Татьяна Москалькова: Важно делать всё, чтобы человек получил возмещение вреда в результате ошибок государства

25 апреля спикер Госдумы Сергей Нарышкин представил аппарату уполномоченного по правам человека в РФ нового омбудсмена Татьяну Москалькову. «Парламентской газете» она рассказала, что считает главным в работе на новом для себя посту, почему не собирается оставлять законотворческую работу, а также объяснила необходимость запрета коллекторских агентств и рассказала, от чего граждане России просят защиты чаще всего.

- Татьяна Николаевна, каким качеством в первую очередь должен обладать уполномоченный по правам человека?

- Человеколюбием. Надо уметь расслышать, прочувствовать чужое несчастье и сделать всё возможное для того, чтобы помочь. Мне, я думаю, для этого пригодятся и юридическое образование, и опыт службы в правоохранительной системе, и девятилетний опыт работы в Государственной Думе. Там, кстати, практически каждый депутат по-своему правозащитник.

Вы уже начали работу, приняли дела. Удалось сделать вывод, на какую тему поступает больше всего обращений?

- Действительно, 25 апреля я вступила в должность - спикер Госдумы Сергей Нарышкин представил меня Аппарату уполномоченного. Здесь же присутствовала моя предшественница, а ныне глава ЦИК Элла Памфилова, так что у нас состоялась реальная передача эстафеты.

Почти за месяц от россиян поступило 4180 обращений, из которых большая часть связана с уголовно-процессуальной деятельностью, на втором месте обращения по уголовно-исполнительной системе, третье место удерживает ЖКХ. Последней темы касается 700 обращений. Люди, например, не понимают, почему такие высокие тарифы, почему на момент приватизации дом находился в состоянии, требующем капитального ремонта, а теперь жильцы этого дома должны платить на него взносы. Очень важно изучить индивидуальные жалобы, чтобы понять системные нарушения и сделать всё, чтобы человек получил возмещение вреда в результате той или иной ошибки государства.

- А какие проблемы испытывают граждане в уголовной сфере?

- Люди не могут добиться защиты. И потерпевшие обращаются, и обвиняемые, и подозреваемые, и свидетели. У всех есть свои проблемы. Напомню, что Государственная Дума много сделала для того, чтобы потерпевший стал активным участником уголовного процесса. До этого у него было мало прав - зачастую, ему даже не сообщалось о приостановлении уголовного дела, заведённого по его заявлению, если не находили преступника. В то же время уязвимой остаётся область, касающаяся возбуждения уголовного дела, когда гражданин обращается с заявлением о совершённом преступлении, а ему отказывают в возбуждении уголовного дела, потому что следователь не видит признаков преступления. Да, прокурор может отменить постановление об этом, но тогда всё начнётся по кругу.

Кстати, до революции, по уставу уголовного судопроизводства 1864 года, как только подавалось заявление о совершении преступления, не составлялись акты о возбуждении уголовного дела или об отказе, — сразу же начинался процесс раскрытия преступления. Очень правильный подход, я считаю.

Во многих регионах страны есть свои Уполномоченные по правам человека. С чего начнётся ваша с ними общая работа?

- Как раз для этой работы очень многое сделали мои предшественники — Элла Памфилова и Владимир Лукин, который и начинал выстраивать систему уполномоченных в субъектах. На днях я озадачилась этой темой и увидела, что далеко не во всех регионах существуют законы об Уполномоченных по правам человека, и моя задача теперь, в том числе, ускорить процесс их принятия, а, если нужно, помочь отобрать кандидатуры.

Вскоре я хочу собрать всех уполномоченных на общий форум в Москве - познакомиться, обменяться мнениями и выработать единый подход к изучению обращений.

В Госдуме вы вели очень активную работу над законопроектами. Кому передали дела?

- Закон об Уполномоченном в РФ содержит необходимость приостанавливать партийную принадлежность, но ничего не говорит о том, что передаётся законотворческая деятельность. Именно поэтому я буду оставаться в депутатском коллективе, который внёс тот или иной законопроект. Всего же я работала над более чем 120 законами, внесёнными в Госдуму, а более 20 из них были приняты. Это хороший результат. И сейчас есть ряд инициатив, принятия которых я очень жду. В частности, о кратном исчислении сроков содержания под стражей в СИЗО, если человек отправлялся отбывать наказание в колонию-поселение или колонию общего режима.

Важное направление, которым вы занимались на посту депутата Госдумы - это права наших граждан, проживающих за рубежом. Каким образом продолжите начатое?

- Действительно, этой темой я занималась все девять лет, потому что, будучи заместителем председателя Комитета по делам СНГ, была связана с соотечественниками. Меня волновали темы соблюдения их прав, возможность вернуться на родину. Тем более, что уже 9 лет работает государственная программа добровольного переселения соотечественников, проживающих за рубежом, и мы делали заявления в случае массовых нарушений прав россиян за рубежом. Подчеркну, что это вопросы, связанные с нарушением прав россиян на Украине, проблемы беженцев и мигрантов.

Недавно вы сказали о том, что нужно раз и навсегда покончить с коллекторскими агентствами, одновременно совершенствуя институт судебных приставов. Почему именно эти две темы выделили?

- А они неразрывны. Почему появились коллекторы? Потому что судебные приставы плохо работают, не исполняют судебные решения. Да, хорошо бы прекратить существование коллекторских контор, но одновременно необходимо изменить и правоприменительную практику, и материальное обеспечение РССП - её нужно поднять на должный уровень для защиты прав человека. Если мы упраздним коллекторов, но при этом не изменим работу судебных приставов, то выбиватели долгов всё равно будут возникать. Только называться станут по-другому.

Вы уже думали о том, как будет налажена ваша работа с ЦИК, возможно, по вопросам нарушения прав россиян на выборах?

- Я уже упоминала о встрече с Эллой Памфиловой, где, в частности, мы обсуждали эту тему. Конечно, ЦИК сейчас получил столь крупного опытного правозащитника, что есть полная уверенность: нарушенные права будут восстановлены, а возможное безобразие на выборах пресечено на корню. Подтверждение тому мы все наблюдали, когда ЦИК отменил результаты выборов в Барвихе.

Но, тем не менее, в Аппарате Уполномоченного есть специальное подразделение, которое занимается политическими правами — есть специалисты, которые глубоко понимают избирательное право, а потому будем работать в тесной связи с ЦИК.

- Как восприняли ваши близкие назначение на новую должность?

- Смешанные чувства были у моих родных, потому что это и радость за большое доверие, и понимание, какой огромный труд предстоит мне осуществить, какая эта сложная, серьезная работа и, конечно, понимание, что в семье меня будет еще чуть-чуть меньше.

Беседовала Ксения Редичкина



Ещё материалы: Татьяна Москалькова

Просмотров 3536

26.04.2016

Популярно в соцсетях