Сотни миллиардов украдены. Центробанк ни при чём

Как очистить организованное банковское сообщество?

29 февраля прошло очередное заседание банковского совета при Совете Федерации. Тема в упрощённом изложении — как противодействовать злоупотреблениям и преступлениям в банковской сфере и на финансовом рынке, совершенствуя законодательство.

У мошенников новые методы

В банковской системе неблагополучно. Этим, увы, никого не удивишь. А удивить можно тем, что председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко рассуждала о банковских проблемах в ходе дискуссии на банковском совете гораздо компетентнее и заинтересованнее, чем присутствовавшие в зале руководители ЦБ и Минфина России. На все острые вопросы, вынесенные на обсуждение, первый заместитель председателя Центробанка Алексей Симановский, увы, внятного ответа в большинстве случае не дал, пускаясь в общие туманные рассуждения о несовершенстве законодательства и отсутствии нормативов, не позволяющих пресекать вывоз капиталов и предотвращать преднамеренные банкротства.

Между тем год от года мошенники совершенствуют свои методы, изобретая новые способы обмануть и странно доверчивых профессионалов-кураторов из Центробанка, и сотни тысяч не менее доверчивых вкладчиков, малокомпетентных в банковском деле. По словам Валентины Матвиенко, за три года отозваны лицензии примерно у 200 банков. При этом 80 процентов закрытых банков вели деятельность криминального характера, 50 процентов были обанкрочены хозяевами преднамеренно. Бесспорно, процессы эти положительные, расчистка многолетних банковских завалов трудна, но необходима. Однако вызывают недоумение совсем свежие случаи, когда злоумышленники годами действовали безнаказанно, хотя были плотно обложены многочисленными контролирующими органами, включая главный — Центробанк.

Характерный пример — Внешпромбанк, ещё полгода назад солидный и процветающий. Однако к концу прошлого декабря выяснилось, что дыра в балансе — почти 200 миллиардов рублей, которые выводили за границу и вкладывали там в недвижимость и прочие ценности в течение долгого времени. А ведь Центробанк проводил проверки во Внешпромбанке каждый год. Последняя закончилась как раз за три месяца до отзыва лицензии. И это не единственный случай: практически каждый закрытый банк вплоть до последнего момента показывал и удовлетворительную отчётность, и неплохие рейтинги отечественных и международных агентств. Почему в Центробанке не могут оценить реального состояния кредитного учреждения? На этот вопрос возможны два ответа. И оба плохие: либо там работают непрофессионалы, либо есть хорошо простимулированная заинтересованность кураторов. Совершенно возмутительный пример такого непрофессионализма привела спикер Совета Федерации по тому же Внешпромбанку, который, разместив в одном из крупных банков депозит на 10 тысяч рублей, с помощью простой подчистки свифтовского уведомления об этом, превратил сумму актива в 50 миллиардов рублей! Это посильнее памятных чеченских авизо! Но главное, в век глобальной компьютеризации контролёры из ЦБ такой заурядный подлог обнаружить не смогли. Так же как и прошли мимо их внимания ситуации, когда уже ограниченные в своей деятельности банки выводили активы, обналичивали их и снова привлекали на свои счета от имени частных вкладчиков, рассчитывая на возмещение средств от Агентства страхования вкладов. Всего зафиксировано таких историй на сумму в 20 миллиардов рублей.

Семь нянек — а карманы дырявые

Сколько инстанций контролируют банки, чтобы они не обчистили вкладчиков и кредиторов? Все правоохранительные органы, аудиторы Минфина, рейтинговые агентства и, главное, практически все подразделения Центробанка. А всё равно нечистоплотные банкиры воруют, причём, как вынужден был признать первый зампред ЦБ, случаи, когда хозяева прогоревших банков пытаются возродить кредитные учреждения, чрезвычайно редки.

Какой же эффект от действий контролёров? Он несопоставим с суммами ущерба. Андрей Мельников, заместитель генерального директора госкорпорации «Агентство по страхованию вкладов», сообщил, что по фактам преступлений, связанных с преднамеренным банкротством и другими действиями при отзыве лицензий было возбуждено в прошлом году 261 уголовное дело. Было вынесено 47 приговоров, реальное наказание получили 16 человек. Рискну предположить, что среди них не было ни одного руководителя и тем более контролёра из ЦБ. Да что там, если даже после аферы на 200 миллиардов рублей во Внешпромбанке в отношении его кураторов ЦБ ограничился служебным расследованием. Не покидает стойкое ощущение, что все причастные инстанции проявляли до последнего стойкую лояльность к оценке деятельности мошеннических банков. Это дорогого стоит. И лишних, видимо, на этом поле не нужно: во всяком случае, А.А. Иванов, заместитель начальника управления МВД России, рассказав о схемах банковских преступлений, посетовал, что Центробанк за последние годы ни разу не проинформировал МВД о результатах своих проверок, в том числе и в отношении сомнительных кредитных организаций.

Подсудны ли кураторы?

Что же делать? Центробанк в лице Алексея Симановского, согласившись с критикой, никаких новых предложений не выдвинул, ограничившись просьбой ускорить прохождение некоторых «банковских» законов. А вот другие участники выдвинули интересные и действенные идеи. По примеру британского законодательства, например, мгновенно арестовывать имущество обанкроченных банков и их хозяев и руководителей, а также закрывать им выезд за рубеж. К уже выехавшим мошенникам применять международную процедуру замораживания их активов за рубежом. Применять меры уголовного преследования к сотрудникам Центробанка, по чьей халатности стало возможным мошенничество в курируемых банках. Усовершенствовать систему оценки Центробанком всего банковского имущества и залогового, в частности. Ужесточить стандарты и требования к рейтинговым и аудиторским агентствам, оценивающим состояние банков, а также ответственность за такие прогнозы.

Но все эти меры могут оказаться бесполезными, если не изменится стратегическая политика ЦБ, о которой дипломатично упомянул заместитель председателя Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам Николай Журавлёв. Он сказал, что Центробанк «сокращает ликвидность малых и средних банков, ограничивая их конкурентоспособность сравнительно с крупными и государственными кредитными учреждениями». Переведём на понятный язык: Центробанк не даёт кредитов малым и средним банкам, но не забывает предоставлять ресурсы государственным — по обязанности, — и крупным частным — видимо, по сердечной предрасположенности. Эта ситуация объективно толкает не самых крупных банкиров к полузаконной и криминальной креативности, изыскивая совсем не характерные для классического банкинга способы получать прибыль.

 


Просмотров 7302

29.02.2016

Популярно в соцсетях