К заповедникам — с принципом Гиппократа

2017-й не только год экологии, но и год 100-летия отечественной заповедной системы

Так совпало, что принятый в 2015 году в первом чтении законопроект Правительства РФ о внесении изменений в закон об особо охраняемых природных территориях (ооПТ) ждет своего рассмотрения в особо знаменательный для себя период. 

К заповедникам — с принципом Гиппократа Архангельская область. Заповедный север России: Никольская часовня (начало XIX в.) в селе Вершинино в Кенозерском национальном парке. Фото_РИА_«НОВОСТИ»

ГДЕ ТРАВА ВЫСОКА И ГДЕ ЗАРОСЛИ ГУЩЕ

Примерно так мы видим образ заповедной территории. Такие романтические представления достаточно близки к законодательному пониманию вопроса, поэтому ООПТ полностью или частично изъяты из хозяйственного использования и имеют особый режим защиты. Иначе не сохранить образцы естественной природы, генофонд флоры и фауны.
Под ООПТ федерального, регионального и местного значения у нас занято более 207 миллионов гектаров, или 12 процентов территории страны. С учетом того, что Россия составляет 1/7 часть планеты, — много, а в процентном отношении — не слишком. Чтоб вы знали, в Германии на ООПТ падает почти половина территории. Но вернемся в нашу страну. Среди охраняемых природных территорий 232 объекта федерального значения. В их составе 103 государственных заповедника, 48 национальных парков, 64 заказника, 17 памятников природы. 
Самые главные ООПТ наделены международным статусом: 20 — под юрисдикцией Конвенции об охране Всемирного культурного и природного наследия, 42 — включены во Всемирную сеть биосферных резерватов ЮНЕСКО, 5 — входят в число международных трансграничных резерватов. В списке объектов ЮНЕСКО Россия представлена десятью природными феноменами, по числу которых уступает только Китаю, США и Австралии. Самые известные — «Девственные леса Коми», «Вулканы Камчатки», «Озеро Байкал», «Золотые горы Алтая». Еще 19 значатся кандидатами на включение в этот престижный список.
 

ЗА БЛАГОВИДНЫМИ ЦЕЛЯМИ…УШИ ХОЗЯЙСТВОВАНИЯ

По принятому в 1995 году ФЗ-33 ООПТ делятся на государственные природные заповедники — со строгим запретом на хозяйственное использование природных ресурсов, национальные парки — для охраны природы и отдыха людей, природные парки — со схожими функциями, но регионального подчинения, государственные природные заказники — специализированного профиля и разного временного назначения, памятники природы, дендрологические парки и ботанические сады — в целях сохранения биоразнообразия. Чем ниже объект в перечне, тем ниже уровень его защиты.
С момента принятия базовый закон неоднократно модифицировался. Очередные, по времени последние поправки, которые разработало Минприроды и приняла Госдума в первом чтении (в виде проекта федерального закона №826412-6 «О внесении изменений в Федеральный закон «Об особо охраняемых природных территориях» и отдельные законодательные акты Российской Федерации»), предполагают запрет на изъятие земельных участков и лесных участков, расположенных в границах государственных природных заповедников и национальных парков.
Законопроект предписывает учитывать интересы местного населения при установлении платы за посещение государственных природных заповедников и национальных парков.
Документ ставит цель — усилить правовой режим государственных природных заповедников и национальных парков. Замечательно, но при чем здесь такая новация, как установление закрытого перечня государственных природных заповедников, подлежащих преобразованию в национальные парки? Известны и кандидаты на понижение экологического статуса. Это Тебердинский государственный природный биосферный заповедник (Карачаево-Черкесская Республика), государственный природный заповедник «Столбы» (Красноярский край), государственный природный биосферный заповедник «Командорский» (Камчатский край) и государственный природный заповедник «Гыданский» (Ямало-Ненецкий автономный округ).
Аргументация следующая: на этих территориях в силу сложившихся обстоятельств имеет место рекреационная и иная деятельность, не соответствующая режиму заповедника, но при этом допустимая в национальном парке… При этом юридические лица и граждане, получившие в аренду земельный участок нацпарка для рекреационной деятельности, обязываются ежегодно проводить мероприятия по сохранению природных комплексов и объектов.
Среди всех предложенных изменений, пожалуй, наибольшие разночтения вызывает положение об изменении границ ООПТ. Оно обусловливается следующими основаниями. Первое — когда речь идет о земельных участках, находящихся в границах поселений. Второе — касательно участков в границах территорий, востребованных для осуществления деятельности по обеспечению безопасности государства. Третье — по отдельным решениям Президента РФ. Всякий раз предполагаемым изменениям должно предшествовать проведение государственной экологической экспертизы и публичных слушаний.
Несмотря на целесообразность и благородство заявленных целей, в кулуарах Госдумы считают, что в документе есть спорные моменты, способные потеснить защиту экологии в пользу интересов хозяйствования.
 
НОРМАТИВНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ В СФЕРЕ ООПТ 
 

ООПТ и «ДАЛЬНЕВОСТОЧНЫЙ ГЕКТАР»

В то же время в нижней палате имеется еще ряд профильных законодательных инициатив (три только по Байкалу), поэтому здесь видят смысл рассмотреть все одновременно. Что касается изменения порядка посещения природных парков и взимания платы с посетителей, то при обсуждении вопроса в Комитете Госдумы по экологии и охране окружающей среды депутаты предложили передать его решение региональным органам власти. Для справки: сегодня платить нужно только визитерам заповедников и нацпарков федерального значения.
Автор одной из экологических инициатив — председатель Комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов. Предложенный им и другими его коллегами законопроект попал на стык двух Госдум и двух комитетов. По его мнению, следует обратить внимание на неурегулированность земельных отношений и отнести к федеральной собственности бесхозные земельные участки, в том числе сельхозугодья в рамках государственных природных заказников. Это восполнит правовой пробел и установит право на использование заказниками брошенных сельхозугодий в природоохранных целях.
«К нам поступали жалобы по поводу брошенных земель в Саяно-Шушенском государственном заповеднике. Туда заходит скотина, и происходит полный беспорядок. Ясно же, что их надо переводить на федеральный уровень, — рассказывает депутат. — А уж потом государство определится, что с ними делать, кому и на каких условиях передать. В том числе и решить вопрос в случае, если у какой-то области возникнет обоснованная нужда в том или другом участке. А если отдать земли на местный уровень, в региональный земельный фонд, то, поверьте, может много чего произойти нежелательного. Все должно быть согласовано с законом, чтобы ни шума, ни крика, ни пыли».
Неурегулированная ситуация, обращает внимание депутат, коснулась даже «дальневосточного гектара». Многие земли на уровне границ заповедников в 90-е годы были отданы в частные руки, когда из ООПТ вытащили лакомые куски. И сегодня государство, даже желая отдать «дальневосточный гектар», нередко просто не в состоянии это сделать. Правда, такое предложение в Правительстве и Администрации Президента РФ не поддержали. Здесь полагают нецелесообразным установление федеральной собственности  в границах природных территорий регионального значения.
 

ПРАВОЗАЩИТНИКИ ТРЕБУЮТ: «ГРАНИЦЫ НА ЗАМОК!»

Экологическая общественность усматривает в поправках, которые разрешают расширять и сужать границы особо охраняемых природных территорий (ООПТ), посягательство на весь строй природоохранного законодательства, сложившегося с 1991 года. Включение и исключение из состава ООПТ земельных участков и водных объектов чревато, по мнению правозащитников, негативными последствиями для экологии. В частности, серьезные претензии возникли у общественной организации «Гринпис России», где выдвинутые основания для изменения границ ООПТ считают недопустимыми.
Если их принять, убежден руководитель программы по ООПТ Михаил Крейндлин, открывается широкое поле возможности для выведения тех или иных участков природных территорий для проектов самого разного назначения. «Уже такие попытки были, — возмущается он. — Из состава национального парка «Югыд ва» (Республика Коми) частная компания давно пытается изъять для промышленного освоения участок золоторудного месторождения «Чудное» и даже с попустительства местных властей начала работы. В 2014 году Верховный суд России признал незаконным его отделение. К тому же ООПТ попадают под действие Конвенции об охране Всемирного культурного и природного наследия ЮНЕСКО.
Или взять заповедник «Остров Врангеля», где уже давно строится военная база. О недопустимости такого использования природного наследия дважды высказался Комитет Всемирного наследия ЮНЕСКО. Конечно, исключения из правила возможны, — признает правозащитник. — Мы предлагаем урегулировать их отдельными законами, а не ставить под угрозу все заповедное природное богатство. Экономика не имеет приоритета перед биологическим разнообразием. Не зря на важность его сохранения обращает большое внимание президент. Ни интересы добывающих отраслей, ни интересы безопасности, ни просто корпоративные или частные интересы не должны идти впереди интересов общества и государства».
Экологи-активисты «возбуждались» и по поводу намерений компаний «Роза Хутор» и Газпрома расширить свои горнолыжные курорты в Кавказском заповеднике. Пока биосферный полигон для этих целей можно получить только в аренду, а в случае выведения участков из состава заповедника появляется способ оформить их как частную собственность. В «Гринписе России» считают,  что соображения создания российского Куршевеля вряд ли совпадают с национальными интересами.
 

«ЗАКОН НУЖЕН, НО ИЗМЕНЕНИЯ ДОЛЖНЫ БЫТЬ ВЫВЕРЕННЫМИ И АККУРАТНЫМИ»

Площадь ООПТ различных категорий (в процентах)Председатель Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Михаил Щетинин подчеркивает: «Изменения в закон должны быть взвешенные и понятные всем, как представителям гражданского общества, так и работникам ООПТ. Я считаю, что сегодня перевод заповедников в национальные парки сделать невозможно, потому что это может повлечь определенные, даже необратимые последствия для экологии и субъектов животного мира, который мы охраняем. Это один аспект вопроса. Другой в том, что в заповедную зону входят населенные пункты, например в районе озера Байкал. Проблема изменения границ особо охраняемых природных территорий до сих пор законодательством не урегулирована, а это назревшая болезненная проблема. К нам в Совет Федерации обращались люди оттуда. Действующее законодательство ограничило их возможность заниматься привычными видами хозяйственной деятельности и в правах распоряжения земельными участками. Между тем они никуда не хотят уезжать из родных мест, хотят продолжать жить и нормально работать там. Как быть им и в чем они виноваты? Поэтому надо найти разумный компромисс и подумать, как решить их проблемы и при этом не навредить окружающей природе и животному миру».
Сходная ситуация и у жителей Себежа в Псковской области, где расположен национальный парк «Себежский». Те же проблемы у населения поселка Смольный в Мордовии, разделяемого границами национального парка «Смольный».
Конечно, можно «вырезать» населенные пункты из особо охраняемых природных территорий. Но надо иметь в виду, что нередко ценность самих ООПТ обусловливается именно поселениями, входящими в их состав. Экологи считают, что, например, стоит вывести три населенных пункта из Куршской косы в Калининградской области, как территория перестанет функционировать в качестве национального парка. А взять Кенозерский национальный парк в Архангельской области. Это выдающийся образец североевропейского культурно-исторического ландшафта. Поморские деревни и объекты интересны своим деревянным зодчеством, в котором сохраняются черты исконного русского жизненного уклада и традиций.
Предложение оппонентов законопроекта проводить любое изъятие каких-то территорий из состава ООПТ отдельным законом сенатор не поддерживает. «Мы не должны превращать законодательство в игрушку, с которой можно забавляться по желанию, — говорит он. — Не случайно ведь проходит кодификация законодательства. Есть Гражданский, Лесной, Водный и другие кодексы. И это общемировая тенденция. Абсолютно не вижу смысла по каждому чиху выпускать новый закон. Тогда даже цифровые средства хранения не будут справляться со все возрастающим объемом правовой информации. Решения должны приниматься в соответствии с действующим законом. Вывод: закон, конечно, нужен, но спешить с его принятием не стоит. Прежде следует внимательно отшлифовать и обсудить с регионами, населением и правозащитниками каждую норму».
Тринадцать с лишним тысяч ООПТ, составляющих национальный заповедный комплекс, — одно из наиболее значимых природоохранных достижений нашей страны. Эта сложная, уникальная живая система постоянно требует нормативного регулирования. Его девизом должен стать принцип Гиппократа — «не навреди». Ведь природу обидеть так легко.
      
Людмила Глазкова
 
Вулканы и медведи — символы Камчатки Фото PhotoXPress
Вулканы и медведи – символы Камчатки Фото PhotoXPress

Просмотров 633

03.05.2017

Популярно в соцсетях