Семейные застенки

СОЦИУМ

В новогоднюю ночь только в один из центров психологической помощи столицы с просьбой защитить от мужей обратились 50 женщин

На днях страну потрясла история жестокого убийства журналистки Ирины Кабановой. Супруг расправился с женщиной в собственном доме. Незадолго до трагедии Ирина написала в Facebook статью о домашнем насилии. Сегодня в российском законодательстве такого понятия нет. Следовательно, завести уголовное дело на семейного дебошира очень сложно. Несмотря на то что 30–40 процентов всех тяжких преступлений совершаются в семье, заявления женщин об изнасиловании или избиении собственным мужем правоохранительные органы чаще всего просто не принимают. Около 60–70 процентов жертв молчат и прячут синяки.

…Я ещё была школьницей, но хорошо помню, как раз в неделю к нам то и дело прибегала соседка с пятого этажа. Она появлялась на пороге с заплаканным лицом, кидалась на шею маме, а потом они шли на кухню и долго беседовали. Со временем стало ясно, что соседка сбегает от мужа. Всегда улыбчивый дядя Вова систематически её поколачивал. Мама, сочувствуя и переживая, разрабатывала план действий: внезапный побег с двумя детьми, размен квартиры, заявление в милицию. Соседка была согласна на всё – и уходила приободрившись. Но время шло, изменений не следовало. В прошлом году их совместной жизни исполнилось уже тридцать лет.

В мире кричат, а в России молчат

О том, что в России вообще существует проблема домашнего насилия, во всеуслы­шание заговорили только в начале 90-х­ годов. Тогда же заработал первый специализированный телефон доверия. Но главное, появился термин «домашнее насилие» – противоправное деяние с применением физической или психической силы по отношению к членам семьи.

Спустя почти двадцать лет в Государственной Думе прошёл круглый стол на тему «Влияние насилия в семье на здоровье женщин и детей». Депутаты и эксперты обсудили проблемы агрессивного поведения мужчин и оценили проект закона «О предупреждении и профилактике семейно-бытового насилия».

Директор Национального центра по предотвращению насилия «Анна» Марина Писклакова приводит пугающую цифру: в прошлом году от рук домашних тиранов погибли 14 тысяч женщин. «По статистике, 70 процентов из них не обращаются в правоохранительные органы за помощью, – утверждает она. – Сегодня на учёте в органах МВД состоят более 200 тысяч домашних дебоширов, хотя их реальное количество гораздо больше. Чаще всего пострадавшая сторона просто забирает заявление. Либо женщине некуда уйти из дома, в котором она живёт рядом с агрессором, либо на неё оказывают давление родственники».

Дебошира отправят перевоспитываться

В современном мире существуют два основных подхода к этой проблеме: примирительный, направленный на урегулирование конфликта и сохранение семьи, и карательный, предусматривающий расторжение отношений между конфликтующими сторонами.

Наше же государство не вмешивается в частную жизнь на этапе пре­д­у­преждения насилия. А последствия бытовых драм рассматриваются в судах как «дела частного обвинения», затрагивающие права и интересы конкретных граждан. И от их воли зависит, будут ли они возбуждать уголовные дела против обидчиков или нет.

Один из авторов нового законопроекта, член Адвокатской палаты города Москвы Мари Давтян подтверждает, что предыдущие варианты документа не создавали реальный механизм для предот­вращения насилия, а лишь объясняли понятие «насилие» и определяли принципы борьбы с ним. На этот раз предлагается ввести процессуальный механизм защиты потерпевших – защитное предписание. Его планируют включить в главу «Виды государственной защиты» Федерального закона «О государственной защите потерпевших, свидетелей и иных участников уголовного судопроизводства». Таким образом, защитное предписание станет обязательной правовой нормой, при которой социальные работники и правоохранительные органы смогут вмешиваться в семейные разборки. Контроль за соблюдением ограничений, наложенных защитным предписанием, будет осуществляться участковым инспектором, и нарушитель семейного спокой­ствия автоматически будет ставиться на профилактический учёт. По мнению эксперта, хорошо бы 44-ю статью УК РФ «Виды наказаний» дополнить ещё и новым видом наказания – принудительным посещением курсов перевоспитания. При этом из заработной платы осуждённого должны производиться удержания в доход учреждений, организующих данные курсы, в размере, установленном приговором суда.

МНЕНИЕ

Салия Мурзабаева

член Комитета Государственной Думы по охране здоровья:

«Пока мы закрываем глаза на тему насилия в семье, уже в 90 государствах мира действуют законы, призванные защитить от насилия женщин и детей. На постсоветском пространстве, к примеру, такие законы были приняты в Казахстане, Кыргызстане, Молдове, Грузии, Украине. В России же единственный субъект, где такой закон принят на региональном уровне, – это Ставропольский край. Нужно понимать, что к проблеме предотвращения насилия в семье причастен целый ряд субъектов социальной политики и гражданского общества: правоохранительные органы, службы социальной помощи, органы здравоохранения и образования, деятели науки, средства массовой информации. Но они работают пока неорганизованно.

Страшно, что каждый переживает свою беду в одиночку и не знает, к кому обратиться за помощью. Помимо совершенствования ­законодательства на федеральном уровне с целью регулирования вопросов предот­вращения и профилактики семейного насилия, надо расширять и деятельность кризисных отделений, служб психологической помощи, пробудить в обществе желание бороться с насилием и формировать здоровый нравственный климат».


Просмотров 39

18.01.2013