В игре на выбывание поменяют правила

Организаторам «групп смерти» и квестов с риском для жизни грозят реальные тюремные сроки

В игре на выбывание поменяют правила Фото PhotoXPress

В 2016 году в России существенно выросло количество детских самоубийств, заявила 20 марта на селекторном совещании в МЧС уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Анна Кузнецова. «С 2011 года по 2015 год количество самоубийств стабильно снижалось на 10% в год, с 728 в 2011 году до 460 в 2015-м. Однако в 2016 году наблюдается резкий рост (720 самоубийств)», — сказала детский омбудсмен и добавила: «мы резко откатились назад на 5 лет». Одной из причин Кузнецова назвала лавинообразный рост «групп смерти» в социальных сетях. Об их существовании страна впервые узнала почти год назад. Через эти сообщества в социальных сетях таинственные кураторы призывали детей и подростков совершить самоубийство. Закон оказался бессилен против циничных «помощников ухода» — за пропаганду суицида у нас не сажают.

К сожалению, точно нельзя сказать, как давно существуют в Сети «вербовщики» смерти. В Интернете странички и паблики с шок-контентом: психоделическим видео, сценами насилия и самоубийств, кажется, были всегда. Однако только в конце 2015 года журналисты и общественники попытались увязать растущее количество детских суицидов с воздействием на молодёжь деструктивных групп в социальных сетях.

Результаты самостоятельного расследования вызвали шок у всей страны: в большинстве случаев подростки переступали последнюю черту под воздействием «групп смерти», размещённых в популярной среди молодёжи социальной сети «Вконтакте». Среди наиболее известных групп — «f57», «Море китов» и «Тихий дом». Страницы были немедленно заблокированы Роскомнадзором, но их содержание тиражировалось и размещалось в других группах. Только в 2016 году Роскомнадзор рассмотрел 4864 ссылки на контент суицидальной направленности, из них 4751 действительно вела на сайт с запрещённой информацией. 

А как у них
За рубежом существует большое разнообразие подходов в установлении уголовной ответственности за деяния, связанные с совершением самоубийства:

= подстрекательство к самоубийству (Австрия, Аргентина, Бразилия, Болгария, Великобритания, Испания, Франция, ЮАР и др.);

= помощь в самоубийстве (Австрия, Аргентина, Бразилия, Италия и др.);

= склонение к самоубийству (Армения, Беларусь, Кыргызстан и др.);

= доведение до самоубийства (Россия, Армения, Беларусь, Молдова);

= одобрение самоубийства (Австралия).

Как отметил представитель «Вконтакте» Евгений Красников, в ходе их собственного мониторинга только с начала этого года было обработано более 3 млн записей, содержащих суицидальный контент, более 600 тысяч сообществ и личных страниц было заблокировано. При этом абсолютное большинство из них, отметил он, было создано не пользователями сети, а аккаунтами-ботами, публиковавшими провокационные материалы. «В настоящее время все они удалены»,— заявил господин Красников.

Уход из «унылого мира»

Директор Снежской гимназии Брянского района Александр Львович даже в страшном сне не мог себе представить, что когда-то станет экспертом в области подростковой моды на суицид.

Всё началось тогда, когда случайно выяснилось, что ученики шестого класса обычной сельской школы состоят в сообществе, где идеализируется самостоятельный уход из жизни. В результате служебного расследования педагогами были обнаружены в Интернете десятки таких групп, посещаемых брянскими гимназистами. Пропаганда смерти велась и ведётся в открытых сообществах различной субкультурной направленности.

Внутри такой группы неизвестные кураторы уговаривают детей отказаться от жизни, рассказывают о способах и вариантах подготовки к самоубийству. Иногда это происходит в виде игры: организатор предлагает участникам группы пройти так называемый квест, с последующими фото- и видеоотчётами куратору или лидеру группы.

«На первом этапе, например, детей просят написать эссе на тему ухода «из унылого мира», потом сделать порез на теле или совершить имитацию самоубийства, — рассказывает Александр Львович. — Группу шестиклашек мы как раз по порезам на руках и вычислили, это было задание их игры».

Как правило, такой квест длится 50 дней, а на личной странице участника группы смерти размещается счётчик с обратным отсчётом. Ребёнку советуют по нескольку дней не есть, не спать, постепенно истощая его способность к сопротивлению и вводя его в изменённое сознание. Последнее задание игры обычно оборачивается трагедией.

«Заманивание в группу происходит под любыми предлогами, чаще всего используются гиперссылки с названием «Приколы», «Хочешь быстро похудеть», «Имеются проблемы, нет друзей, вокруг никто тебя не понимает — заходи!», — перечисляет педагог. — Многие дети комплексуют по поводу лишнего веса или недостатка общения и внимания, вот и клюют на эти уловки».

Ребёнку кажется, что его уважают в группе, а выполняя незамысловатые задания, он приобретает авторитет у сверстников. На самом же деле он оказывался в психологической ловушке. Как правило, за любое неповиновение куратору участнику группы грозило исключение. Страх стать никем, вернуться опять к одиночеству превращал детей в послушных исполнителей. 

Их не страшит смерть — в виртуальной среде она девальвируется, не воспринимается как конец жизни. Наоборот, подросткам она преподносится, как единственный верный и красивый способ выхода из сложных жизненных ситуаций. Даже в разговорах, в переписке слово «смерть» не употребляется, используется сленг. К примеру, акты суицида подростки называют «выпиливанием».

Кроме того, острые развлечения всегда привлекали молодёжь. Всевозможные зацеперы, руферы и другие экстремалы сегодня рискуют жизнями, чтобы продемонстрировать окружающим свою крутость и бесстрашие. «Группы смерти» — это своеобразный адреналин для ленивых: чтобы пощекотать нервы, не нужно прыгать по крышам, достаточно удобно усесться перед компьютером и… ты в игре.

Кто скрывается под маской куратора

Администраторы и создатели групп, как правило, орудуют в Сети, используя псевдонимы. Некоторых мы знаем под никами Истина Страстей, Филипп Лис, Мирон Сетх. Установить их настоящие имена и место жительства без вмешательства спецслужб очень сложно. На сайте Общественной палаты размещён социальный баннер, призывающий неравнодушных граждан присылать ссылки на суицидальные группы в соцсетях для их изучения и последующей борьбы с ними.

По словам директора Фонда исследований проблем демократии, члена Общественной палаты Максима Григорьева, феномен «групп смерти» кроется в агрессивном, системном и масштабном продвижении депрессивной субкультуры через соцсети. К похожему выводу приходят и специалисты по информационной безопасности.

«У нас есть сервис, который занимается анализом соцсетей, — рассказала президент группы компаний InfoWatch Наталья Касперская. — То, что мы видим, даёт нам основание говорить, что за «группами смерти» стоят профессионалы».

Во-первых, само по себе в Интернете не может появиться такое количество пабликов, работающих абсолютно синхронно. Это требует серьёзной подготовки и больших финансовых вложений. В распространении информации участвуют так называемые боты — в автоматизированном формате создаются новые группы, проходит рассылка запрещённой информации. Дорогостоящий робот сам может вести диалог с подростками, отвечая на стандартные вопросы и распознавая сленг молодежной аудитории, а также давать первичные задания.

Во-вторых, контент, распространяемый в группах, не оставляет сомнений, что над ним работали специалисты-психологи, тонко чувствующие неокрепшие детские души. Зачем им это нужно? Эксперимент, убеждён политолог Максим Григорьев.

За организацией «групп смерти» могут стоять централизованные усилия государственных или полугосударственных структур иностранного происхождения.

«Они просто отрабатывают форматы влияния и воздействия на молодых людей, — пояснил он. — Как вы понимаете, человека, которого уже довели до такого состояния, что он готов совершить самоубийство, легко можно «убедить» попутно совершить теракт или другое противоправное действие. Поэтому не исключаю, что за организацией «групп смерти» могут стоять централизованные усилия государственных или полугосударственных структур иностранного происхождения».

Есть и другая часть кураторов — это люди, которые пытаются заработать на ходовой теме. «Их достаточно много, — комментирует Максим Григорьев. — Мы видим, что в определённых группах в социальной сети, например, продаются футболки с суицидными лозунгами или с изображениями китов. Подобные поделки и сувениры охотно покупают подростки «для прикола». Раскрученные паблики, не стесняясь, обращаются к потенциальным рекламодателям с предложениям разместить на своей странице их баннеры».

Третью группу кураторов представляют собой психически неуравновешенные люди, несостоявшиеся наполеоны, которые пытаются поднять свой авторитет, подавляя других и управляя ими через группы в соцсети.

Так, 15 ноября 2016 года в подмосковном Солнечногорске был задержан 21-летний безработный Филипп Будейкин, который в Интернете известен как таинственный Филипп Лис. Выяснилось, что в школе он оставался на второй год, учился в коррекционных классах, конфликтовал со сверстниками, друзей не было. Дни и ночи проводил в Интернете, где чувствовал себя всесильным, склоняя детей к суициду. Взять куратора удалось только после того, как одна из несостоявшихся жертв дала на него показания.

По словам правоохранителей, в момент задержания Филипп рассказывал, что он бог, но сейчас вину отрицает. Утверждает, что в Интернете только общался, никому не угрожал и до самоубийства не доводил. Он уверен, что грамотно обошёл закон и его не зацепить.

Игры закончились

В отечественном уголовном праве предусмотрено наказание только за доведение человека до самоубийства. Ответственность по этой статье наступает тогда, когда установлены факты угроз, жестокого обращения и систематического унижения человеческого достоинства. Однако лица, пропагандирующие самоубийство или иным образом склоняющие к нему, уходят от ответственности. 

При этом уголовное преследование за подобные действия существует во многих странах мира, в том числе, в Австрии, Великобритании, Италии, Канаде и Франции. 9 марта в Госдуму был внесён законопроект, который предлагает внедрить этот подход и в России. Документ стал результатом усилий рабочей группы, созданной заместителем председателя Госдумы Ириной Яровой в ноябре 2016 года.

«Нами подготовлены комплексные меры уголовно-правового характера и профилактики суицида несовершеннолетних», — пояснила она.

В частности, законопроектом вводится уголовная ответственность за склонение (уговорами, подкупом, обманом) несовершеннолетних к самоубийству, а также за содействие подросткам в совершении суицида (предоставление орудий, средств совершения самоубийства). Максимальная санкция по новым статьям Уголовного кодекса составит до шести лет лишения свободы, включая запрет занимать определённые должности до семи лет.

Преступлением также признается вовлечение взрослыми несовершеннолетних в смертельно опасную деятельность, например, зацепинг. Организаторам подобных игр и квестов будет грозить до 100 тысяч рублей штрафа либо лишение свободы сроком до трёх лет. И абсолютно не важно, произошла трагедия или нет. Схема проста: отправил приглашение подростку вступить в «группу смерти» — отправился за решётку. Только таким жёсткими мерами можно остановить дальнейшее распространение по интернету опасного контента.

А чтобы правоохранителям было легче выявлять организаторов, законопроектом устанавливается обязанность Роскомнадзора в течение суток сообщать в МВД об обнаружении запрещенного контента для проведения доследственной проверки владельцев сайтов и Интернет-страниц.

В Госдуме не сомневаются, что законопроект будет принят — тем более что эту инициативу полностью поддержал президент Владимир Путин.

 



Автор: Геннадий Мельник

Просмотров 2299

20.03.2017

Популярно в соцсетях