Нам русский бы выучить

Первая полоса

Любые попытки законодательно защитить русский язык от бесцеремонного с ним обращения, от повседневного и повсеместного издевательства над его нормами, от засорения его ненужными иностранными заимствованиями встречают яростное сопротивление либералов. Они объявляют подобные попытки рецидивами тоталитаризма.

В таком случае страной с тоталитарным режимом следует объявить Францию, где с 1994 года действует закон, налагающий за использование в СМИ и рекламе иностранных слов, имеющих смысловые аналоги в родном языке, штраф до 20 тысяч евро. Этот же закон устанавливает, что песни на французском должны занимать не менее 40 процентов от общего объёма музыкального вещания на радио и телевидении страны. Ну и так далее.

В 1999 году примеру Франции последовала Польша, где тоже приняты жёсткие меры защиты государственного языка. Сегодня подобная тенденция наметилась ещё в нескольких европейских странах. Речь, в первую очередь, идёт об ограничении использования англицизмов и американизмов.

Проблемы защиты, сохранения и передачи новым поколениям одного из величайших богатств — русского языка — всё чаще становятся предметом публичных обсуждений и дискуссий и в нашей стране. Одной из таких высокопрофессиональных дискуссий стал только что состоявшийся под эгидой Государственной Думы круглый стол, собравший политиков, литераторов, литературоведов и лингвистов, публицистов, актёров и преподавателей.

С тем, что русский язык переживает сегодня не лучшие времена, согласились практически все участники круглого стола. Разнились, что вполне естественно, оценки степени угрозы. Одни настаивали на необходимости принятия незамедлительных мер, другие уверяли, что со временем само рассосётся. Средним арифметическим получилось следующее: вмешательство государства, разумеется, необходимо, но одним запретами проблемы не решить. Необходима каждодневная кропотливая работа школы и средств массовой информации, пропаганда грамотности в интересной для молодёжи форме: игры, конкурсы, викторины.

Прозвучало и вполне конкретное предложение: наряду с единым учебником истории подготовить единый учебник русского языка. Сейчас их около шестидесяти. Слово «единый», то есть единственный, понравилось не всем. Ну пусть не единственный. Пусть несколько, но только учебников русского языка, а не «олбанского».

продолжение темы на стр. 6-7

Просмотров 566

06.06.2013 18:49