Лётчики особого назначения Севастопольская операция

70 лет победы: Документальная повесть

Всё воздушное пространство над херсонесским аэродромом в осаж­дённом Севастополе находилось под непрерывным контролем вражеских истребителей. Мощные прожекторы, установленные противником на северной стороне Севастопольской бухты, всю ночь освещали лётное поле, и любая активность на нём вызывала шквал огня.

Семь дней и ночей. Хроника событий

С нашей стороны аэродром прикрывали остатки истребителей 3-й особой Севастопольской авиагруппы (3-я ОАГ) и «небесные тихоходы» У-2, которые вылетали в ночное время в расположение батарей противника и сбрасывали бомбы и горючую жидкость, ориентируясь визуально на огневые вспышки орудий и прожекторные установки.

В ночь на 21 июня 1942 года (минул ровно год с начала войны) шесть «Дугласов» 3-й эскадрильи Московской авиа­группы особого назначения начали выполнение боевой задачи по обеспечению боеприпасами и продовольствием войск и жителей окружённого Севастополя и эвакуации раненых.

23 июня 1942 года

Через сутки, в ночь на 23 июня, уже двенадцать гружённых бое­припасами «Дугласов» 1-й и 3-й эскадрилий МАОН поднялись в воздух с аэродромов Краснодара и станицы Кореновской и взяли курс на Севастополь.

Девять «Дугласов» по­очерёдно зашли со стороны Херсонесского маяка и, не зажигая огней, «на ощупь» произвели посадку на изрытом воронками лётном поле, на котором непрерывно рвались снаряды. Эта воздушная «карусель» из наших и вражеских самолётов, непрерывные обстрелы из орудий и миномётов иногда дезориентировали защитников Севастополя. Так, два «Дугласа», сбросив груз на условленный сигнал из костров в районе Камышовой бухты, по ошибке были обстреляны зенитным огнём своих кораблей. Один самолёт, получив повреждения мотора, был вынужден вернуться с маршрута.

24 июня 1942 года

В ночь с 23 на 24 июня плотный туман навис над землёй и начальным участком морского пути. Двенадцать «Дугласов» вылетели с интервалом 10 минут. По радионавигационным расчётам лётчики вывели самолёты к выходным воротам на кавказском побережье и вышли в море. Самолёты первого эшелона, пробив облачность, пошли низко над водой к Херсонесскому мысу — шесть совершили посадку, один произвёл сброс груза. На пути следовавших за ними пяти самолётов встал мощный грозовой фронт, и по приказу командования они вернулись на базу.

Оперативное донесение командира МАОН майора Владимира Короткова командованию СКФ от 23 июня 1942 года коротко, но в полном объёме даёт представление о тяжелейшей ситуации в осаждённом Севастополе: «Приём на аэродроме организован плохо. Разгрузка производится силами экипажей. Раненые своевременно не подвозятся. Погрузкой людей никто не руководит. Командир кораб­ля Любимов, разгрузив самолёт, 1 ч. 20 мин. ожидал, пока ему привезли раненых. К самолёту командира корабля Колесникова подвезли сразу несколько автобусов раненых, которые толпой бросились штурмовать самолёт, причём легкораненые отталкивали более слабых. Местное командование только угрозой оружия восстановило порядок и посадило на самолёт тяжелораненых. Для упорядочивания приёма направляю на аэродром своего представителя».

В условиях интенсивной эксплуатации и летней жаркой крымской погоды моторы загруженных до предела «Дугласов» быстро вырабатывали свой ресурс. 5 самолётов пришлось отправить на базу авиагруппы во Внуково для смены моторов, 2 проходили ремонт на месте. В распоряжении авиагруппы оставалось 13 исправных машин.

25 июня 1942 года

Линия фронта придвигалась всё ближе к Херсонесскому мысу.

Из доклада командира МАОН­ Владимира Короткова начальнику ГУ ГВФ Астахову:

«Обстановка работы всё более усложняется. До сего времени аэродром обстреливался лишь дальнобойной артиллерией противника, а в ночь с 24 на 25.06 был подвергнут обстрелу полевой артиллерии. За 20 минут до прилёта наших самолётов на аэродроме артиллерийским огнем противника были уничтожены несколько самолётов ВВС ЧФ. Несмотря на эти крайне тяжёлые условия, обстоятельства требуют продолжения нашей работы». В эту ночь на херсонесском аэродроме произвели посадку 10 «Дугласов», один сбросил груз на световой сигнал.

26-27 июня 1942 года

На морском участке трассы от Керчи до Балаклавы барражировали мессершмиты. В ночь с 25 на 26 июня два «Дугласа» на пути в Севастополь подверглись их атаке, но сумели уйти в облака. В эту ночь 13 самолётов произвели посадку на херсонесском аэродроме.

Загрузку «Дугласов» увеличили до предела возможного. При первоначальном расчёте перевозки 6 лежачих и 16 сидячих раненых на борт брали до 30 человек. Посадка производилась в наименее подверженном обстрелу месте, у Херсонесского маяка. Раненые были сосредоточены в балке неподалёку. При полном безветрии, нехватке питьевой воды, недостатке медперсонала, рвущихся рядом снарядов они сутками ожидали своей очереди на эвакуацию.

К исходу дня 26 июня противник открыл мощный артиллерийский огонь по аэродрому, уничтожив 4 и повредив 12 самолётов 3-й ОАГ.

Задание с посадкой в ночь с 26 на 27 июня выполнили все 15 экипажей.

28 июня 1942 года

В ночь с 27 на 28 июня все вылетевшие пятнадцать самолётов произвели посадку на херсонесском аэродроме. В течение полутора часов, пока шла разгрузка боеприпасов и погрузка раненых, лётное поле было подвергнуто массированному обстрелу артиллерии и бомбардировке с воздуха. Стало очевидно, что противник определил место и время посадки «Дугласов». 

Оперативное донесение

О выполнении задачи по транспортировке грузов в ночь с 26 на 27 июня 1948 г.

Произведено 15 самолёто-вылетов: все задания выполнены. Перевезено в Севастополь 27 741 кг боеприпасов; вывезено из Севастополя 245 раненых, 41 пассажир (лётный состав) и 1900 кг груза.

Все самолёты возвратились на свои базы.


Просмотров 185

09.10.2014