Губернаторы избавляются от БМВ

Общероссийский народный фронт бросает вызов организованным хищениям при госзакупках

   

Губернаторы избавляются от БМВ

Анастасия Муталенко

В конце ноября ОНФ провел итого­вый «Форум действий», на котором обсуждались резуль­таты работы в регионах за три минувших года. Одним из главных достижений был назван проект «За честные закупки». Куратор проекта Анастасия Муталенко расска­зывает, как действует механизм контроля за эффективностью госрасходов.

- Анастасия Александровна, миллиарды рублей сохранил госказне ваш проект «За честные закупки». Как это удалось сде­лать?

- В основе нашей работы — бес­корыстная деятельность 11 тысяч активистов в регионах. Все доста­точно просто: если ты неравнодуш­ный человек и видишь, к примеру, что строительство, скажем, турба­зы — ширма для хищений, то тебе прямой путь к нам. Мы, получая со­ответствующую информацию, под­ключаем экспертов и формируем инициативу — комплекс документов по вероятным хищениям или дру­гим злоупотреблениям, который направляем и власти, и правоохра­нительным органам. Среди свежих результатов: удалось предотвратить покупки предметов роскоши и ус­луг на 20 миллиардов рублей. Это шикарные корпоративы, люксовые иномарки для местных органов власти и тому подобное. По нашим инициативам принято решение ограничить полутора миллионами рублей стоимость персональных авто для региональных руководи­телей и двумя с половиной — для федеральных чиновников. «Лексусов» и БМВ теперь в гаражах адми­нистраций не должно быть.

- Но ОНФ — общественная ор­ганизация, возможностей повли­ять на сомнительные решения по бюджетным тратам не так много…

- Да, это так. Однако наш ли­дер — Президент России, и это мно­гое меняет, на наши рекомендации чиновники реагируют довольно действенно, ведь информация о нарушениях и злоупотреблениях может дойти до президента, а он объявит, так сказать, шах тому или иному руководителю, а то и мат. Конечно, сообщаем мы и в правоох­ранительные органы, но там очень часто такие дела и расследования вязнут, особенно в регионах.

- Может быть, причина в том, что в законодательстве нет юри­дических новелл, предусматрива­ющих, скажем, ответственность за срыв плановых показателей и неэффективное расходование средств бюджета?

227 млрд рублей сохранено для госказны по результатам реализации проекта «За чистые закупки»
- Есть такая проблема: юридиче­ски можно наказать только за не­целевое использование средств, а за то, к примеру, что в землю зары­ты миллиарды бюджетных рублей, наказать трудно или невозможно. Улюкаеву вменяют взятку в 2 мил­лиона долларов, а за то, что в быт­ность его министром были приняты непродуманные инвестиционные решения, которые привели к поте­рям для бюджета сотен миллионов долларов, никто ответственности не несет. А за такими действиями, как показывает опыт, очень часто стоят организованные масштаб­ные хищения. Борьба с коррупцией должна быть системной, как и сама коррупция, гражданскую позицию и действия наших активистов хорошо бы подкреплять законодательно.

- Но ведь есть и вполне кон­кретные статьи Уголовного кодек­са, наказывающие за халатность, превышение полномочий, ком­мерческий подкуп.

- Да есть. Но наша практика по­казывает, что правоохранительные органы не всегда горят особым желанием применять эти статьи, вероятно, в силу того, что они допу­скают двойные толкования в наших случаях: можно вменить уголовное нарушение, а можно и арбитражно-­гражданское. Приведу пример: в Ре­спублике Алтай получили миллиард казенных рублей в рамках развития туристического кластера особой экономической зоны. Планировали вырыть и обустроить искусственное озеро, а вокруг него разбить парк развлечений, нашли и частного ин­вестора на три миллиарда рублей. Итог — пятьюстами миллионами бюджетных рублей генподрядчик, рискну предположить, «отблагода­рил» лоббистов, которые помогли получить подряд, а на оставшиеся полмиллиарда соорудил некий по­луфабрикат, денег на полноценное, в соответствии с технологией, стро­ительство не хватило. Кое-как изо­бразили видимость завершенного объекта.

Понятно, что частный инве­стор тут же убежал, отказавшись от своих планов. Так и стоит этот полуфабрикат как монумент не­профессионализма и коррупции. Местная прокуратура, куда мы об­ратились с соответствующим за­просом и документами, возбуждать уголовное дело отказалась. Мотив любопытный — это не наша компе­тенция, деньги-то выделены из фе­дерального бюджета, пусть Москва и разбирается. И подобных историй с туристическими кластерами до­статочно: в Благовещенске постро­или набережную, которая ведет в никуда, в Бурятии тоже устроили набережную, попутно решив за счет федеральных денег местные про­блемы с водозабором, и так далее… Региональные власти выбивают ре­сурсы, для видимости сооружают туристические объекты, расходуют деньги на свои, может быть, и впол­не оправданные и необходимые це­ли. И остановить такое финансиро­вание очень трудно, слишком много заинтересованных людей в Москве и на местах. Только вмешательство президента Путина, к примеру, по­зволило на три года заморозить финансирование особых экономи­ческих зон, передав финансовую заботу об объектах региональным властям.

- Вероятно, кто-то упрекнет ме­ня за такую аналогию, но скажу, что в истории нашей страны был набор статей «за вредительство», он весьма точно описывал состав таких преступлений, в том числе и описанных вами…

БМВ

- Да, есть тема, чтобы обсудить и в Федеральном Собрании, и нашими уважаемыми академиками-правоведами. И не ограничиваться реги­онами, но и проанализировать дей­ствия многих госкомпаний. Почему, например, при существенных про­валах в финансово-хозяйственной деятельности в Газпроме ощутимо повышают выплаты членам прав­ления, до фантастических сумм — миллиард и более рублей в год на одного такого члена? Мы не можем напрямую работать с госкомпаниями, хотя пытаемся разобраться в их деятельности через Правитель­ство и депутатов, сотрудничающих с ОНФ. И конечно, учитываем наши возможности информировать пре­зидента напрямую. Приведу еще один пример: не секрет, что строительство — очень коррупционно­емкая отрасль. Воруют там, напри­мер, так: в траншею закапывают дешевую трубу, а в отчетах пишут, что использовали дорогую. Сегод­ня есть прекрасный способ прове­рить, что там положили на самом деле: сфотографируйте все этапы работ и приложите к финансовым документам. Мы предложили сде­лать это обязательной нормой, но получили отказ. Вернее, не отказ, а формулировку в соответствующем законе сделать такой порядок нео­бязательным, а рекомендательным. Понятно, что к таким рекомендаци­ям прислушиваться не будут.

- Да, строительную «мафию» да­же комиссару Каттани не удалось победить.

- Потому что он действовал в одиночку. Был бы нашим активи­стом — победил бы непременно.

- Незадолго до вашего «Фору­ма действий» проходили заседа­ния другого форума, Общероссий­ского гражданского, во главе с Алексеем Кудриным, известным нашим экономистом. Цели там тоже были декларированы соци­альные: необходимость вклады­ваться в «человеческий капитал», заниматься экологией и так да­лее. Но были и апокалиптические выводы: страна переживает глу­бочайший системный кризис, Пра­вительство не способно управлять экономикой.

- Кое в чем можно согласиться, времена непростые. Но можно лежать на диване и воевать через Интернет по принципу «все плохо и пора валить», а можно пытаться что-то сделать, переломить ситу­ацию. У нас в ОНФ предпочитают действовать, никто за нас ничего делать не будет. Результаты есть, 227 миллиардов рублей только по проекту, который я курирую, со­хранены для бюджета, а можно сделать и больше Но без широкой, всенародной, извините за пафос, поддержки этого не удастся сде­лать.

Просмотров 2208

30.12.2016 15:56