать большие деньги. Все крупные объекты, намеченные к приватизации, по-прежнему получают от государства взносы в уставной капитал — Роснано, Русгидро, РЖД, ВТБ. Правительство вкачивает в них бюджетные миллиарды, потом продает часть акций, и вырученные деньги опять вливает в них же. И это все называется инвестициями. Весьма сомнительна и целесообразность масштабной приватизации в будущем году. В ее программу включены инфраструктурные и стратегические объекты. Фискальной необходимости в их продаже нет.
 
·Есть еще один существенный источник пополнения бюджета — налоги.
·Не существенный, а главный. Благополучие любого государства обусловлено эффективностью налогового законодательства и активностью налоговых служб. Наше налоговое администрирование словно специально направлено на то, чтобы осложнить жизнь тем, кто более или менее рассчитывается с государством. Н в стране едва ли не треть экономики — теневая. Но вот теми, кто не пришел и не встал на учет, налоговики, как правило, не интересуются. И выявлением их не занимаются.
 
·Оксана Генриховна, правительство только разрабатывает законы, но принимаете их вы — депутаты.
·Я лично голосовала против законов, благодаря которым такой размах приняли коррупция, бегство капиталов, офшоризация. Все это — звенья той политики в интересах крупного капитала, которая и довела страну до стагфляции. Западная налоговая система построена на принципе льгот. Значительная часть поступлений в бюджет — подоходные налоги физических лиц, налогообложение основано на прогрессивной шкале — с малоимущих вообще ничего не берут (или возвращают взятые деньги), остальные платят в соответствии со своими доходами. Чем они выше, тем больший процент нужно отдать в казну. У нас же все перевернуто с ног на голову. Малоимущие отдают государству значительно большую часть своих заработков, чем богатые.
Мы вносили на рассмотрение законопроект о введении прогрессивного налогообложения. Предлагали очень гуманную шкалу — прогрессия начиналась бы с доходов, превышающих 3 миллиона рублей в год. Но большинство депутатов отклонило законопроект.
 
·Что государство получило бы с его принятием?
·Вот простой пример. Если бы только состоятельные и очень богатые граждане платили подоходный налог в соответствии с нашей шкалой, то бюджет получал бы дополнительно каждый год более 600 миллиардов рублей. Это позволило бы удвоить федеральные расходы на здравоохранение — да и образованию еще немало бы осталось. Добавлю, что предлагаемая нами шкала намного более щадящая по сравнению с американской, английской, французской, немецкой.
Приведу еще один пример приоритетов в экономике. Правительство намерено провести в 2014 так называемый «налоговый маневр». Его суть — снизить экспортную пошлину на нефть и светлые нефтепродукты и одновременно повысить налог на добычу полезных ископаемых и акцизы на бензин. Потери казны от экспортных поставок придется возмещать внутренним потребителям нефти и нефтепродуктов, цены на которые заметно возрастут. Естественно, снизится конкурентоспособность производства. Поскольку обещанное замораживание тарифов естественных монополий для населения бюджетом не предусмотрено, то инфляция неизбежно превысит запланированную — составит 6-7%. По нашим расчетам, тарифы ЖКХ увеличатся на 10-15%, опять почти вдвое обгонят инфляцию.
 
·Достижение каких основных целей предусматривает бюджет-2014?
·К сожалению, конкретные экономические или социальные задачи не определены. Но поскольку главный финансовый закон строится на основе так называемого «бюджетного правила», то мы не сможем использовать полностью фактические доходы для развития и укрепления страны. В очередной раз преднамеренно занижены нефтегазовые доходы и завышены не-нефтегазовые. А восполнять их будем займами. Странно конечно, что при дефицитном бюджете ПРОДОЛЖИМ ПРЯТАТЬ ДЕНЬГИ В КУБЫШКИ.
В будущем году федеральные расходы возрастут на 104.3% (к 2013г). Увеличится финансирование национальной обороны (на 118.7), физкультуры и спорта (на 126), на обслуживание госдолга (на 110). При этом уменьшаться расходы на здравоохранение, образование, культуру, ЖКХ, СМИ. Уточню, затраты на здравоохранение, образование и СМИ сокращаются второй год подряд. Например, на здравоохранение они составят 90.4% от уровня этого года, на образование 87.1%.
 
·Но есть же майские указы Президента, предусматривающие повышение заработной платы бюджетникам?
·Правительство заверяет, что они безусловно, будут выполнены, но отодвигает сроки (и расходы/) на последующие годы. В 2014 работникам федеральных учреждений здравоохранения будет выделено на повышение зарплат 3.8 миллиарда рублей. Этого не хватит даже на компенсацию инфляции. В 2015 — 7.8 миллиарда, в 2016 — 16 миллиардов. Примерно такое же положение и в субъектах федерации. Но это пока никого не тревожит — указы Президента предусматривают повышение зарплаты врачей до 2 средних зарплат в регионе к 2018 году, но станут ли медицинские специалисты столько времени ждать обещанного? У нас и сегодня не хватает врачей, а при таком отношении в государственных ЛПУ их останется еще меньше. В образовании ( и в федеральных, и в региональных учреждениях) средние зарплаты повысятся тоже не более, чем на 10%.
Даже если правительство сумеет добавить денег, то совсем не факт, что они пойдут на повышение оплаты труда профессорско-преподавательского состава, учителей врачей. Часть этих средств может уйти администрации ВУЗов, директорам школ, главным врачам больниц, поликлиник и их ближайшему окружению. Эти «эффективные менеджеры» и сегодня получают нередко на порядок больше подчиненных. Такая дифференциация — результат принятия 83-го Закона (о бюджетных организациях). Результат отказа от тарифной сетки, штатного расписания, табеля о рангах, ликвидации традиционной системы финансирования общественной сферы. Отсюда и недопустимо низкая эффективность бюджетного рубля, непомерные доходы «новых русских бюджетных менеджеров» и бедность основной массы специалистов.
 
·Не совсем понятно, формируем искусственно дефицитный бюджет, влезаем в долги, чтобы пополнить Резервный фонд и одновременно начинаем брать средства из фонда национального благосостояния. Какая-то странная, мягко говоря, бухгалтерия.
·Вы правы. Бухгалтерия действительно странная: дефицит бюджета 380 миллиардов рублей, заимствования 652 миллиарда, в резервный фонд отправим 380 миллиардов, из фонда национальное благосостояние возьмем 400 миллиардов. То, что возьмем деньги из резервов — хорошо, их нечего мариновать. Н средства необходимо сперва вернуть в бюджет, показать, как источник финансирования дефицита. Фактически это эмиссия, и ее нужно учесть в денежной программе, чтобы отслеживать ее расходование.
Очень важно, какие проекты будут финансироваться. Тратить средства на строительство еще одной московской кольцевой дороги, взлетно-посадочных полос вокруг Москвы — не лучшее решение. Резервы создавали все регионы, и тратить их следует тоже на всех. И для кого мы будем создавать рабочие места? При обустройстве Москвы и Подмосковья дадим работу еще десяткам тысяч мигрантов, но разве это нужно нам сейчас?
 
·Счетная Палата предлагает использовать резервы для погашения госдолга.
·Для начала хорошо бы перестать занимать, а то одним платим, а у других берем и прячем. При такой финансовой политике всегда будем в проигрыше.
 
·Стало расхожим аргументом списывать все ошибки и беды на либеральных экономистов — мол, не работают их принципы в России.
·Такие принципы нигде не работали бы, да им и не позволили бы работать. Не надо представлять наших либеральных экономистов несмышленышами, не знающими жизнь наивными идеалистами. Кажущаяся наивность скрывает крупные финансовые интересы. Это абсолютно точно — симбиоз мировоззрений и интересов. Не берусь судить, что было раньше, яйцо или курица, финансовые интересы, или псевдо-либеральные, вульгарные идеи. Возможно, и обратное. На вульгарной идее выросла непомерная корысть. Это уже вопрос для историков. Для нас важен результат — создана экономическая система, пропитанная алчностью и коррупцией. Споры же вокруг либерализма — лукавый отвлекающий маневр…

Беседовал Леонид Левицкий

 

Читайте нас ВКонтакте
Просмотров 8126