Пора разработать декларацию прав личности и народа

27.11.2023 17:30

На начавшемся в понедельник юбилейном Всемирном русском народном соборе много говорилось об идеологии нашего государства. Да, сегодня мы часто говорим о ценностях, о традициях и даже об основанной на них идеологии, но при этом у нас до сих пор действует абсолютно либеральное по своей сути законодательство. В самых разных сферах. Достаточно вспомнить характер наших законов о лишении жизни детей до рождения. И это надо менять.

Любая идеология должна стремиться к реализации на политическом уровне. Иначе это не идеология. Она должна стремиться реализовать себя в законодательстве.

Мы можем сколько угодно рассуждать о ценностях, но все это останется лишь рассуждениями, если, помимо модели идеального общества, которую мы хотим воплотить в жизнь (об этом — отдельный разговор), не будет текстов, которые бы воплощали наши ценности в правовых нормах. Именно с текстом работает законодатель.

Именно текст и его, признанное правильным, толкование в результате становятся источником права и обоснованием правоприменительной практики. Критерием оценки тех или иных явлений, решений или действий, происходящих в государстве и обществе. Значение текста знают и христиане, и мусульмане, и коммунисты, и либералы.

Многие века для всей христианской цивилизации таким текстом была Библия. Однако события последних 250 лет серьезно подорвали неоспоримость Библии как непосредственного источника права для миллионов и миллионов маловерующих или вовсе потерявших христианскую веру людей как на Западе, так и на Востоке.

Новые идеи воплощались в новых текстах, которые становились «священными писаниями» для новых идеологов, политиков и простых людей.

Двадцатый век принес и главный для современного права текст, который стал своеобразным «святым писанием» современности. Речь идет, конечно, о Всемирной декларации прав человека.

Но с 1948 года, когда декларация принималась, западная трактовка понятия «прав человека» сильнейшим образом изменилась, принеся новый взгляд на человека, новые этические представления и новые ценности. В результате тот самый текст, который должен был оградить человека от аморальных проявлений общества и государства, сегодня защищает любые аморальные проявления индивидуума от этики и традиций общества и государства.

Когда наша страна ставила подпись под декларацией, никто даже в страшном сне не мог представить, что она будет использоваться для оправдания однополых браков, так как в документе не написано, что брак — это обязательно союз мужчины и женщины. Концепция прав человека сегодня используется для схоластического оправдания транссексуализма, ЛГБТ-идеологии, абортов, эвтаназии и многого другого. Как это ни парадоксально, но Всемирная декларация прав человека становится оружием в ментальной войне, которую развязала западная цивилизация против всего мира.

Но при этом наша подпись по-прежнему стоит под этим документом. Получается, что как субъект, который подписал эту декларацию, мы соглашаемся с этими схоластическими утверждениями? Очевидно, что нет. Но что в этом случае делать?

Сегодня Россия претендует на статус центра одной из мировых цивилизаций. Цивилизация — это прежде всего единые этические, религиозные, ценностные позиции. В нашем случае это прежде всего православная вера и православная этика.

Ключевая разница в подходах России и западной цивилизации заключается в понимании того, что есть человек. И именно на этот вопрос, в правовых формулировках, должна отвечать декларация прав.

Западное отношение к человеку — это отношение к индивидууму, оторванному от общества и даже от собственной семьи. Индивидуум выступает как существо, сконцентрированное на своих эстетических интересах и взглядах, и игнорирующее все, что происходит вокруг. Таким образом права человека становятся правом требования индивида к обществу и государству потакать его эгоистическим интересам и взглядам, какими бы извращенными, с точки зрения общества, они бы ни были.

В традиционном обществе отношение к человеку — иное. Человек не может рассматриваться только как индивидуум по той простой причине, что даже будучи в утробе своей матери он уже общается с внешним миром, то есть начинает формироваться как личность. Как только человек рождается, он также ни минуты не может прожить самостоятельно, он растет и развивается только в человеческом обществе и прежде всего в семье.

Именно поэтому мы не можем говорить о правах человека как об абстрактном праве индивида. Мы должны говорить о правах личности. Но права личности априори невозможно рассматривать изолированно от права семьи и народа, в котором живет человек.

Такая концепция в корне отличается от сегодняшнего прочтения Всемирной декларации прав человека западным и международным сообществом. Если мы хотим быть самостоятельной цивилизацией, то должны формировать собственные цивилизационные понятия и документы. До тех пор пока мы находимся на территории иной лексики, текстов и трактовок, мы находимся не у себя дома. Мы будем проигрывать.

Пришло время сформулировать собственное цивилизационное видение прав личности и народа. Мы здесь, надо сказать, не будем первопроходцами. Такие попытки уже были: Каирская декларация прав человека 1990 года, Бангкокская декларация 1993 года.

Мы должны дать миру декларацию прав личности и народа, сформулированную исходя из собственных ценностей и этики своего большинства. Она может стать правовой основой, юридическим стержнем нашей цивилизации. Мы юридически сформулируем видение того, что есть человек для нашей цивилизации, что есть семья и народ и каковы отношения между ними.

Этот стержень нашей цивилизации может стать объединяющим не только для формирования этического законодательства внутри страны, но и основой для международного сотрудничества — для расширения концепции государства-цивилизации до масштаба цивилизации как таковой.

Разработка и принятие такой декларации личности и народа — может стать шагом к реальному формированию мультицивилизационного мира не на словах, а на деле.

Правда за нами