Гильотина не лучшее средство от перхоти

Полностью блокировать в России Youtube или Google парламентарии не намерены

Гильотина не лучшее средство от перхоти

фото: пресс-служба депутата

Бороться с фейками и запрещенной информацией надо не крайними запретительными мерами, которые мешают развитию цифровой среды, а точечными, аккуратными решениями, усиливающими ответственность, но в то же время не затрагивающими права граждан на получение информации. Об этом, а также о ближайших планах на осеннюю сессию председатель комитета Госдумы по информационной политике Александр Хинштейн рассказал «Парламентской газете» накануне 28 сентября, Международного дня всеобщего доступа к информации, утвержденного ЮНЕСКО в 2015 году.

- Александр Евсеевич, если судить по обилию печатных и электронных СМИ, всевозможных независимых блогеров, которые неоднократно «обсосали» все острые темы прошлого, настоящего и будущего, в том числе касающиеся частной жизни всех и вся, то кажется, что и желать здесь больше нечего по части доступности. Или все-таки существует общественный запрос на достоверную и качественную информацию?

- Мир сужается, становится все более доступным, и в этом смысле открытость информации и возможность использовать различные цифровые технологии расширяет горизонты. Сегодня люди, находящиеся в тысячах километров друг от друга, с точки зрения доступа к информации и инфраструктуре ничем не отличаются. Сегодня не важно, находишься ли ты в крупном мегаполисе или селе, ты в состоянии получить примерно один и тот же набор информации.

Технологии значительно упрощают наше существование, но нужно понимать, что, хотя доступ к информации у граждан должен быть максимально открытым, это не означает, что не существует каких-то табуированных пространств, поскольку остаются вопросы, связанные с защитой персональных данных, личной жизни, в конце концов государственной тайны.

И здесь всегда есть дилемма, как государству соблюсти баланс: с одной стороны, обеспечить максимально доступ к информации, а с другой — защитить государственные интересы и персональные данные от излишнего внимания извне. На мой взгляд, здесь уместен принцип, когда свобода заканчивается там, где начинается несвобода для другого. Поэтому информация сегодня — оружие обоюдоострое и важно распоряжаться им правильно.

- Два года назад были приняты поправки в Закон «О связи», помимо отмены внутреннего роуминга, позволившие гражданам, проживающим на территориях, куда технически невозможно провести цифровое телевидение, бесплатно пользоваться спутниковым ТВ. Какие еще положительные сдвиги случились в информационной обеспеченности россиян?

- В качестве позитивных примеров я бы еще отметил поправки, принятые в этом году в Закон «О связи», совершенствующие оказание универсальных услуг связи. И теперь в населенных пунктах от ста человек закон предписывает создание в обязательном порядке точки доступа к сети Интернет. И в этот перечень универсальных услуг включена также и подвижная радиотелефонная связь. Это важно, потому что до текущего года, к сожалению, такие точки доступа устанавливались в обязательном порядке в населенных пунктах, где проживают от пятисот человек. Многие малые деревни и села под эти параметры не подпадали.

Сейчас в работе комитета находится важный законопроект, принятый уже в первом чтении, по особенностям распространения общероссийских общедоступных телеканалов, или, проще говоря, мультиплексов, то есть каналов, включенных в цифровое наземное вещание. Цель — максимальное распространение в сети Интернет этого пакета телеканалов первого и второго мультиплекса с тем, чтобы обеспечить гражданам равный доступ к информации.

- Как вы оцениваете уже стартовавший переход страны на цифровые технологические рельсы? С одной стороны, скорость получения и передачи информации увеличивается, но как быть с качеством контента и достоверностью данных? Не принесет ли цифровизация головную боль, связанную с лавинообразным распространением фейков?

- Этот процесс неизбежен, поскольку любое развитие прогресса наряду с позитивной стороной имеет и негативные моменты. До тех пор пока не было двигателей внутреннего сгорания и массового автотранспорта, не было и жертв ДТП. Но вот для того, чтобы не было жертв ДТП, вводятся Правила дорожного движения и граждан наказывают за неправильную езду или езду без водительского удостоверения. Ровно то же можно вполне применить и к распространению информации, потому что государство, с одной стороны, развивая и расширяя доступ общества и граждан к ней, с другой стороны, конечно же, отвечает за содержание этой информации. Поэтому и вводится ответственность за распространение фейк-ньюс.

- Свободный доступ к информации способствует построению более открытого общества и препятствует коррумпированности властных структур. Но, с другой стороны, такая доступность накладывает и определенную ответственность. На ваш взгляд, не следует ли ужесточить наказание за распространение недостоверной информации?

- Текущим созывом Государственной Думы внесены изменения в КоАП, появилась новая часть ранее действовавшей статьи, установившая административную ответственность именно за распространение заведомо недостоверной общественно значимой информации. При этом ключевым словом здесь является «заведомо». То есть человек заранее понимает, что то, что он пишет или транслирует, — это неправда. Когда какой-то гражданин распространяет информацию о том, что количество пострадавших при пожаре в «Зимней вишне» столь велико, что в больницах и госпиталях нет мест для их размещения, он заранее понимает, что это ложь, и дальше должен нести за это ответственность.

Установлены штрафы, и достаточно серьезные: для граждан — от 30 до 400 тысяч рублей, для должностных лиц — от 60 до 900 тысяч, а для юрлиц и того больше — от 200 тысяч до полутора миллионов рублей. Кроме того, появилась статья и в Уголовном кодексе, также устанавливающая ответственность, но в случае, если фейк-ньюс повлек за собой какие-то тяжкие последствия.

Пока преждевременно говорить о дальнейшем ужесточении, важно посмотреть, как новые нормы действуют на практике, и должно пройти несколько лет, чтобы мы поняли, что нужно усовершенствовать и подправить. Хаотичность в законотворческой работе не только не нужна, но и опасна.

- Новый технологический уклад, который в том числе формируется гигантами ИТ-индустрии, несет и неприятные сюрпризы. Компании собирают данные пользователей, и неизвестно, как ими распоряжаются. Павел Дуров недавно заявил о необходимости защищаться от Google и Apple, которые по своему усмотрению ограничивают доступ к информации. Недавно YouTube без объяснения причин закрыл канал «Царьград». Следует ли нам по примеру Китая перекрыть доступ к YouTube или, напротив, законодательно заставить американскую компанию уважать принципы демократии?

- У каждого из того, о чем вы упомянули, есть своя природа и проблематика. Если говорить о блокировке канала «Царьград», то это вызвано сугубо политической составляющей и в том числе теми правилами, которые YouTube для себя принял. У каждого из таких онлайн-сервисов есть правила игры, с которыми можно соглашаться или нет, но которые, к сожалению, существуют.

Что касается шлюзования — именно так называется процедура, когда целый ряд сайтов или сервисов не доходит до китайских потребителей, то я не сторонник таких заградительных мер. Я считаю, что гильотина не лучшее средство от перхоти. Сегодня законодательство дает целый ряд оснований и возможности для защиты прав граждан в том числе и на доступ к информации, и на доступ к объективной информации. Если YouTube, как, впрочем, и любая другая компания, будет нарушать требования российского законодательства о порядке распространения информации или распространять информацию, запрещенную в стране к тиражированию, то, конечно, доступ к таким сайтам необходимо ограничивать. И здесь у нас достаточно законодательных механизмов для ограничения доступа к интернет-ресурсам.

Сегодня по решению уполномоченных органов, например Роскомнадзора, может быть ограничен доступ к сайтам, на которых есть материалы с порнографическим изображением несовершеннолетних, информация о способах и методах разработки, изготовления и приобретения наркотиков, о способах совершения самоубийства или незаконных азартных игр в Интернете и незаконной продажи алкоголя в Интернете. Кроме того, по решению генпрокурора или его заместителей также может быть ограничен доступ к сайтам, на которых размещена запрещенная информация, оскорбляющая человеческое достоинство, или содержатся призывы к массовым беспорядкам, те же фейк-ньюс. Также доступ к сайтам может быть ограничен по решению суда или заявлению уполномоченных органов.

- То есть все безоблачно и нет никаких проблем в этой сфере?

- Не могу так сказать. Проблемы, как и везде, возникают, вот ровно поэтому в весеннюю сессию я с моим коллегой, первым заместителем по комитету Сергеем Боярским внесли поправки, предлагающие установить конкретную ответственность за неисполнение законодательства в отношении сайтов и страниц в случае, если владельцы не удалили запрещенную к распространению в России информацию. Мы предлагаем установить серьезный штраф. Да, в законодательстве есть запрет, и сервисы обязаны такую информацию удалять, но статистика, которая нам была предоставлена Роскомнадзором, показывает, что, увы, это происходит далеко не всегда. И в первую очередь это касается именно тех, кто зарегистрирован за пределами России, — и YouTube, и различные социальные сети.

Так устроен мир, что отсутствие прямой ответственности нередко расхолаживает. Поэтому мы предлагаем установить достаточно жесткие санкции, в том числе за повторное неисполнение требований закона, и наказывать, что называется, рублем. Но это ни в коем случае не шлюзование, не запрет на доступ к информации в целом. Мы не говорим о необходимости полностью заблокировать YouTube, например, или Google.

- Какие наиболее значимые ранее принятые Госдумой законы, нацеленные на повышение информационной доступности, вы бы отметили?

- Об одном законе я уже рассказал — это обязательные точки доступа к Интернету в населенных пунктах с численностью от ста человек. Безусловно, также стоит упомянуть закон о едином государственном регистре, содержащем сведения о населении РФ. Это, по сути, первый базовый закон, касающийся вопросов ведения государством информационного учета. Закон проходил непросто, была большая общественная дискуссия, и ко второму чтению претерпел существенные изменения. Мы признательны коллегам из Правительства, а это была правительственная инициатива, которые согласились с многим из того, что предложили депутаты, эксперты, общественность и профессиональное сообщество.

Еще одна важная тема — защита персональных данных. И одним из приоритетов комитета в осеннюю сессию станет разработка соответствующих инициатив. Мы считаем, что до запуска единого информационного регистра нужно установить и ввести новый механизм ответственности за нарушения порядка работы с регистром и вообще за нарушения в работе с цифровыми данными. К сожалению, сегодня не редкость, когда данные граждан из коммерческих структур утекают и продаются. Это недопустимо. Сейчас мы обсуждаем введение ответственности не только за незаконный оборот, сбыт таких данных, но и за пользование ими.

Кроме того, рассчитываем глубоко и детально погрузиться в ситуацию, связанную с преступлениями в сфере высоких технологий. Мы видим, что количество киберпреступлений с каждым годом растет. Думаю, осенью проведем в Госдуме широкое обсуждение темы с привлечением силовых ведомств и Генпрокуратуры. Необходимо будет выработать новые подходы и механизмы противодействия этому злу, которое, повторяюсь, сегодня все активнее и активнее входит в нашу жизнь и растет уже не в арифметической, а в геометрической прогрессии.

Просмотров 1465

28.09.2020 00:00

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях