Трудности перевода с языка закона

Северо-Запад

Даже парламентариям не всегда ясно, что написано в официальных документах

В петербургском Заксобрании создали рабочую группу по изучению языка законодательных и нормативных актов, а также официальных писем. Парламентарии хотят, чтобы они были написаны понятным всем языком.

В Законодательном собрании Петербурга зреет революция. Не политическая - языковая. Но затронет она всех и каждого. Питерские депутаты захотели, чтобы все официальные бумаги писались так, дабы не требовалось их переводить с канцелярского языка на обычный русский. Речь идёт обо всех нормативных правовых актах, а также письмах, которые строчат чиновники. Ведь вроде они всё это пишут для народа, а на деле выходит, что народ в них ничего не понимает.

Первая ласточка языковой революции уже прилетела: в комиссии Заксобрания по образованию, культуре и науке создана рабочая группа по изучению языка законотворчества. Её возглавила депутат и известная актриса Анастасия Мельникова.

- Это была моя идея, - призналась она. - Те письма, которые мне присылают чиновники, написаны так, что даже я, проработавшая депутатом уже два с половиной года, не могу понять, о чём ответ. Я сижу и расшифровываю с юристами. Что уж говорить о простых людях!

До сих пор юристы даже гордились тем, что в их бумагах выверено каждое слово, там всё чётко. А то, что их без переводчика не одолеешь, - дело десятое. Но, видать, читателей наконец достало.

- Язык писем, язык законодательных актов надо менять, - уверена Анастасия Мельникова. - Официальные бумаги должны быть не только составлены юридически грамотно, но и написаны понятным всем языком. Вот читаем мы фразу, а в ней два раза повторяется название какого-то органа, и это так длинно, что уже забываешь, о чём фраза. Надо убирать эти повторы - их невозможно воспринимать. Я спрашивала юристов, почему они так пишут. Они отвечают: «Так принято по закону». Но если закон плох, его надо совершенствовать!

Своими переживаниями Анастасия Мельникова поделилась с коллегами - и те сразу её поддержали. Депутаты наперебой принялись рассказывать об особо заковыристых оборотах, встречавшихся им в письмах.

- Комиссия по культуре единогласно выступила «за», а там члены всех фракций, - улыбнулась Анастасия Мельникова. - Надеюсь, теперь они меня не бросят. Тут ведь вопрос не о политике, а о великом, могучем русском языке!

Первые результаты рабочая группа на­деется выдать сразу после летних каникул. Что это будет, пока неизвестно, - возможно, методичка или словарь-справочник. В идеале депутаты хотят создать положение, в котором подробно разъяснят, как следует писать письма и законы.

- Это огромная, масштабная работа, и я одна с ней не справлюсь, - вздохнула Анастасия Мельникова. - Я очень на­деюсь, что мне помогут не только коллеги, но и университет, и Пушкинский Дом, и обязательно юристы. Юристы - это тот фильтр, благодаря которому тексты станут не только понятными, но и юридически правильными. Если всё пройдёт в Петербурге, если результат устроит и учёных, и правоведов, мы будем распространять это на федеральный уровень.

- У меня брат и сестра, кстати, юристы, - продолжила Анастасия Мельникова. - И когда они говорят между собой, я кричу: «Стоп! А теперь давайте нормальным языком!» Они смеются и переходят на нормальный. Ведь друг друга юристы понимают. Но в общении с обычными гражданами они должны найти язык, доступный народу.

Кстати

«Парламентская газета» тоже вносит свою лепту в «перевод» правовых актов на понятную людям речь. Каждый год мы издаём брошюру «Новые законы», в которой пересказываем обычным русским языком все нововведения в законодательстве, вступающие в силу с нового года. И надо сказать, что эта брошюра пользуется сумасшедшей популярностью, в том числе среди депутатов и сенаторов.

цитата

Вот пример цитаты из чиновничьего документа. Выбрана она наугад - просто попалось под руку письмо Роспотребнадзора.

«Из системного анализа пункта 2 статьи 42 Федерального закона №52-ФЗ в сложившейся правоприменительной системе не следует запрет на проведение санитарно-эпидемиологических экспертиз, расследований, обследований, исследований, испытаний и иных видов оценок соблюдения санитарно-эпидемиологических и гигиенических требований, помимо установленных Федеральным законом №52-ФЗ случаев, когда на основании указанных видов оценок соблюдения санитарно-эпидемиологических и гигиенических требований выдаются санитарно-эпидемиологические заключения. В свою очередь, в соответствии с пунктом 1 статьи 42 Федерального закона №52-ФЗ санитарно-эпидемиологические экспертизы, расследования, обследования, исследования, испытания и иные виды оценок соблюдения санитарно-эпидемиологических и гигиенических требований могут проводиться должностными лицами, осуществляющими федеральный государственный санитарно-эпидемиологический надзор, а также экспертами и экспертными организациями, аккредитованными в порядке, установленном Правительством Российской Федерации».

Возможно, госслужащим в этом письме всё понятно. Но поставим себя на место обычного человека. Или бизнесмена, которому крайне важно понять, кто, когда и что имеет право проверять. Ему же придётся раз пять перечитать письмо, а потом ещё и у юриста спросить, всё ли он правильно понял.

Просмотров 270