О создании национальной гвардии Российской Федерации

- Необходимость обеспечения национальной безопасности в контексте вызовов и угроз, перед которыми предстоит любое суверенное государство, обуславливает необходимость повышения эффективности функционирования силовых структур. В мировой практике государственного строительства одними из силовых структур, создаваемых для цели как охраны правопорядка, так и для решения военных задач, являются так называемые «национальные гвардии», изначально являвшиеся народными ополчениями, созданными для цели охраны правопорядка (так называемая милиция). Такого рода структуры (именуемые как национальные гвардии или иначе) существуют во многих государствах, в том числе в США, в странах Европы, в Украине. Национальные гвардии, как правило, представляют собой организационно самостоятельные военно-правоохранительные структуры, однако они могут находиться и в системе вооружённых сил государства.

3 июля 2016 года Президент Российской Федерации подписал Федеральный закон № 226-ФЗ «О войсках национальной гвардии Российской Федерации», определяющий правовое положение и полномочия войск национальной гвардии Российской Федерации. В качестве задачи войск национальной гвардии определяются участие в охране общественного порядка, обеспечении общественной безопасности, охрана важных государственных объектов, специальных грузов и сооружений, участие в борьбе с терроризмом и экстремизмом, участие в обеспечении режимов чрезвычайного положения, военного положения, правового режима контртеррористической операции, участие в территориальной обороне Российской Федерации, иные задачи.

Рядом политиков и представителей различных средств массовой информации высказывались позиции, касающиеся «сверхшироких» полномочий российских войск национальной гвардии, в частности, положений о применении оружия при значительных скоплениях людей.

Однако следует заметить, что конструкция нормы, регулирующей отношения по поводу применения оружия при скоплении людей, не допускает произвольного применения оружия: в соответствии с положениями части 5 статьи 21 указанного закона военнослужащий (сотрудник) войск национальной гвардии не имеет права применять оружие при значительном скоплении людей, если в результате его применения могут пострадать случайные лица, за исключением случаев применения оружия в целях предотвращения (пресечения) террористического акта, освобождения заложников, отражения группового или вооружённого нападения на важные государственные объекты, специальные грузы, сооружения на коммуникациях, охраняемые войсками национальной гвардии, и на собственные объекты войск национальной гвардии. Положения указанной статьи предметно оговаривают допустимые вообще случаи применения оружия (для защиты граждан, для пресечения попытки завладеть оружием, для освобождения заложников, для разрешения запирающих устройств и т. д.).

Ограничения на применение оружия служащими национальных гвардий содержатся и в регулировании в зарубежных странах. В Португалии, например, военнослужащие национальной гвардии могут применять оружие только в случае отражения нападения на себя или на третьих лиц, а также при продолжении сопротивления с применением насилия к осуществлению службы при выполнении военнослужащими национальной гвардии своих обязанностей после соответствующего предупреждения и исчерпания иных средств принуждения к исполнению законных требований.

Следует обратить внимание, что параллель, проводимая с национальной гвардией США в контексте российской реформы Внутренних войск МВД не вполне удачна в силу того, что национальная гвардия США находится в структуре Вооружённых сил США, являясь частью их резерва. Структуры национальной гвардии США, будучи задействованными в решении внутригосударственных задач, не имеют собственных целей, целью в данном случае является содействие правоохранительным органам и оказание иной помощи органам исполнительной власти.

В соответствии с параграфом 101 раздела 32 Кодекса США (National Guard) национальная гвардия США включает Армию национальной гвардии (Army National Guard) и Военно-воздушные силы национальной гвардии (Air National Guard).

Среди европейских государств в значительной степени аналогичной российской национальной гвардии исходя из полномочий является национальная гвардия Португалии, однако спектр задач национальной гвардии Португалии несколько шире, чем у российской. В соответствии с Декретом «Об утверждении организационной структуры Национальной республиканской гвардии» миссией национальной гвардии Португалии является обеспечение демократической законности, защиты внутренней безопасности и прав граждан, а также поддержка осуществления политики национальной обороны, в соответствии с Конституцией и законодательством. Национальная гвардия Португалии существует как организационно-обособленная структура для охраны правопорядка, она может быть задействована за пределами территории Португалии.

Российская модель построения организационно-обособленной национальной гвардии в целом обладает чертами в основном европейской модели (в части широкого спектра полномочий национальной гвардии, определяемом путём предметного перечисления полномочий в регулирующем акте). Американская модель национальной гвардии отличается, главным образом, тем, что национальная гвардия является частью резерва регулярных вооружённых сил, при этом национальная гвардия США является «очень универсальной структурой», которая может быть задействована в операциях вместе с Вооружёнными силами США. Национальная гвардия США применяется и обособлено от Вооружённых сил для цели реагирования на угрозы, а также для содействия иным органам исполнительной власти (например, при стихийных бедствиях и техногенных катастрофах). Нормы российского закона о национальной гвардии в значительной степени схожи с положениями законодательства иных европейских государств. Европейскую модель национальных гвардий отличает широкое наличие у служащих национальных гвардий полицейских полномочий, что также свойственно и для российской модели национальной гвардии.

С учётом смысла положений Федерального закона «О войсках национальной гвардии Российской Федерации» функционирование национальной гвардии не корреспондирует потенциальным нарушениям прав и свобод граждан в силу того, что регулирование правового положения и функционирования национальной гвардии в целом аналогично подходам, отражённым в федеральных законах «О полиции» и «О федеральной службе безопасности», схоже с отражённым в ряде законодательных актов подходом европейских государств.

Реформирование Внутренних войск МВД России следует рассматривать в совокупности с реформой федеральных служб — Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков и Федеральной миграционной службы, целью проведения которой стало усиление противодействия нелегальной миграции и незаконному обороту наркотиков, а также преодоление проблем взаимодействия между уполномоченными федеральными органами исполнительной власти (с учётом компетенции МВД, ФСКН и ФМС), при это выделение в новую структуру Внутренних войск МВД (образование на их базе войск национальной гвардии) обусловлено необходимостью оперативного реагирования на ряд вызовов и угроз, целесообразностью повышения организационной самостоятельности такого рода структуры, что соответствует и опыту иных правопорядков, где военно-полицейские структуры осуществляют деятельность, будучи организационно-самостоятельными.

Риторика высказываний, главный тезис которых сводится к тому, что новая силовая структура направлена на подавление возможных беспорядков внутри страны, мало того что безосновательна — не основана на положениях действующего законодательства, такого рода тезисы в федеральных СМИ приводят к дезинформации граждан Российской Федерации, способствуют повышению дестабилизирующих настроений, являются попытками «посеять панику» на фоне реформирования системы силовых органов исполнительной власти, что создаёт угрозу национальной безопасности.



Ещё материалы: Андрей Клишас

Просмотров 3292

08.07.2016

Популярно в соцсетях