Нужны ли стране десятки тысяч некоммерческих организаций

Пока граждане не сильно доверяют многочисленным НКО

Нужны ли стране десятки тысяч некоммерческих организаций

фото: АГН Москва

Для повышения мер господдержки и налогового стимулирования благотворительности в нашей стране будет сформирован реестр некоммерческих организаций, в который Минэкономики внесёт сведения о 40 с лишним тысячах некоммерческих организаций. Соответствующий проект постановления Правительства, опубликованный на федеральном портале проектов нормативных правовых актов, разработан на базе закона ФЗ-172 с изменениями в часть вторую Налогового кодекса РФ… Необходимы ли стране десятки тысяч НКО — разбиралась «Парламентская газета».

Третий сектор развивается

Социологи делят гражданское общество на три сектора: государственный, коммерческий и некоммерческий. Несмотря на то что о последнем большинство россиян имеет слабое понятие, он — Третий сектор — активно развивается. Доказательством тому сотни тысяч НКО, зарегистрированных на портале Минюста РФ. Если точно, на сегодня их 208 537 (причём около 140 тысяч из них Минэкономразвития относит к социально ориентированным — СО НКО). Реально же из них действуют, по оценкам экспертов, лишь 15 процентов.

Поэтому неудивительно, что в реестре СО НКО, подготовленном по поручению Президента РФ, значится — 24 235 некоммерческих организаций. Это — получатели субсидий и грантов из бюджетов разных уровней с января 2017 года, получатели грантов Президента РФ, поставщики социальных услуг согласно ФЗ-442 и исполнители общественно-полезных услуг (НКО-ИОПУ).

Есть другой реестр — наиболее пострадавших в период пандемии некоммерческих организаций — 10 907 НКО: частные образовательные (с лицензией), благотворительные (с упорядоченной отчётностью) и не облагаемые налогами НКО в рамках поддержки науки, образования, культуры и искусства.

Сейчас вместо этих двух реестров решено создать один объединённый, который упростит доступ СО НКО к мерам господдержки.

Ироническое восприятие гражданина, воспитанного русской литературой, сразу заставляет вспомнить гоголевского Хлестакова и его 30 тысяч курьеров. И в самом деле, прямо напрашивается: зачем нам так много НКО и чем они занимаются? Председатель Комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержке социально ориентированных НКО Общественной палаты РФ Елена Тополева-Солдунова не удивляется вопросу «Парламентской газеты».

«НКО — это форма организации гражданского общества, — отвечает она. — Люди объединяются в социальных интересах по их желанию. Поэтому много НКО не бывает. Сектор социальных услуг в наше время приобретает всё большее значение в развитии общества. Благодаря ему облегчается доступ граждан к ряду важнейших услуг, что улучшает их жизнь. Причём Россия отстаёт от других стран. В США, например, не менее миллиона разных НКО».

Базовый закон ФЗ-7 о НКО принят ещё в 1995 году, но их активное развитие началось с 2000-х. С 2006 года на федеральном уровне стали выдаваться гранты, после 2010 года разработкой программ поддержки занялись регионы. Сегодня наряду с Москвой лидерами являются Ханты-Мансийский АО, Урал и Сибирь — Челябинск, Новосибирская и Тюменская области, Красноярский край и Иркутск.

Заполнить зазор между государством и бизнесом

Согласна с этим и эксперт по проблемам НКО, доцент кафедры управления информационными процессами ИГСУ РАНХиГС Оксана Коротеева. Общественная польза от развития Третьего сектора, заявила она «Парламентской газете» в том, что НКО заполняют тот зазор, зону между государством и бизнесом, до которой у первого не доходят руки, а у второго нет интереса.

Именно некоммерческие организации привлекли внимание государства к теме паллиативной помощи. Ещё одна тема — долговременный уход, теперь отражена в нацпроектах. Сопровождаемое проживание, помощь семьям с подростками, эко-терапия для детей-аутистов, противодействие оставлению младенцев в роддомах и многое другое также оставалось за пределами госинтереса, но сейчас им поддерживается. Чем эта поддержка выше, тем больше людей получит необходимую помощь.

Как рассказала «Парламентской газете» заместитель председателя Совета Федерации Галина Карелова, благодаря участию негосударственного сектора, особенно некоммерческих социально-ориентированных организаций, сфера социального обслуживания за 20 лет прошла дистанцию огромного размера. В ней возникла конкуренция. Доля НКО на рынке соцуслуг близка к 15 процентам.

Причём привлечение НКО в систему — часть госполитики. Некоммерческие организации внедряют новые форматы помощи, доходят до тех, кто раньше не пользовался ею, но крайне нуждается в ней. С 2008-2009 годов практически ежегодно обновляется законодательство. Одобренный в июле сенаторами ФЗ-282 благодаря применению эндаумента (целевого фонда) позволит создавать долгосрочные механизмы для деятельности НКО.

Некоммерческие организации внесли большую лепту в оказание помощи разным группам населения в ситуации пандемии, подчёркивает Елена Тополева-Солдунова: шили маски, доставляли продуктовые наборы, брали из интернатов к себе детей и взрослых с инвалидностью. Открыли «горячие линии» психологической поддержки, помогали освоить дистанционное обучение школьникам, опекали бездомных. Благотворительный фонд Тимченко объединил усилия более 200 организаций по всей стране для помощи людям старшего возраста.

Уровень доверия граждан к НКО пока невысок

По прошлогодним опросам Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора НИУ ВШЭ, около трети (29 процентов) в 2019 году заявили о своём участии в работе хотя бы одной НКО. Это почти вдвое больше, чем в 2011 году. Но где? В садовых товариществах (7 процентов) и профсоюзах (6 процентов), а в благотворительных организациях — всего 3 процента.

Каждый второй гражданин (59 процентов) доверяет хотя бы одной НКО. Об их отдельных видах и гражданских инициативах в своём населённом пункте слышал 81 процент. Вроде бы много, но опять называются профсоюзы, садовые товарищества, общества инвалидов. Так что, голые цифры лукавы.

Лидерами недоверия являются благотворительные фонды (6 процентов), политические партии и религиозные общины. Да, это все тоже организационно-правовые формы НКО.

Как видим, в отличие от государства, у общества уровень доверия к институту НКО пока невысок. Не по причине его плохой работы, а из-за недостатка информированности, считают эксперты. На активную пиар-кампанию НКО средств не имеют. В СМИ тема прописалась лишь в последние полтора-два года. Сегодня люди уже не связывают НКО с желанием государства «сбросить с себя социалку» и коммерциализировать то, что ранее было бесплатным. Но даже продвинутая молодёжь, заметили в РАНХиГС, мало или вообще ничего не знает о Третьем секторе.

Некий скептицизм у части россиян исходит ещё из 90-х годов, когда некоммерческие организации работали в основном на средства зарубежных грантодателей. Сегодня он питается, в том числе, и разномастностью объединённых в понятие НКО организаций. Отношение к тем, кто действует в сфере политики, например, переносится на НКО, оперирующие в сфере соцуслуг.

Меньше фантомов — выше престиж

Так, секретарь Совбеза РФ Николай Патрушев в июне заявил, что российские НКО, занимающиеся политической деятельностью, официально получили в 2015-2019 годах от западных спонсоров около 4 миллиардов рублей на подрывную работу против России. Впрочем, теперь Минюст сможет приостанавливать деятельность НКО, финансируемых из США на основании проверок по информации от госорганов или прокуратуры.

В самом получении иностранного финансирования ничего плохого нет, замечает Елена Тополева-Солдунова. Недавно прошёл конкурс Еврокомиссии, где выделены довольно серьёзные гранты для ряда российских НКО, в том числе для организаций по оказанию помощи глухим, педагогике и др. Встречаются, конечно, недобросовестные игроки, которые маскируются под благотворителей, говорит она. Но с ними должны бороться правоохранительные органы. Некоммерческий сектор заинтересован в своей чистоте. Недавно Госдума приняла закон, регулирующий обращение с ящиками для пожертвований, разработанный депутатом Натальей Костенко. Это вклад в борьбу с мошенниками на благотворительной ниве.

Совершенствование отношений государства с Третьим сектором продолжится. Один реестр, во-первых, удобнее, но многое зависит от того, как он будет вестись и насколько своевременно обновляться, считают в Общественной палате. Во-вторых, здесь надеются, что он позволит государству уточнить и актуализировать информацию по НКО. В частности, уточнить реальное число социально ориентированных НКО в стране. Ныне таковыми сегодня считаются организации, которые указывают в уставе проведение деятельности из перечня 18 видов, закреплённых в ФЗ-7. Написал, что помогаешь детям, ну и молодец, ну и СО. А как на деле — никто не знает.

Вот и попадают в одну связку кооперативы, адвокатские палаты, общественные объединения и частные детские сады. Школы идут вместе с благотворительными фондами, исполнителями соцуслуг, профсоюзами и фондами капремонта.

В идеале это должен быть реестр, подобный реестру по малому и среднему предпринимательству. О МСП известно все, а знания об НКО приблизительны, признала Елена Тополева-Солдунова. Она надеется, что объединённый реестр уточнит реальное число социально ориентированных НКО в стране, количество занятых в них. Обычно оно колеблется от 5-6 до 30 сотрудников. Зарплата в крупных столичных благотворительных фондах, которые занимаются фандрайзингом (привлечением средств на социально значимые проекты), — средняя по региону. Большинство же людей в НКО трудятся на безвозмездной основе.

Гражданское общество — не соперник, а партнёр государства

В период пандемии НКО ощутили сильный спад пожертвований. 4/5 организаций нуждаются в финансовой поддержке на текущие программы, зарплаты, административные расходы. Глава Совета Федерации Валентина Матвиенко одной из первых обратилась к премьеру Михаилу Мишустину с предложением поддержать пострадавшие НКО.

Государство предложило целый ряд мер поддержки для всех НКО:

  • снижение количества проверок;
  • отсрочка арендной платы и предоставления отчётности;
  • освобождение от уплаты неустойки (штрафа, пени) при неисполнении обязательств по госконтрактам;
  • особый порядок взыскания неустойки за несвоевременную и неполную оплату коммунальных услуг;
  • возможность проводить собрания путём заочного голосования.

Для благотворительных фондов отменён обязательный ежегодный аудит.

Для вошедших в реестр СО НКО:

  • освобождение от налогов, авансовых платежей по ним и страховых взносов в государственные внебюджетные фонды за второй квартал 2020 года;
  • освобождение от уплаты и отсрочка по аренде;
  • расширение налоговых стимулов участия в благотворительности юрлиц (по ФЗ-172);
  • льготные кредиты по 2-процентной ставке.

В отличие от других временных мер налоговый вычет для благотворителей-жертвователей имеет бессрочный характер. Ожидается, что он привлечет миллиарды рублей на решение социальных проблем.

Результативность своей работы реально подтвердили около 22-23 тысячи НКО, рассказал «Парламентской газете» председатель Комитета Госдумы по развитию гражданского общества, вопросам общественных и религиозных объединений Сергей Гаврилов.

«Те, кто оказывали социальную и медицинскую помощь, вели активную деятельность в области культуры, образования, спорта и т.д. Речь о СО НКО и исполнителях общественно-полезных услуг, — подчеркнул он, особо отметив волонтеров-медиков. — Сегодня для некоммерческого сектора актуальной стала тема воспитания в образовательной сфере. Недавно Госдума приняла президентский закон о воспитании в школах и вузах. Его реализация во многом зависит от работы НКО. Государство осознало, что гражданское общество для него не соперник, а союзник и партнер. Оно будет мониторить ситуацию в этой сфере, что позволит отсечь «дутые», номинальные НКО».

Депутат считает, что надежных некоммерческих организаций в России станет больше. «Гражданское общество в состоянии сформировать действительно эффективные институты помощи нуждающимся, — констатировал он. — Нередко они работают значительно эффективнее, чем бюрократические госструктуры».

Просмотров 1270

05.08.2020 15:10

Пример
Загрузка...

Популярно в соцсетях