Сделать из России новую Канаду не удалось

Политологи на конференции в Санкт-Петербурге отвели нашей стране куда более значимую роль

Сделать из России «новую Канаду» жаждал так называемый министр иностранных дел РФ Андрей Козырев. Был такой в недоброй памяти девяностые. И если кто-нибудь подумал, что он имел в виду благосостояние народонаселения, а канадцы в целом живут неплохо, то зря. Козырев мечтал видеть нашу страну придатком Соединённых Штатов наподобие их северного соседа. И всё.

Курица или яйцо

Упомянули засланного министра на международной конференции политологов в Санкт-Петербурге, когда вспоминали, к счастью, преодолённое недавнее прошлое нашей страны, наука, промышленность и сельское хозяйство которой уничтожались под политический заказ. Из марксистско-ленинских постулатов следует, что экономика первична, а политика вторична. Сегодняшние политологи эту взаимосвязь закольцевали, предпочитая при этом политику ставить на первое место. Как мы только что отметили, в девяностые это было предельно очевидным.

Спор о верховенстве политики или экономики сегодня напоминает дискуссию о первичности курицы или яйца. Политические ошибки вредят экономике, а экономическая рецессия влечёт за собой общую политическую неустойчивость. Факт существования этого порочного круга пока мало кем осмыслен. Так считает Владимир Якунин, исполняющий обязанности президента Российского общества политологов, организовавшего петербургскую конференцию.

Однополярная неустойчивость

Лишь в начале XXI века мы осознали, что ялтинско-потсдамская система, существовавшая в мире после Второй мировой войны до 1991 года, отличалась большой гибкостью и устойчивостью. Её обеспечивал мировой баланс сил. Глобализация по-американски, превращение Вашингтона в единственный мировой центр силы принесли не безопасность и стабильность, а хаос и распад.

На таком фоне в Европе происходит беспрецедентный рост несистемных сил, среди которых выделяются антиглобалисты и евроскептики. Однако традиционные политические силы быстро приспосабливаются к новым реалиям. Особая нарезка избирательных округов, второй тур, практика создания блоков, фактор СМИ позволяют воздвигнуть искусственные, но весьма существенные барьеры на пути независимых сил к власти.

Так, недавно во Франции Национальный фронт, выигравший в первом туре выборы в большинстве регионов и набравший шесть миллионов голосов, во втором повсеместно проиграл блоку двух системных партий.

Всё это позволило американскому политическому публицисту Ноаму Чомски говорить о том, что выборы «являются методом маргинализации населения».

Ход троянским конём

Президент Франции Шарль де Голль в своё время не случайно выступал против приёма Великобритании в Европейское экономическое сообщество. Он справедливо опасался, что Лондон станет своего рода троянским конём Соединённых Штатов. В то же время он выступал за развитие отношений с Советским Союзом, предложив идею Европы от Атлантики до Урала.

Опасения генерала оправдались. Сегодня англосаксонское доминирование не ограничивается Европой. Инструмент этого доминирования - глобальная финансовая система, основанная на долларе. Две трети мировых финансовых потоков контролируются банками Соединённых Штатов и Великобритании. В качестве одного из способов «списания» накапливающегося чудовищного внешнего долга Соединённые Штаты используют экспорт напряжённости и разжигание военных конфликтов по всему миру.

Однако подавляющего превосходства США больше нет. Кто-то должен заполнить образующийся геополитический вакуум. По мнению многих экспертов, на эту роль может претендовать Китай.

Без России не получится

Однако китайцы предпочитают действовать медленно, делая акцент на мягком распространении своего влияния за счёт экономической экспансии. В современном мире, где сила вновь начинает играть значительную роль, подобная политика имеет свои издержки. Военный потенциал Китая увеличивается нарастающими темпами, но опыт его применения практически отсутствует.

Уступая Китаю экономически, Россия имеет перед ним ряд преимуществ в военно-политической и дипломатической сферах. Россия всегда была ориентирована вовне. Именно этим объясняется её упадок в девяностые годы, хотя и по сей день можно услышать голоса провокаторов, призывающих никуда не соваться, а заниматься исключительно внутренними делами.

Нехватка экономического фундамента новой межгосударственной конструкции, создаваемой Москвой, - проблема объективная. Именно в это слабое место бьют инициаторы западных экономических санкций против нашей страны. Вот почему Евразийский союз должен превратиться в полноценное объединение с населением более 200 миллионов человек. Преимущество Евразийского союза состоит в том, что он в отличие от ЕС не забюрократизирован.

А есть ещё и БРИКС. О растущей роли этой организации говорил на конференции политологов Арун Моханти, профессор Школы международных исследований индийского Университета имени Джавахарлала Неру. Цель, объединяющая страны БРИКС, - реформирование глобальной финансовой системы в пользу тех стран, которые до сих пор ничего не выигрывали от её существования.

По мнению участников международной конференции политологов, Европа для России и Россия для Европы отнюдь не потеряны. Речь идёт о миллионах рядовых жителей Старого Света и представителях общественно-политической элиты, которые недовольны доминированием атлантизма и рассматривают Россию в качестве естественного партнёра.

Ещё материалы: Юрий Субботин

Просмотров 2721