Вячеслав Никонов: События вокруг Украины не достигли остроты Карибского кризиса

Тема: Военная операция на Украине

По мнению депутата, Россия до сих пор остается препятствием для США на пути к глобальному господству

30.04.2022 12:00

Автор: Екатерина Кутузова

Вячеслав Никонов: События вокруг Украины не достигли остроты Карибского кризиса
  ©  пресс-служба Госдумы

В мае 1962 года первый секретарь ЦК КПСС Никита Хрущев высказал идею разместить на Кубе советские ракеты средней дальности, воплотившуюся потом в операцию «Анадырь». В последующие месяцы мир стоял на грани ядерной войны, которой удалось избежать. Для чего советское руководство направило свои войска на Остров свободы, как складывались отношения между странами после Карибского кризиса и был ли мир в последние десятилетия на пороге глобальной войны, в интервью нашему изданию рассказал первый заместитель председателя Комитета Госдумы по международным делам, доктор исторических наук Вячеслав Никонов.

- Вячеслав Алексеевич, считается, что советское руководство приняло решение о проведении операции «Анадырь» в ответ на размещение американских ракет в Турции и Италии. Как вы считаете, была ли возможность дипломатическим путем заставить США убрать опасный арсенал из этих стран?

- Ракеты, которые были в Турции и Италии, никакого отношения к принятию решения Хрущевым практически не имели. При этом мотивов для начала операции по размещению наших ракет на Кубе было предостаточно. И здесь мы можем полагаться только на воспоминания и на то, что говорили публично или на президиуме ЦК участники событий.

Решение, очевидно, было принято Никитой Сергеевичем Хрущевым лично. Это была его идея. Никаких проработок в Генштабе или в Министерстве иностранных дел вопроса о размещении ракет на Кубе не было. Почему Хрущев так решил? Есть его объяснения, есть объяснения его зятя Аджубея, есть объяснения его сына Сергея, есть объяснения Громыко, Микояна и есть объяснения Федора Бурлацкого, который тогда работал помощником у Андропова. Нельзя сказать, что они сильно расходятся, но первым мотивом Никиты Сергеевича была поддержка Кубы, абсолютно беззащитной перед американской агрессией.

За год до этого была известная атака на Плайя-Хирон, когда президент США Кеннеди организовал военную операцию против Кубы по свержению Фиделя Кастро. Операция тогда провалилась, и не в последнюю очередь из-за того, что уже тогда на Кубу успели поставить серьезное советское, чешское и гэдээровское вооружение. То, что попытка свержения Кастро повторится, в этом сомнения не было. Действительно, была разработана операция «Мангуст», которой лично заведовал Роберт Кеннеди — брат президента. И эта операция должна была вот-вот начаться. Поэтому на первом месте, конечно, стоял именно этот мотив.

Был и другой мотив, который имеет отношение к вопросу о ракетах. Это проблема создания военно-стратегического паритета с Соединенными Штатами, которая Хрущева волновала очень сильно. В тот момент США обладали примерно семнадцатикратным превосходством по стратегическим вооружениям, по количеству ядерных боезарядов, по носителям ядерных боезарядов, будь то бомбардировщики, межконтинентальные баллистические ракеты и ракеты на подводных лодках. Причем это превосходство обеспечивалось в первую очередь за счет американской бомбардировочной авиации, которая имела базы в Европе, в Турции, у границ Дальнего Востока.

Мы же не обладали возможностью нанесения удара по территории Соединенных Штатов с помощью бомбардировочной авиации, за исключением разве что Аляски. Межконтинентальных баллистических ракет в нашей стране было не более 20. И у нас не было ракет на подводных лодках, способных достичь Соединенных Штатов.

И третье — это то, что Хрущева очень сильно задевало, что американцы все могут, а мы нет. То есть вопросы, связанные с престижем и с желанием, как тогда кто-то сказал: «подложить ежа американцам в штаны», были не на последнем месте. Эта идея его тоже радовала или, во всяком случае, увлекала. Вот, пожалуй, три основных причины.

- То есть желание убрать американские ракеты средней дальности «Юпитер» из-под своего бока было не основным?

- Более того, идея, что мы на Кубе разместим ракеты и потом разменяем их на американские ракеты в Турции и Италии, поначалу вообще никак не звучала. Она возникла уже в ходе самого Карибского кризиса.

На самом деле Кеннеди еще до обострения отношений с СССР обсуждал со своими помощниками возможность убрать оттуда устаревшие ракеты. В плане боевого потенциала они ничего не добавляли, зато создавали некоторые дипломатические проблемы. Кроме того, американские военные считали, что «Юпитеры» с успехом заменят на более современные баллистические ракеты «Поларис», базирующиеся на подводных лодках, которые могли с таким же успехом из акватории Средиземного или Черного моря создавать угрозу Советскому Союзу. Поэтому американцы точно не стояли до конца за свои ракеты в Турции. Они мало кого волновали.

- Хорошо, а какие ракеты отправили на Кубу мы?

- Это были не только ракеты. 24 мая было заседание Президиума ЦК, где Хрущев впервые озвучил идею размещения ракет на Кубе. А 10 июня был утвержден план «Анадырь». Он предусматривал создание на Кубе группы советских войск численностью в 51 тысячу человек, в которую входила сводная ракетная дивизия с вооружением в 24 баллистические ракеты Р-12 с радиусом действия где-то 2000 километров и 16 ракет Р-14 с радиусом действия 4500 километров. Каждая боеголовка несла в себе 50 Хиросим. Р-12 успели завезти, Р-14 так и не завезли.

Кроме того, направлялись два ракетных полка, на вооружении которых стояли крылатые ракеты дальностью 160 километров и тоже с ядерными боеголовками. В эту группу войск также входили четыре отдельных мотострелковых полка, зенитная дивизия, зенитно-ракетная дивизия, авиационный полк  с Миг-21, вертолетный полк, потом флотилия, которую так и не удалось в итоге создать, и минно-торпедный авиационный полк из бомбардировщиков Ил-28.

Так что это была самая крупная военно-десантная, военно-транспортная операция в истории нашей страны, самая сложная в техническом отношении, которую удалось провести достаточно скрытно. Решение было принято 10 июня, в июне — августе началось передвижение — огромное количество судов ушло на Кубу, но американцы узнали об этом гораздо позже. Только к октябрю у них появилась какая-то информация, а советские ракеты уже размещались на Кубе.

- То есть американцам не удалось раскрыть замысел в момент начала движения кораблей в сторону Кубы?

- Естественно, они летали над нашими кораблями, но вооружение поставлялось под видом сельскохозяйственной техники. Ракеты перевозились в трюмах, их невозможно было увидеть с воздуха. Когда эта флотилия пошла на Кубу, это вызвало уже повышенный интерес американской разведки, однако они до последнего не верили, что там могут быть наши ракеты, тем более с ядерным оружием.

- Отправляя корабли на Кубу, Хрущев был готов к войне или задача была только в том, чтобы запугать Кеннеди?

- Знаете, имея семнадцатикратное отставание в средствах ракетно-ядерных вооружений, как-то подозревать Хрущева, что он хотел совершить полное самоубийство вместе со всей нашей страной, довольно странно. Нет, конечно, он не собирался воевать с Америкой, и у нас не было никогда планов нападения на США, в отличие от Вашингтона, который каждый год обновлял план ракетно-ядерного нападения на СССР. И, кстати, когда кризис случился, все американские силы ядерного сдерживания были приведены в полную боевую готовность, и они действительно были готовы уничтожить Советский Союз вместе со всеми живущими.

В итоге Карибского кризиса мы вывели свои ядерные средства с Кубы, при этом оставив там большую часть советской группы войск, которая сохранялась до развала Советского Союза, ну а Кеннеди действительно, хотя это не было частью сделки, потом взял на себя джентльменское обязательство и вывел ракеты из Турции.

- После разрешения кризиса СССР и США больше не направляли друг на друга оружие, но после развала Союза НАТО все ближе подступает к российским границам. Чего Штаты хотят этим добиться?

- Уничтожения России. Этой цели Запад не снимал на протяжении последней тысячи лет. Соединенные Штаты стремятся к глобальному господству, но на пути к нему стоят несколько препятствий, достаточно серьезных. Одно из наиболее серьезных — это наша страна, единственная, которая способна бросить вызов Соединенным Штатам в военно-политической сфере.

Официальная стратегия США, во всяком случае после Второй мировой войны, заключалась в ослаблении и уничтожении альтернативных центров силы, которые способны бросить вызов их глобальному доминированию. Россия вместе с Китаем — в числе двух главных стратегических целей Соединенных Штатов, главных врагов. Вся их политика на это и нацелена —  ослабить, а в идеале уничтожить нас.

- Как тогда можно расценивать слова бывшего президента США Билла Клинтона о том, что он предлагал Борису Ельцину и Владимиру Путину вступить в НАТО. Для чего это было нужно? Или это его выдумка?

- Он врет. У Ельцина были идеи по поводу возможности вступления в НАТО. Он высказывал еще Джорджу Бушу-старшему эту идею, и Козырев (тогдашний министр иностранных дел России. — Прим. ред.) об этом постоянно говорил, но ответ всегда был «нет», и достаточно жесткий ответ. Соединенные Штаты Россию в НАТО не приглашали. Таких приглашений просто не было.

Надо сказать, что я тоже еще в первом составе Государственной Думы в 1994-1995 годах участвовал во всех натовских парламентских ассамблеях. Тогда впервые встал вопрос о расширении НАТО. Мы тоже поднимали вопрос о возможном членстве, при этом никак не рассчитывая на то, что это будет принято. Просто как бы подначивая ту сторону, потому что было понятно, что России в НАТО быть не может. Россия в НАТО — это конец НАТО. Это было всем понятно. И им, и нам.

- Уже несколько месяцев идет специальная военная операция на Украине. Известно, что в эту страну поставлялось западное оружие, туда приезжали инструкторы НАТО. Для чего натовцам Украина?

- Все для того же. Это просто один из инструментов американского уничтожения России. Из Украины готовили ящик с динамитом, который должен был взорваться и уничтожить нас.

- Решится ли, на ваш взгляд, альянс на прямое противостояние с Россией на территории Украины?

- А сейчас какое, на ваш взгляд, противостояние? Конечно, прямое. Отправка вооружения, инструкторов, большого количества так называемых представителей частных военных компаний, которые на самом деле просто являются военнослужащими, это разве не прямое вовлечение в конфликт? Объявят ли они о том, что посылают официально свои войска? Ну, скорее всего нет, потому что я не знаю ни одной страны, за исключением Польши, где бы была какая-то общественная поддержка идеи воевать с Россией.

- Каким будет мир после завершения спецоперации?

- Другим. Каким, не могу вам сказать, потому что спецоперация не закончена. Очень много зависит от того, как мы закончим операцию, как мы выдержим эту ситуацию и как они выдержат эту ситуацию. Пока что идет ведь не просто столкновение каких-то военных сил на земле, что само по себе немаловажно, а столкновение действительно двух миров. Западного мира, который претендовал на глобальное доминирование, и во многом это так и было на протяжении последних десятилетий, и  остального мира, который не хочет с этим мириться.

Плюс это столкновение разных экономик. Экономики реальной — с промышленностью, сельским хозяйством, с военно-промышленным комплексом, которая есть у нас, у Китая, у Индии. Ну и экономики фантиков, пузырей, финансовых пирамид и финансовых бирж, которые есть на Западе. Это тоже должно привести мир к какой-то иной ситуации. До последнего времени мир бумажной экономики и мир эмиссии долларов оказывался сильнее, чем мир реальной экономики. Думаю, здесь следует ждать серьезных изменений.

Очень сложно точно предугадать, каким станет новый мир. Потому что он меняется в самых разных, неожиданных направлениях. Иногда не так, как нам хотелось бы. Но то, что перемены будут фундаментальными, это, безусловно, так. Как сказал один интересный для меня автор: «Если вы будете предсказывать мир будущего и это предсказание вам покажется научной фантастикой, то, скорее всего, вы не правы. Но если это будет выглядеть не как научная фантастика, то вы точно не правы».

- За последние 60 лет было ли что-то похожее на Карибский кризис? Насколько актуальны его уроки в наши дни?

- За последние 60 лет не было ничего похожего на Карибский кризис. Мир так близко не походил к всеобщему столкновению. Нынешний кризис вокруг Украины, конечно, это ближайшее приближение к Карибскому кризису. Но пока что от той остроты до момента начала, до действительного обмена ударами с использованием ядерных средств мы пока гораздо дальше, чем в октябре 1962 года.