Родители понарошку

Специальный репортаж

Что мешает государству в работе с неблагополучными семьями

Статистика свидетельствует: у семидесяти процентов воспитанников российских детдомов родители живы, но разлучены с детьми по суду. Предотвратить такой исход призваны государством сразу несколько организаций - инспекции по делам несовершеннолетних при отделениях полиции, комиссии при местных администрациях, органы опеки и попечительства. Почему же так называемых социальных сирот не становится меньше? В поисках ответа на этот вопрос обозреватель «Парламентской газеты» вместе с сотрудниками одного из подраз­делений по делам несовершеннолетних ГУ МВД по Москве отправилась в рейд по неблагополучным семьям.

Страсти в «нехорошей квартире»

На лестничной клетке в нос бьёт стойкий запах общественной уборной, его источник - интересующая нас квартира. Звонок не работает, в двери огромные щели, ручка выворочена с корнем. Старший инспектор по делам несовершеннолетних ОМВД района Новогиреево Татьяна Кирюшина стучит кулаком в дверь. Первым на стук выползает громадный чёрный таракан.

- Войдёте - ни к чему не прислоняйтесь, - предупреждает меня Татьяна. - Есть подозрение, что тут не только тараканы водятся…

Дверь открывает 18-летняя Лена М. - в затёртом, не первой свежести халате, с распущенными сальными волосами и с заметно выпирающим животом: она на седьмом месяце беременности. Бочком протискиваемся в квартиру, и перед нами предстаёт удручающая картина: обои со стен свисают клочьями, полы покрыты толстым слоем почерневшей от времени слизи неясного происхождения, на расстеленном диване - тёмно-серое от грязи бельё.

В поле зрения правоохранителей семья М. попала ещё в 2006 году. В подраз­деление по делам несовершеннолетних (ПДН) пожаловался директор школы Лениной сестры девятилетней Даши - третьеклассница безбожно прогуливала уроки. Приехав к нерадивой ученице домой, полицейские выяснили: её мать Наталья за детьми не следит, периодически уходит в запои.

Запоздалый разговор

- Простые беседы не только полицейских, но и профессио­нальных психологов с членами этой семьи уже будут малоэффективными, - говорит Андрей Магай, врач-психиатр, психолог семейных клубов трезвости. - Их нужно было начинать намного раньше. Сейчас же личность детей сформирована, ничего противоестественного в своём образе жизни они не видят, мотивации что-либо изменить у них нет.

…По неблагополучным семьям я езжу несколько следующих дней. Истории похожи, словно написаны под копирку. Алкоголичка-мама заявилась пьяной за дочкой в детсад, устроила там скандал - настолько грандиозный, что воспитательнице пришлось вызвать полицию. А вот мама четырёхлетней Сони В. Татьяна поч­ти не пьёт, но четыре года малышка жила «фантомом», без единого документа. Не попадись Татьяна на краже в супермаркете и не вызови его сотрудники полицию, об этом никто бы и не узнал.

Дитя семи нянек

Как правило, сигналы в полицию о том, что ребёнку приходится жить в экстремальных условиях, поступают из трёх источников - от соседей, врачей и учителей. При этом соседи нередко возводят напраслину - из мести, после какой-нибудь склоки. А педагоги и медики обращаются в компетентные органы слишком поздно - после того как отчаялись решить проблему собственными силами.

Убедившись, что дела в семье и впрямь обстоят не лучшим образом, инспекторы берут её на учёт и начинают действовать - ведут нравоучительные беседы с родителями, ходят к ним домой проверять, в каких условиях живёт ребёнок: где он спит, что ест и кто за ним присматривает. В «тесной связке» с полицейскими работают комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав при местных администрациях. Аналогичные функции могут выполнять и органы опеки и попечительства.

- Но как правило, мы подключаемся к вопросу в случаях, когда встаёт вопрос: а не пора ребёнка из этой семьи забирать, - рассказывает мне Елена Карсакова, старший специалист отдела опеки и попечительства одного из городов Подмосковья. 

При этом и правоохранители, и чиновники признают: обмануть их хоть сложно, но можно. К примеру, те же продукты хитроумная мама может закупать лишь в преддверии визита «контро­лёров». А после - спокойно «забывает» кормить ребёнка.

суть вопроса

В ближайшее время в Госдуму будет внесён пакет документов, формирующий новую политику в сфере усыновления. Об этом сообщила вице-премьер Ольга Голодец на встрече с Владимиром Путиным.

Поправки в законодательство позволят усыновлять детей старшим братьям и сёстрам. Впредь не будет ограничений в виде разницы в возрасте между потенциальными родителями и детьми (в настоящее время она должна быть не менее 16 лет). Перестанут быть препятствием для усыновления и ряд заболеваний, к примеру, онкологических. Упростятся бюрократические процедуры и повысятся материальные стимулы. В частности, пособие на ребёнка-инвалида увеличится на 20 процентов и достигнет 8700 рублей в месяц. Сумма единовременной выплаты для родителей, которые возьмут в семью инвалидов, братьев и сестёр, детей старше 7 лет, составит 100 тысяч рублей.

мнения

Ольга Борзова, 

заместитель председателя Комитета Государственной думы по вопросам семьи, женщин и детей:

«Законодательство, регулирующее работу с неблагополучными семьями, у нас есть. Но, во-первых, действующие законы имеют ряд недочётов, а во-вторых, даже правильные нормы не всегда реализуются на практике. Так что этот вопрос необходимо решать не только совершенствованием правовой базы, но и усилением контроля за правоприменением.

При этом я уверена: лучший метод в борьбе с растущим числом неблагополучных семей - их своевременное выявление и предот­вращение тех трагедий, что там могут произойти. Именно это - приоритет профилактики в подобной работе - нам нужно закрепить законодательно».

Борис Альтшулер, 

член Общественной палаты, президент региональной общественной организации «Право ребёнка»:

«Я верю, что и полиция, и комиссии по делам несовершеннолетних, и органы опеки и попечительства, ведя профилактическую работу с неблагополучными семьями, делают всё от них зависящее. Но этого катастрофически недостаточно. У них ведь свои, зачастую «карательные» функции. И огромная проблема той же полиции в том, что ей не к кому обратиться за помощью, чтобы специалисты, имеющие специальную подготовку (я говорю о психологах, педагогах, социальных работниках), поработали с семьёй для её сохранения, решения тех проблем, что там имеются. Года полтора назад на пленарном заседании в Общественной палате выступала начальница одного из московских подраз­делений по делам несовершеннолетних. Она объявила: «В этом месяце мы забрали из семей 40 детей». Привела пример. Пришли они по сигналу соседей в одну семью и увидели картину: пьяная мама лежит на полу в объятиях какого-то мужика. Голодные дети двух и четырёх лет ползают вокруг них. Конечно, детей им из семьи пришлось забрать, тут же подключились органы опеки, и в течение семи дней в суд было направлено обращение с просьбой лишить эту маму родительских прав. И в нашей стране появились очередные социальные сироты. Тогда я спросил: а вы не пробовали обратиться в московские службы социальной защиты? С этой семьёй ведь могли поработать психологи, социальные работники, можно было попробовать понять проблемы этой мамы, попробовать их решить. Тогда бы, возможно, семья и сохранилась. «Нет, - был ответ. - Социальные службы с нами не взаимодействуют, распорядком это не предусмотрено». И это огромное упущение».


Просмотров 36

21.02.2013