Посевная чуть не осталась без денег

Средства были выделены после резкой критики министра сельского хозяйства в адрес Министерства финансов

Посевная чуть не осталась без денег

Фото Геннадия Михеева

Одна из немногих отраслей, которая показывает устойчивый рост, — сельское хозяйство, опровергая при этом концепцию Центробанка о том, что лучший способ побороть инфляцию — не давать денег в виде дешёвых кредитов в реальный сектор экономики. 

Два с лишним триллиона рублей, ассигнованные на Государственную программу развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на период до 2020 года, дают весомую отдачу, связывая свободные средства населения и уничтожая инфляцию.  За три года действия этой программы ощутимо возросло производство свинины, птицы, овощей, Россия стала экспортировать зерно. Однако динамичность сельхозпроизводства очень часто не вписывается в режим работы Минфина…

Пока гром не грянет, Минфин не перекрестится

Последний такой случай произошёл в конце марта, когда вопреки управленческой этике министр сельского хозяйства Александр Ткачёв на совещании у премьера Дмитрия Медведева резко высказался в адрес Минфина. За то, что он не переводит бюджетные средства в регионы для финансирования аграриев, хотя уже прошёл первый весенний месяц, крайне важный для посевной кампании, особенно в южных регионах. По словам Александра Ткачёва, в регионы на 24 марта перечислено 117 миллиардов рублей. Хитрость в том, что это так называемые лимиты, цифры, определяющие размер субсидий, а не живые деньги, которых поступило только 20 миллиардов рублей. В последующей довольно оживлённой дискуссии с представителем Минфина, заместителем министра Антоном Ивановым выяснилось, что у государственных финансистов весьма своеобразный режим перечисления средств. В течение марта Минсельхоз просил перечислить живые деньги в соответствии с запланированными объёмами, а в ответ слышал ссылки на инструкции, не позволяющие этого сделать, а также сетования на то, что нет объёмов, нет наличности, нет ликвидности…

Что в итоге? Губернатор Белгородской области Евгений Савченко оценил нехватку средств на полевые работы в 1,6 миллиарда рублей, в первом квартале область из согласованного объема в 2,8 миллиарда получила лишь 1,2 миллиарда рублей. Аналогичная ситуация в Курской области, где, по словам губернатора Александра Михайлова, по вине Минфина не хватает 2 миллиардов рублей. Более того, Минфин урезал лимиты в той же Белгородской области и по году, сократив в два с половиной раза запланированные объёмы финансирования в 15,7 миллиарда рублей!

Из этой ситуации вытекает, собственно, только один вопрос: это как же надо планировать выделение в соответствии с Государственной программой средств, чтобы оставлять аграриев без денег в начале весенних полевых работ? Или управленцы из Минфина не проинформированы о том, что в марте-апреле в соответствии с законами природы закладывают основы будущего урожая? Да, Минфин пообещал выделить живые деньги после 1 апреля, предупредив при этом, что если они не будут потрачены во II квартале, то средства отзовут обратно в бюджет. Однако это только в магазине возможно заплатить рубли и тут же забрать покупку. В производственной деятельности не всё так просто: приобрести горючее, запчасти, семена, удобрения и так далее мгновенно не получится, с учётом логистики и необходимости произвести материалы и комплектующие на эти операции может уйти не одна неделя. Если учесть необходимость предоплаты, то, чтобы получить заказ в апреле, его необходимо оплатить в феврале-марте.  Есть такое понятие — производственно-логистический цикл, в сельском хозяйстве прочно связанный со сроками созревания сельхозкультур. Знают ли об этом бухгалтера из Минфина?  

Управление методом тыка

И ведь ситуация с финансированием сельского хозяйства повторяется каждый год. Правда, в разных вариантах, но суть не меняется — село вовремя не получает денег, положенных по закону о бюджете.  В этом году после упомянутой перепалки премьер Медведев довольно резко потребовал от Минфина исправить ситуацию в течение трёх дней, добавив «иначе кому-то будет очень больно». И — странное дело — уже  на следующий день, в пятницу, 1 апреля, «затерявшиеся» 62 миллиарда рублей агросубсидий поступили на счета субъектов Российской Федерации в казначействе!  В Минфине не возникло ни проблем с объёмами, ни с ликвидностью, ни даже с инструкциями и наличностью.  Видимо, перспектива получить «очень больно» оказалась поэффективнее необходимости выполнять порядок и сроки бюджетных расходов. Теперь, как подчеркнул министр Александр Ткачёв, эти 62 миллиарда в течение апреля будут раскассированы и перейдут со счетов регионов непосредственно к сельхозпроизводителям, позволив сделать материально-технические заделы на весенне-летние работы.

Но проблема-то не исчезла. И она не ограничена ведомственной аграрной тематикой. Если уж с относительно благополучным, прибыльным и предсказуемым сельским хозяйством, положение в котором всегда в центре внимания высшего руководства страны, Минфин позволяет себе такие провалы в плановом финансировании, то что творится в других, не столь заметных сферах? И стоит ли удивляться, что в результате такого режима финансирования Счётная палата находит то бесхозный триллион рублей на счетах Минобороны (деньги загнали, а времени освоить их не осталось), то долгостроев на четыре триллиона рублей — ресурсы выделили не своевременно, договорная кампания уже закончилась (или не началась)…  Главное же — никто в Минфине не несёт ответственность за подобные действия.


Просмотров 996

05.04.2016

Популярно в соцсетях