«Севастопольский Нюрнберг»: без срока давности

75 лет назад в Крыму вынесли приговор гитлеровскому генералу Йенеке и его подельникам

12.11.2022 00:00

Автор: Александр Мащенко

«Севастопольский Нюрнберг»: без срока давности
  © Тимур Ханов/ПГ

«Севастопольским Нюрнбергом» назвали судебный процесс о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Крыму и на Кубани, который проходил с 12 по 23 ноября 1947 года. В память о 75-летии этого события в Севастополе, в рамках федерального проекта «Без срока давности», состоится круглый стол «Обыкновенный фашизм», организатором которого станет Музей-заповедник героической обороны и освобождения города.

Не забыть. Не простить. Не потерять

В центре внимания историков, политологов, краеведов, которые соберутся за круглым столом, будут события не только прошлого, но и настоящего. Одна из тем для обсуждения заявлена следующим образом: «Обыкновенный фашизм» в контексте событий на Украине 2014-2022 годов».

Кстати В 1943-1949 годах судебные процессы над фашистами прошли в 21 городе СССР: Краснодаре, Краснодоне, Харькове, Смоленске, Брянске, Ленинграде, Николаеве, Минске, Киеве, Великих Луках, Риге, Сталино, Бобруйске, Севастополе, Чернигове, Полтаве, Витебске, Кишиневе, Новгороде, Гомеле, Хабаровске. На них были публично осуждены 252 военных преступника из Германии, Австрии, Венгрии, Румынии и других стран.

«Не забыть. Не простить. Не потерять» будет называться выставка исторических материалов и документов, которая пройдет в музее во время круглого стола. Его задача — противодействие попыткам фальсификации и искаженной трактовки фактов о военных преступлениях нацистов и их пособников против мирного населения, рассмотрение особенностей подачи материала по этой проблеме в музейных экспозициях, выставках и общем контексте преподавания истории.

Севастопольский процесс проходил в Доме офицеров Черноморского флота. В фойе организовали фотовыставку: три щита фотодокументов и диаграмм — на фото были видны руины Севастополя и Керчи, Новороссийска и Старого Крыма, трупы расстрелянных, замученных, сожженных и заживо погребенных советских граждан.

Главным обвиняемым на севастопольском процессе по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Крыму и на Кубани был бывший командующий 17-й армией вермахта генерал-полковник Эрвин Йенеке. В январе 1943 года этот гитлеровский военачальник чудом, по личному разрешению фюрера, выскочил живым из сталинградского котла — злые языки говорят, что симулировал болезнь. Потом, в мае 1944-го, бежал с остатками наголову разбитой 17-й армии из Севастополя, хотя незадолго до этого, в апреле, писал в приказе своим солдатам: «Фюрер приказал оборонять крепость Севастополь… Наш девиз: здесь не может быть отступления, перед нами — победа, позади нас — смерть. Мы будем находиться на этом решающем участке гигантской борьбы столько времени, сколько нам прикажет фюрер».  

После окончательного разгрома фашистов Йенеке вновь хотел скрыться от возмездия, попытавшись выбраться из советской зоны оккупации в американскую по фальшивым документам на имя казначея Антона Гердеса, но был задержан нашими властями во Фрайбурге 11 июня 1945 года и этапирован в Советский Союз.

Тридцать наград от Гитлера

На судебном процессе в Севастополе военный трибунал Черноморского флота обвинил Йенеке сразу в нескольких страшных преступлениях. Одно из самых жутких было совершено в сентябре 1943 года в немецком госпитале в станице Старо-Титаровской, где располагался штаб 17-й армии, куда из станицы Горностаевской доставили сорок детей в возрасте от шести до тринадцати лет. Врачи госпиталя выкачали у них кровь для переливания раненым офицерам. В результате дети погибли, а их трупы фашисты просто выбросили за околицу.

Кстати Ни Йенеке, ни другие осужденные не отбыли до конца сроки своего наказания. В 1955 году на основании соглашения между правительствами СССР и ФРГ об установлении дипломатических отношений всех немецких преступников вернули в Западную Германию, где их немедленно освободили. Генерал-полковник Эрвин Йенеке, на руках которого кровь тысяч и тысяч советских граждан, мирно умер в своей постели в Кельне 3 июля 1960 года.

Именно Йенеке отдал приказ травить газом гарнизон Аджимушкайских каменоломен и спустившихся вместе с ним под землю мирных жителей.

- Вы знали, что в каменоломнях против мирных советских граждан применяли газы? — спросил у генерала председатель суда.

- Так точно. Специальную команду прислал Гитлер, — ответил Йенеке.

- В баллонах, которые привезла спецкоманда, были отравляющие вещества? — уточнил председатель.

- Конечно, в них было не коровье масло, — нагло ответил генерал.

Здесь и далее мы даем эти показания по судебным очеркам, которые публиковали во время процесса газеты «Слава Севастополя» и «Флаг Родины».

Еще одно преступление генерала — сожжение тридцати крымских деревень и расстрелы их жителей во время операции «Огонь и меч», которая была призвана создать мертвую зону вокруг горных районов Крыма, где действовали советские партизанские отряды.

Под Симферополем по приказам Йенеке дважды расстреляли всех заключенных концлагеря в совхозе «Красном». Первый раз фашисты собирались драпать с полуострова и заметали следы в октябре-ноябре 1943-го, однако потом Гитлер велел своей крымской группировке обороняться до конца. Конец наступил весной 1944 года, и Йенеке перед бегством вновь приказал уничтожить всех узников лагеря. В общей сложности в результате этих расстрелов были убиты около 6,5 тысячи человек.

- Вы признаете себя виновным в ликвидации узников концлагеря? — спросил председатель суда.

- Генерал не может отвечать за каждого солдата, — ответил Йенеке.

- Сколько наград вы получили от Гитлера? — уточнил председатель.

- Не помню точно, сколько их было, около тридцати, в том числе за Крым, — признался фашистский генерал.

Колодцы смерти

13 апреля 1944 года в Симферополь вошли советские войска. Освобожденные горожане в поисках пропавших родных, близких, друзей бросились в «Красный».

Вот как описывал это в своей книге один из руководителей крымского подполья Иван Козлов: «Я сразу же поехал в совхоз «Красный», где немцы устроили концлагерь и застенки. Я видел маленькую комнату: с потолка свешиваются крючья, пол металлический, под полом — топка. Неподалеку четыре колодца, куда сбрасывали тела».

Мемориал жертвам фашистской оккупации Крыма 1941-1944 гг. Концлагерь «Красный». © Александр Полегенько / РИА Новости

После освобождения Симферополя была создана Чрезвычайная комиссия по расследованию зверств фашистов в лагере. 21 апреля она обследовала один из колодцев. После того, как из него извлекли слой земли глубиной в шесть метров, были обнаружены трупы людей. Они лежали в самых невероятных положениях — головами вниз, сплетенные между собой, с переломанными позвоночниками, вывороченными суставами.

Цитата из акта Чрезвычайной комиссии от 30 апреля 1944 года: «При вскрытии и изъятии из колодца трупов лишь у 8 мужчин в верхних слоях и 2 женщин на глубине были обнаружены при медицинском освидетельствовании пулевые ходы; у остальных трупов, из которых 51 женщина, 7 детей от 1,5 до 15 лет и 2 мужчин медицинской экспертизой установлено, что они были сброшены в колодец живыми, причем у 4 женщин обнаружены туго перевязанные платком шеи».

Сегодня о страшных преступлениях гитлеровского фашизма рассказывает уникальный мемориал жертвам оккупации полуострова «Концлагерь «Красный». Показательно, что его задумали еще в украинский период истории Крыма, однако властям «нэзалэжной» эта тема, видимо, была не интересной — деньги приходилось собирать в буквальном смысле с миру по нитке. Пожертвования хранились на счетах Приватбанка, которым владел украинский олигарх Игорь Коломойский. В 2014 году, после воссоединения Крыма с Россией, Приватбанк, как и другие украинские банки, сбежал с полуострова, украв деньги крымчан, включая и те, что были собраны на строительство мемориала.

Только после воссоединения Крыма с Россией мемориал был построен. Помощь в его создании оказали Москва и Московская область, Санкт-Петербург, Башкортостан, Татарстан, Чечня, Краснодарский, Ставропольский, Пермский, Хабаровский края, Астраханская, Воронежская, Иркутсткая, Костромская, Курская, Оренбургская, Ростовская, Самарская области.

Мясник Шреве

Еще один обвиняемый на «Севастопольском Нюрнберге» — обер-лейтенант Эрнст Шреве, который был начальником полевой жандармерии оккупированного Севастополя.

«Эрнст Шреве постарался оправдать в Севастополе доверие фюрера… Он показал севастопольцам, что значит гитлеровский «новый порядок». При участии Шреве в городе уничтожено в газовых душегубках 1500 человек, расстреляно, повешено, сожжено 27 306 мирных граждан», — писала газета «Флаг Родины».

Как гласило обвинительное заключение на «Севастопольском Нюрнберге», за время пребывания оккупантов в Крыму ими было убито и замучено 86 943 мирных жителя и 47 234 военнопленных; угнано в немецкое рабство 85 947 человек; разрушено свыше 12 тысяч государственных предприятий и учреждений, 13 тысяч колхозных строений и более 15 тысяч жилых домов частных лиц.

Первого сентября 1942 года Шреве приказал повесить на Пушкинской площади (ныне — площадь Суворова) троих пятнадцатилетних подростков, обвиненных в саботаже. «У меня был сын Владимир… Вечером я попросила его пойти в управу и взять у начальника талончик на воду. Сын больше не вернулся… Моего сына повесили…» — рассказала на суде санитарка родильного дома Ефросинья Миронова. Здесь речь женщины прервалась рыданиями, но потом, собравшись с силами, она продолжила: «Я хотела видеть сына. Когда пришла на вокзал, на площадь, подхожу ближе и ближе. И увидела, как висели рядом мальчики. Мой сын висел первым. Я закричала и упала. Больше не помню. Кто меня оттуда увел, не знаю. После я раз пятнадцать ходила туда. В первое время кричала, потом уже окаменела, стояла и плакала…» 

В ходе облав 3 июля 1942 года силами жандармерии под видом военнопленных было собрано более сорока тысяч человек, большинство из которых не имело никакого отношения к военной службе. Часть этих людей расстреляли, остальных отправили в лагеря.

С 6 по 12 июля 1942 года при активном участии жандармерии во главе со Шреве на стадионе «Динамо» в Севастополе собрали еврейское население города в количестве полутора тысяч человек, в том числе стариков, женщин и детей, а затем этих людей вывезли из города и расстреляли в районе деревень Шули и Болто-Чокрак или умертвили газом в автомобилях-душегубках.

4 декабря 1943 года жандармы под руководством Шреве подожгли баржу с тысячей советских военнопленных и расстреляли мирных жителей, которые попытались оказать помощь гибнущим в огне людям.

Приговор

Всего на «Севастопольском Нюрнберге» вынесли приговор двенадцати нацистам. Кроме двух вышеназванных преступников, это были военный комендант Евпатории майор Отто Виллерт, военный комендант Таганрога, Новороссийска и Ак-Мечети (ныне — поселок Черноморское в Крыму) майор Гельмут Альберти, начальник полиции Евпаторийского округа гауптштурмфюрер СС Пауль Кайбель, заместитель коменданта Бахчисарая капитан Адам Ган, военный комендант Старого Крыма  капитан Пауль Кинне, зондерфюрер абвер команды-302, действовавшей против партизан в Крыму, Фридрих Радатус, а также фельдфебель Вильгельм Флеснер и обер-ефрейторы Бернгардт Браун, Рудольф Гуземан и Фриц Линеберг, участвовавшие в подрыве входов в Аджимушкайские каменоломни.  

Приговор гитлеровцам огласили 23 ноября 1947 года. Йенеке и его подельники-офицеры получили по 25 лет лишения свободы, нижние чины — по двадцать. Более сурового наказания Уголовный кодекс СССР тогда не предусматривал.

Долгие годы нам казалось, что фашизм побежден и повержен навсегда, окончательно и бесповоротно. А слова о том, что мы не должны допустить его возрождения представлялись просто ритуальной формулой, произносимой в значимые военные даты. Но рухнула великая страна, и реальность оказалась совсем иной.