Жорес Алфёров: Гонка вооружений выигрывается не количеством ракет

Знаменитый учёный прочёл лекцию об истории появления атомного оружия

Год назад, давая интервью «Парламентской газете», депутат Госдумы, лауреат Нобелевской премии по физике, академик Жорес Алфёров рассказал, что в Петербургском академическом университете, который он возглавляет, регулярно читаются открытые лекции и послушать их собирается столько народу, что «на люстрах висят». Что ж, обманул нас учёный: никаких люстр в актовом зале нет. Но народу действительно пришло невообразимо много: все места заняты и даже в проходах было не повернуться. В общем, были бы люстры — висели бы и на них.

Бомбы могло не быть

Вообще-то свою лекцию Алфёров должен был читать в сентябре — годовой цикл всегда начинается с ректорской лекции. Но в этот раз не получилось: то Президент к себе вызвал, то дела в Госдуме. Так что пришлось перенести выступление на 12 февраля. Тему академик выбрал не столько физическую, сколько историческую: «Американские и советские атомные проекты и их современная роль. Власть и наука».

— Это крупнейшие, как теперь модно говорить, инновационные проекты, — начал лекцию Алфёров. — Они сыграли огромную роль не только в развитии науки и технологии, но и в развитии планеты.

Лектор легко жонглировал именами великих физиков, в трёх словах рассказывая об их работах, начиная с первых ядерщиков — Анри Беккерель, Пьер и Мария Кюри, Резерфорд, Эйнштейн — и заканчивая теми, кто довёл исследования до логического завершения — Оппенгеймер, Энрико Ферми, Нильс Бор, фон Нейман, Отто Фриш, Рудольф Пайерлс, и наши — Курчатов, Иоффе, Сахаров, Зельдович, Харитон, Келдыш, Ландау. Впрочем, это далеко не все имена, упомянутые Алфёровым, — кажется, он старался не упустить никого, встраивая их в свой рассказ: каждый герой появлялся в своё время, и его достижения логично и красиво вписывали в феерическую, драматичную, а порой и детективную историю создания ядерного оружия.

— Атомной бомбы могло бы и не быть, — обескуражил слушателей лектор. — Что теоретически она возможна — было ясно, были бы какие-то работы, но не более того.

Но, увы, это был конец 30-х годов прошлого века, и все боялись, что Гитлер сделает атомное оружие первым и обязательно его применит.

— Хотя из Германии от Гитлера уехали множество учёных, это всё ещё была мощная научная держава — там работали Гейзенберг и Гейгер.

Когда немцы первыми расщепили ядра урана, в СССР, Великобритании и США, где работа над атомными проектами велась, но пока без прицела, на скорое военное применение, пришлось активизироваться. Венгерский учёный Лео Силард, уехавший в Америку, убедил Альберта Эйнштейна написать письмо президенту Рузвельту, чтобы начать исследования, — так зародился Манхэттенский проект.

— Эйнштейн потом очень жалел об этом, — рассказал Алфёров. — Он говорил, что если бы были хоть малейшие сомнения, что Германия не успеет сделать атомную бомбу, то не подписал бы письмо.

Удобрение для науки

В итоге Гитлер не успел, хотя и очень этого хотел. Зато успели американцы. После бомбардировки Хиросимы и Нагасаки мир полностью изменился. Алфёров уверен, что военной необходимости в бомбардировке не было — Штаты хотели продемонстрировать, кто теперь хозяин на планете.

— Сейчас много говорят о санкциях против России, — покачал головой Жорес Иванович. — Но в отношении СССР санкции были всегда, с момента его появления, и они несопоставимы с нынешними. А к 1945 году Советский Союз вышел из кольца непризнания, он стал признанной мировой державой вместе с США и Великобританией. И тут — Хиросима… Тогда руководство нашей страны поняло, что итоги войны могут быть пересмотрены, и эту проблему надо решать. Обладатель нового оружия показал, что не остановится ни перед чем. Стало очевидно, что атомному проекту нужен другой масштаб.

К работе привлекли лучших физиков-теоретиков, производственников. Как грибы росли заводы, производящие новые материалы. И в 1949 году появилась первая советская бомба.

— Представьте только — мы одновременно восстанавливаем разрушенную войной европейскую часть страны и строим атомную промышленность! Потому что инженерный корпус в стране был. Это сейчас инженера-химика или инженера-металлурга днём с огнём не найти. А тогда были!

Вскоре СССР стал обгонять США: у нас первыми сделали водородную бомбу, первыми построили ракету.

— Та самая «семёрка» Королёва делалась под водородную бомбу Сахарова, но потом был спутник и был Гагарин! Атомный проект привёл не только к созданию оружия, это был мощнейший толчок к развитию науки и технологий.

Беспроигрышные вложения

Пока мировые державы соревновались, кто лучше и быстрее вооружится, учёные СССР и США, оказывается… вовсю общались!

— У нас были очень хорошие профессиональные отношения с американскими учёными, — рассказал Алфёров. — И сейчас они хорошие — мы понимаем, над чем работаем, и как результаты наших исследований могут быть использованы. Наука всегда интернациональна, я всегда это говорил.

Неудивительно, что первыми, кто встал за сокращение ядерного оружия, оказались люди науки, причём часто те самые, кто его разрабатывал.

— Мы хотим работать и вместе решать проблемы человечества! — воскликнул Алфёров.

Кстати, в конце 80-х он тоже участвовал в переговорах по разрядке. И даже встретился на них с бывшим министром обороны США Робертом Макнамарой. За ланчем американский политик вдруг поведал советскому учёному, почему СССР проиграл гонку вооружений.

— Он мне сказал: «Вы погнались за количеством ракет и подорвали свою экономику. А вам было достаточно опережать нас технологически».

— Развивая атомный проект, мы подняли науку и технологию на необычайно высокий уровень, — подвёл итог лекции Жорес Алфёров. — Одновременно решались научные проблемы в смежных областях — радиолокации, компьютерной техники, ракетостроении, материаловедении.

— А какие проекты сегодня могут привести к такому же эффекту? — спросили учёного после выступления.

— Не знаю, — вздохнул академик. — У атомных проектов аналогов нет. Я думаю, что сейчас нужно вкладывать так много, сколько только возможно, в развитие науки и образования — это беспроигрышные вложения. Власть обязана понимать, как она должна помогать науке, не вмешиваясь при этом в какие-то конкретные вещи. Нам нужно развивать научный потенциал и не клевать на чушь собачью вроде… как их? Конвергентных технологий.

Просмотров 2483

15.02.2016 11:50