Правительство не замечает явных провалов в экономике

В бюджете главное — правильно посчитать

Странное впечатление оставило  заседание Правительства России в четверг, 26 мая, на котором обсуждали, как был исполнен федеральный бюджет за 2015 год и насколько эффективно были выполнены государственные программы. Странное — потому что в Правительстве, словно не заметили обоснованных выводов Счётной палаты, которая зафиксировала в деятельности экономического блока, кажется, все возможные нарушения — от неэффективного расходования денежных средств  до срыва  реализации большинства госпрограмм и прямого искажения плановых показателей.

Доходы от нефти падают, а её экспорт растёт

Проанализировав деятельность экономического блока Правительства, можно сформулировать важнейший, на мой взгляд, его алгоритм: любой показатель может быть успехом, главное — правильно его посчитать. Вот и на вчерашнем заседании как несомненное достижение был представлен факт, что больше половины бюджетных поступлений (57 процентов) получено из доходов, не связанных с продажей нефти и газа. И это должно свидетельствовать, что наконец-то вследствие деятельности Правительства, зафиксировано начало структурной перестройки экономики, в которой бюджет, как и следует высокоразвитому государству, формируют несырьевые отрасли.  Вроде всё верно, но только стоит благодарить за такое изменение структуры доходов не Правительство и его экономический блок, а мировых валютно-сырьевых спекулянтов, обваливших цены на нефть и курс рубля. Ведь одновременно Россия увеличила до рекордных значений добычу и экспорт нефти: в марте из скважин выкачивали почти 11 миллионов баррелей в сутки, а за границу будут вывозить на 3,5 процента нефти больше, чем в рекордном 2015 году, когда продали 241,8 миллиона тонн сырья. Если пересчитать это количество по ценам 2014  года, то, боюсь, доля сырьевых доходов в бюджете может приблизиться к 60 процентам.

Это только один, но весьма красноречивый пример лукавства, которое неизменно сопровождает правительственные отчёты на высшем уровне. Можно привести и другие, не столь безобидные. К примеру, на заседании прозвучала цифра: на поддержку регионов израсходован 1 триллион 600 миллиардов рублей бюджетных трансфертов. Вроде всё хорошо. Есть только два существенных момента, о которых не было упомянуто. Во-первых, остаток неиспользованных средств на счётах региональных бюджетов составил около 200 миллиардов рублей, и непонятно, зачем отправлять новую партию денег, не убедившись в том, смогут ли в регионах их потратить. А во-вторых, не было  около 300 миллиардов рублей из этих сумм, которые должны компенсировать затраты на проценты по валютным кредитам, которые регионы одалживали в банках, чтобы покрыть первоочередные социальные расходы. Почему возникла такая ситуация, когда местные власти пошли с протянутой рукой к коммерческим банкам? Да потому, что Центробанк категорически отказывает в кредитных ресурсах не чужим вроде региональным органам государственной власти, мотивируя необходимостью бороться с инфляцией, а умеренный профессионализм управленцев из правительственного экономического блока не позволяет оперативно осуществлять соответствующие платежи, используя, например, резервные фонды. В итоге довольны только банкиры-заимодавцы, получившие гарантированный и немалый доход  без особого риска.

Кто ответит за «успехи»

Неправильно было бы утверждать, что на вчерашнем заседании совсем не говорили о недостатках. Министр финансов Антон Силуанов привёл очень тревожные цифры: дебиторская задолженность министерств и ведомств в 2015 году увеличилась на 700 миллиардов рублей и составила 3,3 триллиона рублей. В переводе с бухгалтерского это означает, что более четверти бюджетных расходов расходуется вхолостую, не принося отдачи. Почему?  В министерствах и ведомствах крайне некомпетентно распоряжаются государственными средствами, планируя авансирование и финансирование своих бюджетов, о чём упомянул Силуанов.

А что с госпрограммами, исполнение которых признано Счётной палатой весьма неэффективным? Любопытное новшество  в ходе заседания Правительства предложил заместитель министра  Евгений Елин, признав, что реализация госпрограмм, хоть и идёт неплохо, но далека от идеала: несколько самых провальных закрыть, а для других изменить систему показателей!

Самое удивительное не в том, что чиновники хотят выглядеть лучше, это желание естественно и является условием хорошей карьеры. Важнее другое — даже признав то, что на конкретных участках, за которые отвечают вполне известные руководители, дела провалены, не следует никаких выводов. Оценка бездеятельности или непрофессионализма, как важнейший фактор государственной дисциплины, судя по заседаниям Правительства, отсутствует. И стоит ли тогда ожидать, что экономические проблемы, обусловленные не принципиальными факторами — санкции, бюджетный дефицит, борьба с инфляцией и так далее, — но личностными качествами и отсутствием исполнительского мастерства, будут решены?


Просмотров 1218

27.05.2016

Популярно в соцсетях