Китайская грамота: первый не значит лучший

Впервые создана концепция внешней политики Пекина в Азии

Китайская грамота: первый не значит лучший  

Госсовет КНР обнародовал впервые созданную концепцию внешней политики в Азии. Она может быть интересна не только международникам, но и экспертам, которые изучают лоббизм в пользу тех или иных держав внутри нашей страны.

Схватка заклятых друзей

Первое место по степени приоритетности политики в Азии в концепции занимают США. Это понятно: при всех особенностях двусторонних китайско-американских отношений Поднебесная — крупнейший экономический партнёр Вашингтона, корпорации из США лидируют, разворачивая производство под своими брендами в Китае, который, в свою очередь, обеспечивает до половины американского импорта потребительских товаров и компонентов для промышленного производства. К тому же в силу историко-географических обстоятельств США обладают мощным влиянием практически во всей Азии, что неизбежно обуславливает учёт их интересов в первую очередь.

На втором месте — Россия, масштабы экономического сотрудничества с которой существенно меньше, хотя и имеют очень неплохие перспективы. 

Третье и четвертое места в приоритетах китайской политики на азиатском направлении Госсовет отдал Индии и Японии. Учтены и возможности сотрудничества с международными организациями. В соответствующем разделе зафиксирована Шанхайская организация сотрудничества, которую китайские аналитики, правда, поставили на предпоследнее место, отдав предпочтение межгосударственным структурам Юго-Восточной Азии. В общем, система наиболее важных направлений имеет вполне аргументированное обоснование, которое базируется на комплексном анализе потенциала тех или иных стран, или международных организаций почти пятимиллиардной части света — Азии.

Анализ в пользу США

Но вот странность: систему азиатских приоритетов внешней политики КНР очень многие эксперты дружно, как по команде (хотя почему «как»), истолковали в том смысле, что Китай смертельно унизил Россию, отодвинув её на второе место и практически бросился в объятия США, чуть ли не изменив союзническому характеру отношений с Россией.

«Китай отказался считать Россию партнёром номер 1», «Разворот российской внешней политики на Восток на фоне резкого ухудшения отношений с Евросоюзом и США пока не встречает взаимности со стороны ключевого, по мнению Кремля, партнёра — Китая», — эти и подобные формулировки подписаны экспертами со вполне солидными научными регалиями из серьёзных исследовательских заведений.

Но насколько такие безапелляционные утверждения соответствуют действительности? На мой взгляд, в минимальной степени. Во внешней политике важность отношений с тем или иным партнёром вовсе не эквивалентна их уровню, а приоритет не означает высшую степень взаимопонимания и добрососедства; тому есть немало примеров в истории.

И Обама, и Трамп не скрывают, что крайне недовольны экономической экспансией и внешней политикой КНР, которая, как говорится в известном анекдоте, влезает в интересы США в любой точке земного шара.

В довоенном Советском Союзе приоритет во внешней политике был отдан фашистской Германии. Соответствующий отдел МИД и подразделение внешней разведки были самыми многочисленными и щедро финансировались, хотя все знали, что под дипломатическими улыбками скрывается смертельная вражда, которая и вылилась в вероломное нападение фашистов на нашу Родину.

Примерно то же самое происходит и в сегодняшних американо-китайских отношениях, разумеется, с корректировкой на современность и новые возможности термоядерного оружия. И Обама, и Трамп не скрывают, что крайне недовольны экономической экспансией и внешней политикой КНР, которая, как говорится в известном анекдоте, влезает в интересы США в любой точке земного шара.

Более того, в беспрецедентно жёстких заявлениях американских лидеров звучат намёки-угрозы применить вооружённую силу, если «плохие парни из Пекина» и дальше будут подрывать гегемонию США и их право определять, как жить народам и государствам. Недаром Вашингтон наращивает военное присутствие в сопредельных с КНР странах, разместив, в частности, противоракетную систему THAAD в Южной Корее, что ограничивает возможности КНР нанести ответно-встречный удар ядерными боеголовками по территории США.

Американские власти резко критикуют Китай за строительство глубоководного порта в Пакистане, который может стать базой для китайского флота, способного контролировать стратегический Малаккский пролив, тем более что КНР развернула строительство современнейших авианосцев. Словом, отношения между Вашингтоном и Пекином сейчас переживают не самые лучшие времена, что и подчеркивает придание им приоритетности в концепции Госсовета.

Аналогичная ситуация и с Индией, с которой у Китая есть территориальные разногласия ещё с пятидесятых, когда между странами едва не разразился вооружённый конфликт, и с Японией, претендующей на некоторые спорные нефтегазовые территории шельфа Южно-Китайского моря. 

Другое дело — Россия. Да, в азиатской политике Китай отдал нашей стране второе место, но в мировой — бесспорно, первое. И такой вывод позволяют сделать не только слова лидеров КНР о стратегическом характере наших отношений на основе добрососедства и совпадения интересов на мировой арене, не только международные договоры и документы о масштабном экономическом сотрудничестве на много лет вперёд, но и простая логика: в противостоянии КНР и США «золотая акция» принадлежит России. Успешной будет та держава, которую поддержит наша страна.

Учтём это обстоятельство — и тогда станет понятной упомянутая непонятная и мало аргументированная оценка внешнеполитических приоритетов Китая в Азии, которая, напоминаю, якобы свидетельствует о пренебрежении российскими интересами и политикой. Все ровно наоборот. Рискну предположить, потому и продвигают США подобные утверждения, привлекая к этому учёных, экспертов и СМИ, лояльные  к Вашингтону.

Просмотров 1977

16.03.2017 19:15

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях