Сенаторы проверят состояние исправительных колоний в своих регионах

Содержание и занятость осуждённых, посчитали в Совете Федерации, во многом зависит и от местных властей

Сенаторы проверят состояние исправительных колоний в своих регионах

Министр юстиции РФ Александр Коновалов

ФОТО: Игорь Самохвалов

Переполненность тюрем, условия содержания осуждённых инвалидов и беременных женщин, особенности перевода малолетних правонарушителей во «взрослые» колонии и привлечение заключённых к труду — таков неполный перечень проблем, которые обсудили сенаторы с министром юстиции Александром Коноваловым в рамках «правительственного часа» 12 июля.

Втрое дешевле собачьего корма

Выступая в Совете Федерации,  Александр Коновалов говорил о  переполненности следственных изоляторов и о сложностях содержания под стражей беременных женщин и женщин с малолетними детьми. По словам чиновника, в настоящее время в России действуют 13 специализированных детских домов, из них в 11 осуждённые женщины отбывают наказание совместно с детьми в возрасте до трёх лет. После достижения трёхлетнего возраста таких детей разлучают с матерями и передают органам опеки или ближайшим родственникам, что наносит психологические травмы как самим детям, так и их матерям. Поэтому, по сообщению главы Минюста,  ведомство прорабатывает вопрос об увеличении предельного срока пребывания ребёнка при исправительном учреждении, где отбывает наказание его мать.

Информируя сенаторов об условиях содержания заключённых, он заострил внимание на их рационе питания. Если на мужчин в колониях тратится около 80 рублей в сутки, то на беременных женщин — 132 рубля. Днём ранее, когда проект постановления «Об особенностях отбывания наказания осуждёнными женщинами, несовершеннолетними и инвалидами в исправительных учреждениях Российской Федерации» обсуждался на профильном комитете, член Комитета по конституционному законодательству и госстроительству Максим Кавджарадзе обратил внимание, что эта сумма почти втрое меньше, чем стоимость килограмма корма для домашних животных.

Почему несовершеннолетние становятся рецидивистами

Коль скоро «правительственный час» в Совете Федерации на этот раз был посвящён теме содержания определённой категории осуждённых, сенаторы выслушали также руководителя ФСИН Геннадия Корниенко и зампредседателя Счётной палаты Веру Чистову — её ведомство провело аналитические исследования в российских тюрьмах и колониях. Данные этого исследования позволили глубже вникнуть в проблемы пенитенциарной системы страны. Как оказалось, количество повторных преступлений, совершённых людьми, ранее отбывавшими уголовное наказание, составляет в среднем около 55 процентов. Из них женщины составляют около 40 процентов, а несовершеннолетние почти 70 процентов.

Одна из причин высокого рецидива среди молодёжи — это то, что по достижении 18-летнего возраста таких осуждённых переводят в исправительные учреждения общего режима.

По словам руководителя ФСИН Геннадия Корниенко, такой «переезд» является для них серьёзным психологическим стрессом и зачастую обнуляет положительные эффекты, достигнутые за время нахождения в воспитательной колонии. Сенатор Екатерина Лахова в связи с этим обратила внимание, что до 2008 года несовершеннолетние осуждённые могли «задержаться» в воспитательных колониях до достижения ими 21 года. И поинтересовалась у правительственных чиновников, можно ли разработать особые критерии продолжительности нахождения таких лиц в воспитательных учреждениях.

Геннадий Корниенко сообщил, что этот вопрос неоднократно поднимался его ведомством и сейчас идёт работа над тем, чтобы законодательно закрепить такую норму — переводить осужденного во взрослую колонию после достижения им 21-летнего возраста. Правда, при этом министр юстиции Александр Коновалов обратил внимание сенаторов на то, что великовозрастные осуждённые создают угрозу для нормального функционирования воспитательной колонии. «Потому что они уже взрослые, начинают нарабатывать себе авторитет на будущее, притеснять младших, — объяснил чиновник. — Поэтому возрастная планка для перевода в другую колонию была понижена до 19 лет».

Фото РИА Новости

Самое главное, что нужно делать, по мнению Коновалова, — это решить вопрос дальнейшего лишения свободы лиц, достигших совершеннолетия. Если такой осуждённый не представляет значительной социальной опасности, его можно перевести в колонию-поселение либо на принудительные работы. «Соответствующий законопроект подготовлен в Министерстве юстиции, сейчас он проходит обсуждение в Следственном комитете и в МВД», — проинформировал сенаторов руководитель Минюста.

Нужно больше милосердия

По мнению Валентины Матвиенко, наказание, не связанное с лишением свободы, необходимо рассматривать не только в отношении несовершеннолетних, но также инвалидов и женщин. «Я считаю, что надо ещё раз внимательно посмотреть законодательство с точки зрения содержания в тюрьмах людей с серьёзными заболеваниями, — сказала спикер Совета Федерации. — Какой смысл держать онкологических больных людей в тюрьмах? Там нет возможности оказывать соответствующую медицинскую помощь. Может быть, стоит проявлять милосердие, и такие категории граждан переводить на другие форматы исполнения наказаний?»

Надо ещё раз внимательно посмотреть законодательство с точки зрения содержания в тюрьмах людей с серьёзными заболеваниями.

По словам Валентины Матвиенко, в соответствующих случаях руководители системы ФСИН должны инициировать процессы досрочного освобождения и послабления наказания. «В том, что касается детей, женщин и инвалидов, надо всё-таки проявлять больше милосердия и помогать им в решении этих вопросов», — подчеркнула она.

Особое внимание Валентина Матвиенко уделила проблеме трудовой занятости в колониях. Она предложила сенаторам в рамках региональной недели посетить расположенные в их регионах исправительные учреждения и проверить, насколько успешно там реализуются трудовые программы. «От регионов зависит очень многое, — напомнила спикер Совета Федерации. — Помогают ли они учреждениям исполнения наказаний в обеспечении занятости, в заказах? Поддерживают ли контакты с руководителями этих учреждений?»

Сенатор от Республики Коми Дмитрий Шатохин поделился с коллегами опытом посещения региональной колонии, где женщины заняты на производстве фанеры в рамках предприятия государственно-частного партнёрства. При средней по стране зарплате заключённых в 4 тысячи рублей, на этом производстве  зарабатывают по 16 тысяч и  имеют больше возможностей освободиться условно-досрочно. Распространить этот опыт по другим регионам мешает правовая коллизия — требуются поправки в уголовно-исполнительный кодекс, которые позволили бы осуждённым работать на производствах  за пределами уголовно-исправительных учреждений. Соответствующий документ  вносился на рассмотрение Госдумы, но  был отклонён. Шатохин обратился к главе Минюста с просьбой вернуться к проработке этого вопроса и попросил коллег поддержать эту идею. «Мне кажется, это очень правильное предложение, и надо его включить в наш проект решения», — согласилась с сенатором Валентина Матвиенко.

Врачу, исцелися сам

По словам руководителя ФСИН Геннадия Корниенко, бытовавшая в тюрьмах проблема обеспечения подследственных и осуждённых необходимыми лекарствами почти сошла на нет после того, как в 2014 году началась централизованная закупка лекарств. «Этот принцип хорошо себя зарекомендовал», — отметил чиновник, добавив, что теперь 98 процентов поступающих лекарств — российского производства, и в колониях представлен полный ассортимент необходимых медикаментов. В достаточной мере закупаются инвалидные коляски, костыли и другие необходимые реабилитационные средства для инвалидов.

Однако по-прежнему ощущается нехватка медицинского персонала, особенно квалифицированных специалистов по уходу за инвалидами. Глава ФСИН сообщил, что зарплаты медиков, работающих в исправительных учреждениях, почти вдвое меньше, чем в среднем по регионам страны. Эта информация вызвала особое беспокойство среди сенаторов.

«Я прошу, чтобы эти моменты нашли отражение в нашем постановлении не в общем виде, а в совершенно конкретно сформулированном — что нам делать с заработной платой медицинских работников ФСИН, — обратилась к коллегам Валентина Матвиенко. — Нельзя оставлять такие зарплаты! Там и так тяжёлые условия работы». 

Просмотров 3658

12.07.2017 19:00





Загрузка...

Популярно в соцсетях