Коронавирус COVID-19: что надо знать

12:20На создание временных рабочих мест выделят свыше 4 млрд рублей

11:07В Казахстане вводят двухнедельный карантин

10:37В России за сутки выявили 6 760 случаев заражения коронавирусом

От Охотного Ряда до Большой Дмитровки: прошлое зданий российского парламента

Комплексы Государственной Думы и Совета Федерации отражают архитектурную политику от 1930-х и до нашего времени

От Охотного Ряда до Большой Дмитровки: прошлое зданий российского парламента

Фото из архива Андрея Чермошенцева

Четверть века назад обе палаты российского парламента получили адреса, по которым работают и сейчас. Государственная Дума расположилась в квартале между Охотным Рядом,1 и Георгиевским переулком, 2. Совет Федерации в десяти минутах пешком — на Большой Дмитровке, 24 и 26… К Дню российского парламентаризма, который отмечается 27 апреля, мы решили вспомнить о том, как строились и для кого изначально предназначались здания, в которых в 1995 году разместили палаты Федерального Собрания.

На месте боярских палат

Квартал на месте нынешних зданий Госдумы вдоль Охотного Ряда до 1930-х занимала застройка XVII века — церковь Параскевы Пятницы, палаты боярина Василия Голицына и Троекуровых. До наших дней уцелели лишь последние (о них мы еще вспомним).

После переноса столицы из Петрограда в Москву участок хотели расчистить под здание Госбанка, потом объявили конкурс на гостиницу для иностранных туристов. В итоге бережно отреставрированные под руководством Петра Барановского палаты Голицына и храм снесли ради строительства Дома Совета Труда и Обороны (СТО). Этот чрезвычайный высший орган СССР курировал хозяйственное строительство и оборону, направлял деятельность экономических комиссариатов и ведомств.

Состоявшийся в 1933 году закрытый конкурс выиграл эскизный проект в духе одного из течений авангарда — функционализма, который представил архитектор ведомственной строительной компании НКВД Стройдомбюро Аркадий Лангман. Он уже успел поучаствовать в проектировании стадиона «Динамо» вместе с Лазарем Чериковером и помог корифею отечественной архитектуры Ивану Фомину создать многоэтажный жилой дом на Лубянке.

Эскиз Дома Совета Труда и Обороны. Фото из архива Андрея Чермошенцева

«В процессе составления окончательного проекта первоначальный эскиз претерпел некоторые изменения по рекомендациям Вячеслава Молотова и Лазаря Кагановича, которые принимали активное участие в обсуждении», — рассказал «РФ сегодня» исследователь советской архитектуры Андрей Чермошенцев.

Сначала проект утвердили масштабом на целый «правительственный квартал». Реализованная центральная часть спроектирована высотой в 12 этажей, а боковые, так и не построенные корпуса планировались десятиэтажными. Здание облицевали белым известняком — протопоповским камнем, добытым на карьерах Оки, и красным карельским полированным гранитом с Беломорско-Балтийского канала.

«Рельефный фасад с отступами и выделяющейся центральной частью, с вертикальным членением пилястров, должен был создавать впечатление мощи, уверенности и бодрости, — объясняет Чермошенцев. — В решении ансамбля пришлось руководствоваться тем соображением, что по Генплану реконструкции Москвы от Охотного Ряда начиналась аллея Ильича, идущая к Дворцу Советов, и Дом СТО был призван вместе с гостиницей «Москва» акцентировать начало этого нового проспекта».

Так или иначе, именно СТО со своей строгой симметрией, огромным порталом входа и бетонным гербом СССР на аттике стал образцом для подражания. Строительство завершилось в 1935-м, когда авангард в советской архитектуре резко сменила сталинская эклектика, а вскоре расформировали и СТО.

В решении ансамбля пришлось руководствоваться тем соображением, что по Генплану реконструкции Москвы от Охотного Ряда начиналась аллея Ильича, идущая к Дворцу Советов, и Дом СТО был призван вместе с гостиницей «Москва» акцентировать начало этого нового проспекта.

Здание на Охотном Ряду стали называть «Домом Совнаркома СССР», потом оно принадлежало Совету Министров и Государственному плановому комитету Совмина, который занимался общегосударственным планированием развития народного хозяйства СССР и контролировал выполнение народнохозяйственных планов.

Модернизм для Госплана

После того как в 1961 году была принята третья программа КПСС, та самая, которая обещала построить коммунизм к 1980 году, значение Госплана сильно выросло. Поэтому ведомству потребовались дополнительные площади, место под которые выделили совсем рядом — в Георгиевском переулке. Проект был поручен Леониду Павлову, который одним из первых почувствовал изменения в архитектурных запросах власти и стал делать лаконичные модернистские проекты. Соавторами Павлова выступили Игорь Ядров, Ирина Зотова и Наталья Гиговская. Перед ними стояла задача пристроить к зданию Лангмана новый корпус и соединить их переходом.

«Госплан Леонида Павлова — образцовый пример советской архитектуры времен оттепели. В нем отражены все новые эстетические представления наступившей эпохи — ясность и строгая геометричность силуэта и рисунка фасада, отсутствие любых лишних деталей, сочетание прозрачного стекла и экономичных бетонных панелей, легкая асимметрия», — пишут в монографии о Павлове историки архитектуры Анна Броновицкая и Ольга Казакова.

Каркасно-панельное 16-этажное здание представляет собой два параллельных прямоугольных объема равной высоты, частично «накладывающихся» друг на друга. В широкой части размещен «коммуникационный ствол» с лифтовыми шахтами и лестничными клетками. Со старым корпусом его объединила четырехэтажная часть с двумя конференц-залами, один из которых впоследствии переоборудовали для заседаний Госдумы.

Фойе здания Госплана. Фото из личного архива Лии Павловой

По задумке Павлова, почти все здания в Георгиевском переулке, кроме школы, следовало снести. Тогда образовалась бы новая площадь перед Госпланом. Эта идея воплощена не была, а в одном из «приговоренных» зданий работает выставочный зал «Новый Манеж».

Как Госдуме искали место

Госплан, недолго побыв Министерством экономики и прогнозирования СССР, в конце 1991 года был ликвидирован, а в 1994-м мэр Москвы Юрий Лужков, после несколько месяцев поисков, предложил использовать его комплекс для Государственной Думы.

Спроектированное Дмитрием Чечулиным здание Верховного Совета России на Краснопресненской набережной после танкового обстрела 4 октября 1993 года сильно пострадало. Закопченный «Белый дом» нуждался в серьезных восстановительных работах, к тому же лишний раз напоминал о недавнем противостоянии президента Бориса Ельцина и народных депутатов.

Поначалу депутатам выделили помещения в соседнем здании столичного правительства, где до этого располагался секретариат СЭВ (Совета экономической взаимопомощи). Там тоже выгорело несколько этажей, и на них не останавливались лифты, причем больше половины кабинетов занимали коммерческие структуры.

«В стране была тяжелая социально-экономическая ситуация. Мы старались активно работать, хотя условия не совсем подходящие: возле нас, на Новом Арбате, бесконечно шатались коробейники, а в здании не было толком нужных помещений — один зал для заседаний и еще несколько, где могли заседать фракции», — рассказал «РФ сегодня» депутат Госдумы всех семи созывов, председатель Комитета Госдумы по региональной политике и проблемам Севера и Дальнего Востока Николай Харитонов.

Николай Харитонов. Фото: пресс-служба Государственной думы

Депутат первого созыва, журналист Алла Амелина вспоминала, что Комитету по информационной политике, информатике и связи, в котором она состояла, выделили «апартаменты» из двух смежных комнат: одна — для председателя комитета Михаила Полторанина, другая — для 14 членов комитета.

Шестого января 1994 года было подписано Постановление Правительства «О строительстве комплекса зданий Парламентского центра — официальной резиденции Федерального Собрания», но Госдума приняла единодушное заявление о невозможности стройки в момент острой нехватки бюджетных средств. Уже 24 января Ельцин приостановил действие документа.

Простые подсчеты показали, что даже если из высотки на Новом Арбате убрать всех коммерсантов, то парламентариям все равно не хватит освободившихся помещений. Как место для размещения депутатов рассматривали Краснопресненскую набережную, 2, комплекс на Старой площади или даже Кремль.

В одном из интервью первый спикер Госдумы Иван Рыбкин рассказывал, что однажды к нему пришел Юрий Лужков и предложил вариант с переездом в бывшее здание Госплана СССР. «Мы тут же вместе с ним поехали на Охотный Ряд, осмотрели все залы… Я тогда сказал Юрию Михайловичу, что, похоже, придется расселять дом в Георгиевском переулке, который в тот момент занимало несколько организаций, — одного здания было явно недостаточно. Благодаря личной помощи Бориса Ельцина все прошло быстро и безболезненно», — говорил он.

Около года бывшие здания Госплана реконструировали под контролем управляющего делами президента Павла Бородина. Государственная Дума въехала туда в мае 1995-го. В обоих корпусах разместились административные службы, офисы комитетов и депутатов, а в четырехэтажном переходе обустроили Зал пленарных заседаний на 450 мест с балконами.

Первоначальный вид Большого зала заседаний Госплана СССР. Фото из личного архива Лии Павловой

Особняк с историей и надстройкой

Комплекс на Большой Дмитровке, который занимает Совет Федерации, не менее примечателен, чем думский. Проходя мимо дома 24, трудно заподозрить, что когда-то он был двухэтажным особняком, который архитектор Павел Зыков возвел в духе эклектики в 1885 году для виноторговца Леве.

В конце 1917 года особняк захватили анархисты, а в апреле 1918-го их оттуда выбил отряд чекистов (операцию описал ее участник Павел Мальков в книге «Записки коменданта Московского Кремля»).

В 1922 году здесь открылся Первый Пролетарский музей, экспонатами которого были реквизированные художественно-исторические ценности — от картин Перуджино и Шишкина до китайского фарфора, персидских ковров и древнерусских икон. «Пролетарское» название заведения оправдывала лишь деревянная скульптура Степана Разина, вырезанная Сергеем Коненковым.

Затем в здание въехал Институт В.И. Ленина при ЦК ВКП(б). С 1924 по 1931 годы в 12 залах находилась экспозиция, посвященная вождю мирового пролетариата, ставшая потом основой для музея Ленина на площади Революции.

Особняк надстроили тремя этажами в 1933-37 годах, а уже в 80-е подвергли капитальной реконструкции. Сейчас помещения в нем, помимо офисов сенаторов, занимают Российская академия архитектуры и строительных наук (РААСН), а также Центр современной архитектуры. В некоторых из залов даже сохранилась лепнина XIX века.

К слову, нынешнее соседство палаты регионов с РААСН не случайно, ведь комплекс предназначался для Госстроя СССР (левый новый корпус) и Госкомархитектуры (перестроенный правый).

Брутализм для Госстроя

Соседний корпус, основной для Совета Федерации и соединенный переходом с бывшим особняком Леве, построен в 1983 году в стиле брутализма — одного из ответвлений модернистской архитектуры, подразумевающее подчеркнуто «суровые» фасады. Проект выполнил архитектор Игорь Покровский в соавторстве с Юрием Свердловским.

К слову, нынешнее соседство палаты регионов с РААСН не случайно, ведь комплекс предназначался для Госстроя СССР (левый новый корпус) и Госкомархитектуры (перестроенный правый).

Криволинейные профили панелей-ребер, образующие основной рисунок главного фасада, были новшеством для времени строительства здания. Само оно отступает от красной линии, образуя небольшую аванплощадку, приподнятую над уровнем улицы.

Когда Совет Федерации разместился на Большой Дмитровке, места для офисов всех сенаторов не нашлось. Потому часть аппарата палаты до сих пор работает на Новом Арбате, 19 — в одной из четырех «книжек» архитектора Михаила Посохина.

Резервы нашлись без переезда

В начале 2010-х годов вернулась идея возведения парламентского центра, в который бы переехали обе палаты. Для него предлагалось место на Пресне недалеко от здания Правительства, обсуждался и вариант Зарядья, затем — Коммунарка в Новой Москве. В 2014 году остановились на Нижних Мнёвниках на западе столицы. Предполагалось построить общий дом для Госдумы и Совета Федерации на средства инвестора, который бы за это получил их нынешние здания. По результатам нескольких этапов конкурса не нашлось проекта, который устроил бы всех. А в октябре 2018-го было объявлено, что пока депутаты и сенаторы останутся на старых местах — строительство центра отложено на неопределенную перспективу по экономическим соображениям.

Чтобы получить новые площади для работы и оптимизировать пространство для размещения депутатов, во дворе Госдумы отреставрировали палаты Троекуровых, пустовавшие с начала 1980-х. В них переехал Комитет по международным делам. Реконструкция предстоит и залу заседаний, а также корпусу в Георгиевском переулке.

Для Совета Федерации позади существующих корпусов строится еще один. Концепцию здания и техзадание разработало Управление делами Президента РФ совместно с аппаратом Совета федерации и службами эксплуатации. Высота наземной части нового корпуса составит шесть этажей, здесь будут располагаться кабинеты сенаторов, залы для проведения заседаний комитетов, столовая, буфет и подземный гараж. После строительства нового здания сенаторы освободят помещения на Новом Арбате.

«Комплексы на Охотном Ряду и на Большой Дмитровке, — архитектура высокого уровня, причем каждый — отражение своей эпохи. Эти здания строились для государственных учреждений, они там и размещаются, а сохранение изначальной функции — лучший вариантов для любой постройки», — рассказал «РФ сегодня» президент Союза архитекторов России Николай Шумаков.

По его мнению, тот компромисс, на котором сейчас остановились в парламенте, правильный, потому что законодательные органы имеют такое же право находиться в центре, как и органы исполнительной власти.

Просмотров 3777

26.04.2020 08:01

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях