Со своей колокольни

Личный опыт

На Крещение, что празднуется завтра, полетят из православных храмов ввысь тысячи радостных звонов. Не зря они на Руси издревле почитались народом. Верующий люд только по типу звона – «красный», то есть праздничный, или «в двои», обыденный – мог безошибочно определить, какая служба будет – праздничная, с участием архиерея, или обыденная. И всё благодаря искусству звонаря. Сейчас растёт количество храмов, возрождается и интерес к этой редкой профессии. О том, что ей обучиться вполне реально, убедился обозреватель «Парламентской газеты».

Лестница в небо

Народная мудрость гласит: в храм нельзя «взбегать», в него можно только «восходить». И ступени при входе в церк­ви старались делать не пологими, чтобы человек, идя по ним, спокойно, но не без усилия настраивался на молитву. При подъёме же на колокольню молиться начинаешь без лишнего напоминания: ступеньки такие крутые, что каждую из них надо ножками пересчитать. «Аккуратнее иди, здесь оступиться легко», – мирно наставляет меня Михаил, звонарь московского храма Девяти мучеников Кизических. Подниматься нелегко: местами лестница идёт параллельно стене, как на строительных лесах. На верху колокольни (примерно седьмой этаж стандартного жилого дома) зимний ветер гуляет не очень сильно – сегодня повезло. «Шапку с собой обязательно бери, перчатки не забудь, а часы лучше наручные иметь – на них во время звона поглядывать легче, – даёт последние наставления Михаил, имеющий 12-летний звонарский опыт. – Звонить начнёшь за 15–20 минут до начала службы. Сначала три долгих благовеста – по минуте между ударами, после – тридцать ударов на каждые «Слава Отцу и Сыну и Святому Духу» – примерно полторы минуты получается. Потом трезвон, который за минуту до начала службы закончишь тремя ударами во вся»…

Ещё совсем недавно из сказанного я не понял бы и половины. Но сегодня за спиной у меня три месяца учёбы на курсах звонарей Колокольного центра при храме Святителя Николая в Заяицком.

Основы звона – за три месяца

Место это в церковном мире обладает высокой репутацией – достаточно сказать, что именно его педагогический коллектив стал основным разработчиком устава церковного звона, появившегося при Святейшем Патриархе Алексии II. Потому диплом о прохождении этих курсов считается убедительным доводом при приёме на службу начинающего звонаря. Впрочем, в уставе прописано, что первоначальную подготовку можно пройти у мастера индивидуально.

Кстати, согласно уставу, звонарями могут служить и мужчины, и женщины. Уже на оргсобрании перед началом курсов я заметил: среди 40 абитуриентов почти половину составили женщины самого разного возраста. Правда, звонарями могут быть опять же согласно уставу только верующие.

Стоимость обучения основам православного звона – 15 тысяч рублей. В еженедельную программу входит день практики, день теории, день самостоятельной работы (исключение в последнем пункте делается только для тех, кто уже имеет допуск на колокольню «своего» храма). В букварь звонаря входят не только первоначальные навыки практического звона, но и минимальные знания о богослужении и безопасности работы с колоколами и билами. Это такие пластины из сплава меди и олова, они являются прототипами колоколов на Руси, которые хотя и нечасто, но всё-таки используются в современных православных храмах.

О «благовестниках» и унтертоне

На практических занятиях нас разбили по группам. Моим наставником стал Игорь Владиславович – человек лет пятидесяти с лицом, обрамлённым густой седой и аккуратно стриженной бородой, как будто он из старых фильмов про добрых моряков. Позже выяснил, что он действительно отставной офицер Военно-морского флота. А звонарём стал три с половиной года назад: «Сначала пришёл на эти же курсы, потом остался ещё на три месяца, а после, когда попросился ещё на один срок обучения, мне уже предложили работу в качестве преподавателя. Сейчас появилась ещё одна отрада – обучаю звону детей при знаменитом Свято-Успенском мужском монастыре в Старице».

С детьми, говорят, проще – они легче усваивают, схватывают новый материал. Но и с нами Игорь Владиславович предельно корректен. Хотя даже когда отрабатываем, казалось бы, самый незамысловатый звон – благовест, ему приходится то и дело подправлять нажатие учеником ножного рычага, отвечающего за самый большой и басистый колокол. Кстати, к «благовестникам», вес которых может достигать десятков тонн, наши предки относились по-особому, присваивая им отдельные имена. Самый известный из них знаменитый Царь-колокол. А из действующих гигантов самый большой – ростовский Сысой весом более 30 тонн, отлитый ещё в 1688 году мастером Флором Терентьевым. Чтобы раскачать его многотонный язык, требуется не один человек. Интересно, что именно по благовесту знаменитые звонари прошлого определяли выучку новичка. И некоторые сокурсники, уже имеющие практику при храмах, свидетельствуют: давать насыщенное благо­звучие через равномерные интервалы, не «срывая» удара, удаётся только после постоянной практики.

Благовест возвещает о начале службы, а в прошлые века сообщал о бедствиях или созывал народ на собор – общее собрание. Впрочем, об этом на курсах звонарей много не рассказывают – и без того хватает интересных сюжетов.

Как звуком управлять

Самый популярный и самый вольный среди четырёх канонических звонов, кроме перезвона благовеста, перебора, который играют при отпевании, – это трезвон. В нём задействованы все три вида колоколов – благовест, подзвонные и самые лёгкие по весу и высокие по звуку зазвонные. И каждому звонарю рекомендуется выступать композитором. Но по совету мастеров сначала лучше это делать в рамках определённой звонарской традиции. Так, мне досталась в освоение традиция Псково-Печорская, другому слушателю курсов – Троице-Сергиевой лавры, третьему – ростовская, следующему – даниловская и т.д.

Так как в наши дни в обычных храмах на колокольне звонит, как правило, один человек (в больших монастырях – три-четыре), то звонарю требуется чётко координировать свои движения. Потому кто-то в шутку сравнивает курсы колокольного центра с курсами вождения – колокола, как и автомашина, требуют особых навыков управления. И если на дороге надо следить за тем, чтобы не съехать в кювет, то на колокольне – чтобы не «разъехался» звук, который в руках невнимательного звонаря рискует превратиться в «кашу». Удаётся это, конечно, не сразу.

…Первый мой звон на воскресной литургии звонарь девятинского храма Михаил, предварительно спустившийся вниз «послушать», комментирует лаконично: «Звучит». В ответ лишь по-детски улыбаюсь – такое впечатление, что лучшей похвалы в жизни ещё не слышал! Хотя, даже если бы отзыв был нелицеприятный, вряд ли захотел бы бросить звонарскую службу – правду говорят, что на колокольне и Небо кажется ближе.


Просмотров 105

18.01.2013