Казённый дом частным пока не станет

Наша тема | Исправленному верить

Что должно измениться в системе исполнения наказаний

Человек, отбывший наказание, больше никогда не должен преступить черту закона. Однако для этого ему нужно создать человеческие условия на воле. К такой простой формуле сводится реформа уголовно-исполнительной системы страны. То, как сделать преобразования эффективными, обсуждали в пресс-центре «Парламентской газеты» первый заместитель председателя Совета Федерации Александр Торшин, заместитель директора Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Николай Колесник, начальник Управления организации исполнения наказаний, не связанных с изоляцией осуждённых от общества ФСИН Елена Зарембинская.

Под государственным контролем

Системе исполнения наказаний — 134 года. За это время российские остроги старались сделать лучше бесчисленное количество раз. Однако всё это время места лишения свободы находились в ведении государства, хотя во многих западных странах частные тюрьмы вполне успешно сосуществуют с государственными. Не пора ли и России ввести такую практику?

На недавней коллегии Федеральной службы исполнения наказаний её глава Геннадий Корниенко сказал, что привлечение инвестиций к строительству новых изоляторов и колоний значительно бы снизило нагрузку на бюджет ведомства. Многие СМИ тут же подхватили «горячую» новость о том, что скоро у нас тоже откроются частные тюрьмы, да ещё чуть ли не со всеми благами цивилизации.

- На самом деле этот вопрос на повестке дня не стоит, - объяснил Николай Колесник. - Речь идёт только о частно-государственном партнёрстве. Например, если бизнесмен сумеет построить подходящее для следственного изолятора здание, мы будем готовы переехать туда. Но пока готовых решений нет. Эта идея нуждается в серьёзной проработке.

По мнению Александра Торшина, частные тюрьмы вовсе не предоставляют заключённым лучшие условия, как это принято думать.

- Я посетил несколько частных тюрем в США. По строгости режима они гораздо более жёсткие, чем государственные, - подчеркнул сенатор. По его мнению, вопрос о создании в России частных тюрем пока неактуален.

Про электронные браслеты

Ещё в середине 90-х наша страна занимала чуть ли не лидирующие позиции по числу осуждённых и подследственных. Колонии и СИЗО были переполнены, в той же Бутырке помнят времена, когда люди спали в три смены, потому что в большинстве камер было набито по 40-60 человек, многие из которых оказались там впервые и за незначительные преступления. Сейчас позиция государства меняется: суды всё чаще назначают подследственным домашний арест. Но для того чтобы за ними можно было следить, ФСИН применяет электронные устройства — браслеты.

- Сегодня чуть более десяти тысяч человек, осуждённых к ограничению свободы, носят электронные браслеты, - сказала Елена Зарембинская. - Граждан, которые по решению суда находятся под домашним арестом, пока немного, на сегодняшний день их чуть более двух тысяч. Из них браслеты применяются в отношении 91 человека.

Электронные браслеты используются ФСИН с 2011 года. Из 30 тысяч человек, носивших браслет, только 800 были отправлены в тюрьму за попытку избавиться от браслета.

- Это хороший показатель, - подчеркнула Елена Зарембинская.

В пресс-центре «Парламентской газеты» журналистам продемонстрировали, как выглядит электронный браслет. Елена Зарембинская рассказала, что оператор контролирующего устройства следит, чтобы подследственный не пересекал границы разрешённой зоны. Если подобное случается, к нему выезжает наряд полиции.

Об общественных наблюдателях

Ещё одна непростая для уголовно-исполнительной системы тема — общественные наблюдатели. Николай Колесник подчеркнул, что взаимодействие уголовно-исполнительной системы и общественных наблюдательных комиссий складывается часто очень непросто.

- Общественные наблюдатели конт- ролируют места лишения свободы, они призваны защищать права людей, отбывающих наказание, и поэтому точка зрения общественных контролёров далеко не всегда совпадает с мнением сотрудников уголовно-исполнительной системы, - сказал Николай Колесник.

В задачи общественно-наблюдательных комиссий входит не только осуществление контроля за обеспечением прав граждан, находящихся в местах лишения свободы, но и оказание им содействия в получении образования, юридической помощи, трудоустройства. Но, пожалуй, самым актуальным вопросом остаётся проблема ресоциализации — оказания помощи лицам, освобождающимся из мест лишения свободы, в их социальной адаптации.

Торшин Александр Порфирьевич

Родился 27 ноября 1953 года в посёлке Митога Усть-Большерецкого района Камчатской области СССР. Окончил Всесоюзный юридический заочный институт по специальности «правоведение». Кандидат юридических наук, доцент.

Заслуженный юрист Российской Федерации, заслуженный юрист Республики Марий Эл. Действительный государственный советник Российской Федерации 1-го класса.

Зарембинская Елена Леонтьевна

Окончила Юридический институт Министерства внутренних дел России.

С апреля 1985 года по июнь 2010-го проходила службу на различных должностях в МВД.

В 2008 году присвоено звание «Заслуженный сотрудник органов внутренних дел Российской Федерации».

В уголовно-исполнительной системе с 30 июня 2010 года.

Колесник Николай Владимирович

Родился в 1958 году в Донецкой области.

Окончил Высшее политическое училище имени 60-летия ВЛКСМ МВД СССР с отличием в 1985 году, в 1996 году - адъюнктуру Академии управления МВД. С 2007 по 2012 год — помощник Генерального прокурора Российской Федерации по особым поручениям — полномочный представитель Генерального прокурора Российской Федерации в Совете Федерации.

Просмотров 1636

14.03.2013 21:04



Загрузка...

Популярно в соцсетях