Проверка на прочность

ЭКОНОМИКА

Несмотря на постоянное совершенствование действующего законодательства, в нём всё ещё остаются пробелы, затрудняющие ведение бизнеса.

Незадолго до нового года Следственное управление Следственного комитета РФ по Самарской области возбудило уголовное дело по статье «мошенничество в особо крупном размере» в отношении «неустановленных лиц» из числа руководства самарского химического предприятия ОАО «Тольяттиазот» (ТоАЗ).­ Обычная, к сожалению, для российской действительности практика. По мнению представляющего интересы ТоАЗа­ адвоката Сергея Замошкина, «возбуждение дел именно в отношении «неустановленных лиц» имеет целью ограничить право на защиту тех людей, в отношении которых ведётся расследование, чтобы они не смогли воспользоваться хоть какими-то процессуальными правами. С касающимися дела документами их не знакомят, поданные ими ходатайства даже не рассматриваются по существу. Таким образом, попав в жернова следствия, обвиняемые лишаются законного права доказывать свою невиновность.

Как это было?

По версии миноритарного акционера ТоАЗа, по заявлению которого, как сообщало агентство «Интерфакс», и было возбуждено уголовное дело, в 2008–2011 гг. топ-менеджмент предприятия якобы разработал схему, по которой экспорт продукции осуществлялся по заниженным ценам через аффилированную с основными владельцами «Тольяттиазота» швейцарскую компанию Nitrochem Distribution AG. Якобы из-за этого миноритарный акционер понёс особо крупный ущерб в размере не менее 550 миллионов долларов.

Представители ТоАЗа отрицают все обвинения в свой адрес. Во-первых, объясняют в компании, у давнего партнёра, компании-трейдера Nitrochem Distribution AG, учредители – физические и юридические лица, не имеющие никакого отношения к руководству «Тольяттиазота». Ещё с трудных 90-х годов эта компания обеспечивает российскому предприятию гарантированный сбыт большей части продукции за рубежом. Специфика деятельности ТоАЗа­ в том, что она изначально была ориентирована на экспорт. В середине 70-х гг. прошлого века завод строился под нужды иностранных рынков по переработке аммиака, в основном США. Собственно, этим было обусловлено строительство уникальной системы сбыта и транспортировки продукции «Тольяттиазота» – аммиакопровода «Тольятти – Одесса». Аммиак транспортировался по трубопроводу до порта Одессы, откуда сырьё танкерами экспортировалось в США, но за эту часть сбыта уже отвечал трейдер, расплатившись с ТоАЗом. Трейдеры, уточним для неспециалистов, являются абсолютно необходимой составляющей при экспорте больших объёмов продукции, в том числе российской нефти, металла, леса…

Олигархи атакуют

Такая схема более чем устраивала руководство предприятия, поскольку проверенный годами партнёр обеспечивал непрерывный цикл выработки и сбыта продукции в объёмах, несравнимых ни с одним другим производителем аммиака. А это, в свою очередь, гарантировало бесперебойную, без простоев, работу всех семи агрегатов и трубопровода, что особенно важно для безопасной деятельности такого крупного химического предприятия, каким является «Тольяттиазот».

Во-вторых, формирование экспортной цены на аммиак, с которой также не согласен миноритарий, не может быть универсальной для всех российских производителей. «Тольятти­азот» – единственный в мире вырабатывает более трёх миллионов тонн товарного аммиака в год на семи агрегатах. Ближайший конкурент предприятия имеет всего четыре агрегата и практически весь аммиак перерабатывает в другую продукцию. Стандартную стоимость возможно установить только для продукции, вырабатывающейся в равных условиях. Кроме того, не существует и биржи, на которой можно было бы выявить справедливую цену на аммиак. Но даже в такой ситуации, уверяют на ТоАЗе, цена на экспортируемый компанией аммиак устанавливается в полном соответствии с реальными рыночными условиями, учитывающими в том числе условия поставки груза FOB (Free On Board) в порт Южный.

Но важно другое: этот миноритарный акционер – не первая компания, которая предъявляет подобные претензии к топ-менеджменту ТоАЗа, а возбуждённое уголовное дело аналогично прекращённому ещё в 2010 г. Оно было возбуждено в июне 2005 г. в отношении тогдашних руководителей «Тольяттиазота». Их тоже обвиняли в мошенничестве, уклонении от уплаты налогов и организации сбыта продукции по ценам ниже рыночных через того самого трейдера Nitrochem Distribution AG. Правда, было два отличия – претензии касались периода с 2002 по 2004 год, а их «авторство» принадлежало компании, представлявшей интересы тогдашнего миноритарного акционера ТоАЗа – структуры известного олигарха Виктора Вексельберга (см. Коммерсантъ» от 29 апреля 2006 г.). Тогда же впервые тоазовцы заявили, что Вексельберг и его холдинг «Ренова» организовали уголовное преследование руководителей ТоАЗа с целью захвата предприятия.

Основанием для таких выводов послужило само уголовное дело, которое адвокаты «Тольяттиазота» считали необоснованным и незаконным. Они ещё тогда доказывали, что в отсутствии идентичных товаров на рынке в соответствии со ст. 40 Налогового кодекса РФ (на неё ссылалось обвинение) рыночной является та цена, которую применяет «Тольяттиазот». Вот почему, настаивала защита, ни одна проводимая налоговая проверка ни разу не выявила серьёзных нарушений в работе предприятия и тем более ни о каком уклонении от уплаты налогов речь не шла. Зато с возбуждением в 2005 г. уголовного дела налоговики зачастили на завод, но искали, как писали в те годы СМИ, вовсе не налоговые нарушения, а списки акционеров ТоАЗа, аффилированных лиц и другую коммерческую информацию, с помощью которой, как предполагалось, можно оказывать давление на владельцев и руководство предприятия. Отчасти этим объясняется отсутствие в деле экспертизы, которая должна была доказать занижение цены на продукцию.

История повторяется?

Тем не менее Управление ФНС России по Самарской области по результатам одной из таких проверок попыталось привлечь «Тольяттиазот» к ответственности и предписало доначислить налоговые платежи с части выручки, которую налоговики посчитали скрытой от налогообложения. Однако Арбитражный суд Самарской области, в который обратился ТоАЗ, а за ним апелляционная и кассационная инстанции признали выводы налоговых инспекторов необоснованными. Следом и Высший арбитражный суд РФ отказался передавать это дело в Президиум ВАС для пересмотра в порядке надзора. Позднее именно эти судебные решения определили судьбу уголовного дела в отношении тогдашних руководителей ТоАЗа – в 2010 г. оно было прекращено за отсутствием состава преступления.

«Теперь история повторяется, – говорит адвокат Сергей Замошкин. – И это наводит на мысль об ангажированном характере нового уголовного преследования. На это указывают и другие расследования, инициированные миноритарным акционером в уголовных и арбитражных судах, зачастую, по словам адвокатов ТоАЗа, по надуманным обстоятельствам. Новые претензии миноритария (да и какому иному миноритарию в нашей стране удаётся так просто добиваться уголовного преследования основных держателей акций?!) представители защиты предприятия также считают «бессмысленными и беспочвенными», что доказали прекращённое в 2010 г. уголовное дело и многократные налоговые проверки. Логично предположить, что возбуждённое в конце прошлого года дело ожидает та же участь.

Во всяком случае, оно может стать тем самым тестом, лакмусовой бумажкой, которая покажет, достаточно ли принимаемых на законодательном уровне мер по борьбе с попытками необоснованных атак на бизнес или же требуется ещё больше ужесточить действующее законодательство.

Просмотров 305