Ребёнок из коробки Зачем в России беби-боксы

Неделя Федерального Собрания

В прошлом году были убиты 153 новорождённых ребёнка. Убийцы - их собственные матери. И это только по официальной статистике, ведь многие из подобных преступлений не удаётся не только раскрыть, но даже зафиксировать. Можно ли избежать подобных трагедий? Помогут ли в этом беби-боксы, или, как их ещё называют, «окна жизни» - специально оборудованные при медицинских учреждениях места, где родитель, оставаясь анонимным, может оставить ребёнка? Этим вопросам был посвящён круглый стол в пресс-центре «Парламентской газеты». 

Недавно Государственная Дума во второй раз отклонила законопроект о беби-боксах: Комитет по вопросам семьи, женщин и детей признал его «сырым». Депутаты обещают доработать документ и после этого к нему вернуться. Пока же «окна жизни» есть в шести регионах России — при роддомах, станциях скорой помощи и в детских больницах. «Установить их готовы порядка 28 субъектов Российской Федерации, - уверяет руководитель проекта «Колыбель надежды» Елена ­Котова. - Ни один действующий закон открывать беби-боксы не запрещает». «Убедительных исследований, что беби-боксы - действенный механизм для предотвращения убийств новорождённых, на сегодняшний день нет», - утверждает директор Благотворительного фонда профилактики социального сиротства, эксперт Государственной Думы ­Александра ­Марова. «Практика говорит, что матери, способные на убийство или на то, чтобы оставить ребёнка в сугробе или мусорном контейнере, зная, что там он может умереть, так и сделают. Ни в какой беби-бокс они его не понесут. Зачем им утруж­дать себя его поисками?» - рассуждает президент Национального фонда защиты детей от жестокого обращения Александр Спивак. Недавно Комитет ООН по правам ребёнка выразил обеспокоенность по поводу всей системы беби-боксов. По мнению организации, она нарушает права ребёнка, записанные в соответствующей конвенции: дети, повзрослев, имеют право узнать, кто является их родителями. Здесь же, при анонимных отказах, дальнейшая идентификация невозможна. Российским сторонникам новшества есть что на это ответить. «Для того чтобы ребёнок мог найти свою маму даже через 10-20 лет, мы сохраняем все его первые вещи, фиксируем информацию о врачах, которые им занимались», - говорит Елена Котова. Однако нужны ли вообще подобные сложности? За неполных полтора года работы таких контейнеров в России лишь один мальчик оказался там уже через несколько часов после рождения (роды, видимо, происходили дома) - в окровавленном одеяле и с пупком, завязанным обычными нитками. Все остальные младенцы выглядели вполне ухоженными, и это — свидетельство того, что мамы о них заботились. Быть может, и не стоило так облегчать им ­способ отказа от новорождённого?

точка зрения

Елена Мизулина

председатель ­Комитета ­Государственной Думы по вопросам ­семьи, женщин и детей:

«Мы решали, нужно ли «посвящать» беби-боксам федеральный закон, быть может, достаточно оставить этот вопрос на усмотрение регионов, и пришли к выводу: в полную силу идея заработает лишь тогда, когда будет официально предусмотрено освобождение от уголовной ответственности лица, оставившего ребёнка именно здесь. Помимо «убийства», в Уголовном кодексе есть ещё одна статья - «оставление ребёнка в опасных для жизни условиях». Так вот, беби-боксы необходимо на федеральном уровне признать не угрожающими жизни и здоровью детей». 

Ирина Соколова

заместитель председателя Комитета Государственной Думы по вопросам семьи, женщин и детей:

«То, что наш комитет отклонил законопроект о беби-боксах, не означает, что они теперь запрещены. Просто отдельные положения этого документа вступали в противоречие не только с действующим российским законодательством, но и с международными нормами права в сфере защиты детей.

В законопроекте есть ряд противоречий. Так, согласно одной его норме органы власти субъектов РФ всего лишь имеют право на создание мест для анонимного оставления ребёнка, а согласно другой - это уже вменяется им в обязанность».

Из истории подкидышей

Первый российский беби-бокс был установлен в Сочи в октябре 2011 года, а уже через месяц в «приёмник» подбросили двухнедельную девочку. Врачи перинатального центра, рядом с которым расположена «колыбель» для подкидышей, назвали малышку Галей. Новый 2012 год она встречала в приёмной семье: девочку удочерила супружеская пара из Сочи. Кроме Галочки в этой семье растут и другие приёмные дети. В мае 2012 года в Сочи вновь сработал сигнал, оповещающий социальные службы о том, что в беби-боксе находится младенец. На этот раз — мальчик, которого назвали Владимиром. Почти всем подкидышам имена придумывают врачи или сотрудники опеки. Исключением стала Маргарита, подброшенная в пермский «ящик». Её нашли вместе с запиской, где мама написала имя девочки и дату её рождения. Малышка была хорошо одета, привита от болезней, и сотрудники фонда «Колыбель наде­жды» искренне надеялись, что женщина одумается и вернётся за дочкой. По правилам проекта, мать имеет право забрать ребёнка в течение полугода, пока его не отдали на усыновление. Но, как и в случае с Галей и Вовой, никто на связь с сотрудниками фонда так и не вышел. Совсем недавно Маргариту удочерила российская семья. За полтора года, что в России реализуется федеральный социальный проект «Колыбель надежды», в беби-боксы были подброшены восемь детей. Шесть из них уже обрели родителей. Последний раз сигнал сработал в феврале 2013 года в Перми. Мальчику было всего несколько часов от роду. Медики пришли к выводу, что он родился в домашних условиях. Малыша назвали в честь святого Георгия, день памяти которого отмечался в этот день, а фамилию дали по названию улицы, где расположен беби-бокс. Сейчас Георгия Бауманова готовы усыновить уже несколько пермских семей. 


Просмотров 56

28.02.2013