«Говорить на одном языке, работать в едином ритме»

2 апреля Белоруссия и Россия от­мечают День единения народов.

Восемнадцать лет минуло с той поры, когда Президент Беларуси Александр Лукашенко и первый Президент России Борис Ельцин подписали Договор о Со­обществе Беларуси и России, а спустя три года и Договор о создании Союзно­го государства.

25.03.2014 15:56

«Говорить на одном языке, работать в едином ритме»
Григо­рий Рапота

Григорий Рапота, Государственный секретарь Белоруссии

За время его существо­вания Россия и Беларусь продвинулись по пути создания единого экономиче­ского пространства, три государства сформировали Таможенный союз, про­рабатывается форматирование Евра­зийского экономического союза. Для граждан двух стран нет пограничного и таможенного контроля границ. Все уже успели позабыть, как еще несколь­ко лет назад в районе российской Красной горки Смоленской области на границе автомобилям приходилось проходить таможенный контроль. Пусть выборочный, не обременительный, но все-таки создающий неудобства для водителей и пассажиров — им прихо­дилось задерживаться в пути, пла­тить различные сборы. Существовал таможенный досмотр. Теперь все это в прошлом: и россияне, и белорусы могут свободно передвигаться по территории двух государств, беспрепятственно вы­бирать местожительство, устраивать­ся на работу — словом, нет никаких препятствий для общения и сближения двух братских народов.

Григо­рий Рапота1966-1990 — работал в Первом главном управлении КГБ
(внешняя разведка).
1990-1994 — замначальника, начальник отдела ПГУ.
1994-1998 — замдиректора СВР. 1998 — замсекретаря Совета безопасности РФ.
1998-1999 — гендиректор госкомпании «Росвооружение». 2001-2007 — Генеральный секретарь Евразийского экономического сообщества.

2007-2008 — полпред Президента РФ в Южном федеральном округе. 2008-2011 — полпред Президента в Приволжском федеральном округе.

С 25.11.2011 — Государственный секретарь Союзного государства.

Пожалуй, это можно считать самым главным достижением Союзного госу­дарства за минувшие годы. Людей ку­да меньше волнуют высокие материи большой политики или сложные во­просы геополитики. Для граждан двух стран, связанных между собой кров­ными, историческими узами, важно иметь реальную возможность без вся­ких бюрократических преград жить и работать в Минске или в Москве, в Санкт-Петербурге или Витебске, в Екатеринбурге или Гродно. Важно свободно ездить друг к другу в гости, приобретать собственность, учиться в российских или белорусских вузах, получать медицинскую помощь без оглядки на цвет паспорта, вне зависи­мости от того, синий он или красный.

Как считает Государственный се­кретарь Союзного государства Григо­рий Рапота, который дал расширенное интервью журналу «Российская Феде­рация сегодня», акцент на первоочеред­ном решении проблем социально-быто­вого характера был сделан совершенно верно. На самом деле они вовсе явля­ются не какими-то мелкими и незначи­тельными, как это кажется на первый взгляд, а жизненно важными для ши­роких слоев населения двух стран. Они напрямую затрагивают их жизненные интересы. Россияне теперь комфортно чувствуют себя в Беларуси, белорусы — в России. В этом первостепенное зна­чение Союзного государства.

РФС: Григорий Алексеевич, достигну­ты ли основные цели нового интегра­ционного сообщества, просущество­вавшего почти двадцать лет? Решение вопросов повседневной жизни росси­ян и белорусов в едином государстве, снятие многочисленных межгосудар­ственных барьеров, вне сомнений, по себе очень важно. А что дальше? Ка­кие новые цели следует ставить перед собой, чтобы Союзное государство стало еще более крепким, самодоста­точным и эффективным межгосудар­ственным сообществом? Каковы пер­спективы его развития?

Григорий Рапота: Говорить об отда­ленных перспективах Союзного госу­дарства довольно трудно, так как с каждым годом перед нами встают все новые и новые задачи по формирова­нию единого экономического, транспортного, информационного и куль­турного пространства. Скажем, сами эксперты, чье мнение для нас всегда является очень важным, спорят о том, какое пространство мы создаем — еди­ное или общее. Многие цели, которые ставились в начале пути Союзного го­сударства, решены, но постоянно по­являются новые — и это закономерно. Любая взятая высота не исключает появление другой, более того — как бы порождает ее. Кто раньше думал, что мы будем совсем скоро без всяких кордонов ездить друг к другу, жить, работать без каких-либо ограниче­ний? Проблема свободы перемещения снята, однако встают новые вопросы, скажем, равного медицинского об­служивания (пока говорим лишь об оказании базовых медицинских услуг гражданам Беларуси в России и наобо­рот, российским гражданам в Белару­си). До конца не решены проблемы ме­дицинского страхования, унификации законодательных систем двух стран, перечисления некоторых видов пен­сий и многие другие вопросы. Ранее очень большое значение придавалось сфере единого таможенного регули­рования как экономической основы двусторонних отношений, но сейчас эта область нашего сотрудничества с созданием Таможенного союза ушла под его «опеку».

Конечно, было бы опрометчиво ут­верждать, что Союзное государство уже сформировалось как единая ин­теграционная структура, как полно­правный союз с едиными структура­ми управления и функционирования в целом. Конституционный акт пока не принят — это событие ждет нас, хочу надеяться, в ближайшие годы. Пока нам надо сконцентрироваться на ре­шении других задач совместного про­живания наших народов, в том числе и в сфере повседневной жизни людей, о которой мы говорили выше, а также на выполнении целого ряда общих со­циально-экономических проектов.

Не менее важно сотрудничество в сфере безопасности, которое в по­следние годы заметно расширилось и наполнилось более глубоким со­держанием. Военно-техническое со­трудничество с каждым годом приоб­ретает более конкретные очертания. Создана боеспособная региональная группировка войск, сформирована единая система охраны воздушного пространства.

РФС: Как известно, в прошлом году в Союзном государстве было успешно выполнено свыше десяти различных совместных программ как в эконо­мической сфере, так и в области без­опасности и обороны. Какие союзные программы являются приоритетны­ми? Сколько будет реализовано в этом году?

Григорий Рапота: За восемнадцать лет деятельности Союзного государства было реализовано свыше пятидесяти программ, значительная часть которых носила инфраструктурный характер. Это создание пограничных пунктов переходов, таможенного, техническо­го оснащения, энерговооруженности силовых, правоохранительных струк­тур, инновационных, интеллектуаль­ных продуктов, научных разработок, которые применимы в практической области. Приоритетные программы выделить трудно, так как они из раз­ных сфер деятельности, которые пред­ставляют собой различные отрасли. Скажем, одну программу нельзя со­поставлять с другой, например, про­грамму перспективных полупрово­дниковых гетероструктур и приборов на их основе не сравнишь с созданием нового поколения микросистем техни­ки интеграционных систем двойного назначения. Или создание системы за­щиты общих информационных ресур­сов Беларуси и России и укрепление пограничной безопасности Союзного государства. Сравнивать трудно, поэ­тому практически каждую программу, если уж она запущена в работу, можно считать приоритетной.

В этом году планируется выполнить 15 различных союзных программ, то есть примерно столько, сколько было и в прошлом году. В каждой научно-исследовательской области в рамках существующего бюджета выбираем те проекты, которые являются наиболее технологически продвинутыми, взаи­мовыгодными и реально выполнимы­ми. Отбираются разработки не какой-то группой «своих людей», а специали­стами-профессионалами, экспертами, экономистами, финансистами на осно­ве компетентных заключений. Нельзя забывать, что выбираются проекты, которые отвечают интересам как Бе­ларуси, так и России в равной мере. Тут не должно быть некой экономиче­ской дискриминации. Паритет — одно из условий совместной работы.

Конечно, проблем на пути выпол­нения программ возникает немало. Много сил приходится тратить на то, чтобы добиться консенсуса различ­ных министерств и ведомств в отно­шении той или иной программы. Это понятно: некое вполне понятное «бю­рократическое сопротивление» лишь способствует успеху, добавляет упор­ства в достижении цели, заставляет не опускать руки и добиваться своего.

РФС: Итак, программа выполнена. Создан конечный продукт. А кто его собственник? Ведь его создание финан­сировалось из союзного бюджета. Как между двумя странами впоследствии решаются вопросы собственности?

Григорий Рапота: Проблема эффек­тивного использования приобретен­ной на средства союзного бюджета собственности действительно явля­ется очень актуальной. Не в полной мере проработана нормативно-право­вая база. К сожалению, пока у нас нет четкого, недвусмысленного ответа на вопрос что делать в дальнейшем в условиях Союзного государства с собственностью, полученной в резуль­тате осуществления программ. Как ее оформить, кто ею будет владеть, кто распоряжаться и отвечать за возмож­ные убытки либо, наоборот, распре­делять прибыль? Скажем, построили служебные помещения для пунктов пограничного перехода или профинан­сировали создание единой автомати­зированной системы для таможенни­ков. Далее что со всем этим делать? Кому ставить на баланс имущество, кто в последующем должен следить за функционированием объектов, кто должен платить за бесперебойную, нормальную его работу?

Или возьмем интеллектуальную собственность. Это вопрос патентов, очень сложная сфера деятельности. Они должны идти в производство, а кто их учитывает, может и должен ли получать бюджет Союзного государ­ства некие отчисления от использова­ния этого запатентованного продукта, кто ведет реестр объектов собствен­ности и т.д. и т.п. Пока эти вопросы до конца не решены. Мы ведем активные консультации на этот счет как с бело­русской, так и российской сторонами, с теми, кто занимается учетом не­движимости и интеллектуальной соб­ственности. Главное, найти решение, которое устроило бы всех и было бы обоюдовыгодным.

РФС: Экономисты, политики, экс­перты двух стран жалуются на дли­тельные процедуры согласования программ, из-за чего реализация не­которых из них затягивается на про­должительное время. Как одолеть бю­рократов?

Григорий Рапота: Действительно, проблема эта существует. Механизм согласования программ в самом де­ле довольно громоздкий. Нам всем хочется все проекты оформить как можно быстрее, как в добрых русских сказках: по щучьему велению, по мо­ему хотению. Но так в жизни не бы­вает. Нельзя доводить дело до абсур­да — сегодня решили, завтра отдали в разработку, а послезавтра уже все сделали. Существует масса заинте­ресованных министерств и ведомств, которые обязаны четко знать, на что идут средства из союзного бюджета, будут ли они использованы рацио­нально, честно, справедливо, будет ли отдача. Да, иногда с осторожностью перебарщиваем, перестраховываем­ся. Да, есть немало откровенных бю­рократических отписок. Документы, тексты договоров, соглашений, быва­ет, лежат без движения неделями, а то и месяцами. Но все же зачастую это оправдано. Безусловно, нам нужно со­вершенствовать механизм согласова­ний, но по многим важным проектам поспешать действительно надо мед­ленно. Взвесить все «за» и «против». Уж лучше семь раз отмерить, прежде чем раз отрубить…

РФС: На реализацию программ в про­шлом году было выделено из союзного бюджета более 3 миллиардов рублей. Как вы можете оценить возможности общего бюджета выполнять как эти программы, так и решать другие зада­чи функционирования СГ? Достаточ­но ли средств? Насколько эффективно они используются?

Григорий Рапота: Бюджетных средств вполне хватает для того, чтобы вы­полнять программы как по части на­учно-исследовательской, опытно-кон­структорской работы, так и по созда­нию совместного продукта. Большая часть денег тратится на создание но­вой интеллектуальной продукции, что очень важно с точки зрения освоения и внедрения современных технологий, инновационного развития в различ­ных сферах деятельности — космос, машиностроение, медицина, создание суперкомпьютеров и т.д. Так, на основе союзной программы по суперкомпью­терам семейства «СКИФ» в течение по­следних десяти лет созданы несколько поколений суперкомпьютеров. В этом году идет работа над новым суперком­пьютером «СКИФ-Недра». Ранее была выполнена программа по разработке другого гигантского программного комплекса «СКИФ-Грид», который нахо­дит применение не только в науке и об­разовании, но и в реальной экономике, то есть на конкретных предприятиях в двух странах. В целом было зареги­стрировано 45 результатов интеллекту­альной деятельности «СКИФ-Грид». Это пример того, как эффективно вклады­ваются деньги союзного бюджета.

Впрочем, много денег нам не дают. Вначале выделяется определенный бюджет, и в его рамках формируются все программы. Нас не спрашивают, сколько вам нужно денег для выпол­нения всех планов и замыслов. Бюд­жет, конечно, формируется на основе наших предложений, но учитывают­ся все обстоятельства, в том числе и бюджетные возможности двух госу­дарств. По расчетам, нам надо было бы иметь примерно в полтора раза больше средств, чтобы реализовать все задуманное. Это расширение ста­рых программ и создание новых.

РФС: Стоит ли, по вашему мнению, включить в текст Основного закона двух государств упоминание о Союз­ном государстве?

Григорий Рапота: Если будет принят Конституционный акт, то, естественно, возникнет потребность внести необхо­димые изменения в Основные законы России и Беларуси. В любом случае эти вопросы решаются на высшем государственном уровне с активным участием представителей законода­тельной и исполнительной властей России и Беларуси. Если решение о Конституционном акте будет принято, то можно считать это событие вен­цом проекта под названием Союзное государство. А перед этим, хочу еще раз подчеркнуть, нам надо решить ряд важных проблем — создать единые транспортное, энергетическое, инфор­мационное пространства, совершен­ствовать экономические связи. Нам нужно создать прочную социально-экономическую основу для принятия такого документа. Далее можно будет думать над реализацией других идей — единой валюты, герба, флага, об­щих паспортов, как на это указывают многие эксперты. Не стоит торопить время, тем более пока еще не созданы объективные предпосылки для такой глубокой степени интеграции.

РФС: Беседуя с экспертами, занима­ющимися проблемами Союзного го­сударства, нередко можно услышать мнение о том, что с образованием Ев­разийского экономического сообще­ства значение СГ резко снизится, а со временем это образование и вовсе отомрет. Президент России Влади­мир Путин на Высшем Госсовете СГ в Санкт-Петербурге, состоявшемся в прошлом году, заявил, что сотрудни­чество в рамках Союзного государства продолжает играть пилотную роль в продвижении интеграционных процес­сов на всем пространстве СНГ. Иными словами, не исключено, что вскоре по­явится новый формат интеграционно­го сообщества. По-вашему, это будет обновленный ЕврАзЭс?

Григорий Рапота: Мы, конечно, можем много и красиво говорить о неких но­вых форматах двустороннего сотруд­ничества, громко заявить об этом в средствах массовой информации, но давайте будем исходить из реально­стей. Давайте не придумывать то, что невозможно выполнить на данном эта­пе развития. Прогнозы — вещь вообще неблагодарная. В политике, да и в эко­номике, надо подходить к ним весьма и весьма осторожно. Это сложный комплекс двусторонних отношений.

На мой взгляд, мы сегодня должны принципиально решить, как далеко мы можем пойти по пути интеграции, на­сколько глубокой она будет с учетом новых обстоятельств и веления време­ни. Разумеется, нельзя исключить, что появится новый формат интеграции. Тут существует немало сопутствующих факторов, которые нужно иметь в виду. Многое зависит от политической воли руководства двух стран, от пози­ции представителей исполнительной власти, глав министерств и ведомств. Также многое зависит от профессио­нальных рекомендаций экспертного сообщества, роль которого очень ве­лика. Эксперты просто обязаны фор­мулировать свои предложения по бу­дущему Союзного государства четко и аргументированно, ибо этот проект должен служить примером эффек­тивной интеграции, которая выгодна и России, и Беларуси. Этот пилотный проект по сравнению с ЕврАзЭс и СНГ продвинулся намного дальше, особен­но в социальной сфере, и пока явля­ется наиболее приемлемым форматом интеграционных связей между стра­нами на пространстве бывшего СССР Может, нет смысла создавать нечто новое, если уже есть хорошо работа­ющий и хорошо зарекомендовавший себя интеграционный механизм?

РФС: Главные совместные инвестици­онные проекты у всех на слуху — это строительство Белорусской АЭС, соз­дание нового технологического альян­са, холдинга «Росбелавто», в который войдут КамАЗ и МАЗ, а также форми­рование системы дистанционного зон­дирования земли на основе ГЛОНАСС с комплексом управления в Минске. Что еще? Какие инвестиционные про­екты, по вашему мнению, являются наиболее предпочтительными и важ­ными для сотрудничества двух стран? Какова роль Союзного государства в их реализации?

Григорий Рапота: Да, в некоторых инвестиционных проектах есть доля участия структур Союзного государ­ства, но в целом это уровень межго­сударственных отношений, коммерче­ских связей компаний и т.п. Скажем, решение о строительстве Белорусской АЭС принимали не в рамках Союзно­го государства. Однако это не означа­ет, что мы стоим в стороне от таких инвестиционных планов. Разумеется, мы можем и должны способствовать их реализации, но перед нами стоят несколько иные задачи. А вот другой инвестиционный проект — дистанци­онное зондирование Земли в рамках системы ГЛОНАСС — вполне может быть отдельной программой Союзно­го государства. Ею может быть и раз­работка интеграционных систем стан­дартизации космической техники, а также многие другие проекты.

РФС: Следует ли проводить в двух странах выборы в Парламентское Со­брание Союзного государства, чтобы сделать работу этого органа более действенной, эффективной и на по­стоянной основе? Должны ли, на ваш взгляд, присутствовать в «двойке» и другие важные государственные, еди­ные органы: Верховный суд, Счетная палата, Кабинет министров, как пред­лагают некоторые специалисты?

Григорий Рапота: Не будем гадать. Идея сама по себе плодотворная, но не стоит предвосхищать события. Эти вопросы вначале следует решать на высоком государственном уровне.

РФС: То есть сегодня вполне доста­точно контактов законодателей двух стран на межпарламентском уровне?

Григорий Рапота: Межпарламентские связи в работе Союзного государства играют огромную роль, если не перво­степенную. Наши законодатели явля­ются инициаторами многих проектов, начинаний в различных областях со­вместной деятельности. Проходят регулярные встречи, консультации, «круглые столы», семинары. Контак­ты очень хорошо структурированы и всегда носят предметный характер. Вы сами часто присутствуете на таких мероприятиях и видите, что россий­ские и белорусские депутаты всегда предельно конкретны, не из тех, кто «поговорили и разошлись». Многие их предложения, например, в союзные программы, реализуются на практи­ке, преобразовываясь в конкретные результаты. Оживленный межпарла­ментский диалог идет беспрерывно как в рамках личных контактов де­путатов, встреч на совместных за­седаниях комитетов, так и в рамках деятельности Постоянного Комитета Парламентского Собрания России и Беларуси. Мы должны разговаривать на одном языке, работать в едином ритме. Тогда и получим искомый ре­зультат. Кроме того, часто собираются и представители министерств и ве­домств, комитетов законодательных органов России и Беларуси.

РФС: Трудно обойти стороной темати­ку украинского кризиса. Какое влия­ние эти события у наших соседей мо­гут оказать на российско-белорусские отношения и деятельность Союзного государства в целом?

Григорий Рапота: Полагаю, россий­ско-белорусские отношения настольно устойчивые, что внешние привходящие моменты не могут оказать на Союзное государство негативного влияния. Мы внимательно следим за ситуацией у соседей, и если будут какие-либо тре­вожные сигналы, имеющие отношение к нашему межгосударственному обра­зованию, то, естественно, будет соот­ветствующая реакция. Как-никак об­щая протяженность границы Беларуси с Россией составляет почти две с поло­виной тысячи километров. Это фактор, который надо учитывать в случае ка­ких-либо визовых, таможенных, погра­ничных и прочих проблем. Разумеется, нам далеко не безразлично, что про­исходит в соседней стране. Потерять связи, доверие очень легко, тяжело их будет восстанавливать. Дружбой надо дорожить.

РФС: Может, наоборот, украинские события послужат катализатором еще более тесного сближения двух государств в рамках Союзного госу­дарства?

Григорий Рапота: Мне тоже думается, что это должно служить укреплению позиций Союзного государства, его приверженности курсу интеграции. У каждого государства-«двойки» своя внешняя политика, свои особенности развития, но по многим вопросам по­зиции Беларуси и России совпадают. Может, они не являются идентичными, но следуют в русле общей внешнепо­литической линии, и этому способ­ствуют регулярные совместные колле­гии министерств иностранных дел Рос­сии и Беларуси. Не случайно, судя по последним социологическим опросам, уровень доверия россиян к белорусам переваливает далеко за 50 процентов от числа опрошенных, а на фоне укра­инского кризиса он имеет тенденцию к еще большему росту. Это надо ценить. Союзное государство может служить интеграционной моделью для многих государств, бывших союзных совет­ских республик, и этот опыт совмест­ного проживания нужно ценить.

С Государственным секретарем Союзного государства Григорием Рапотой беседует обозреватель журнала «Российская Федерация сегодня» Николай Лашкевич

Фото Игорь Самохвалов
Читайте нас ВКонтакте
Просмотров 5152