Тайна переписки не для всех

Влияет ли на европейское правосудие российский фактор

Недавно пленум Верховного суда РФ обсудил проект постановления относительно применения статей Уголовного кодекса РФ о преступлениях против конституционных прав и свобод человека и гражданина, в частности право на тайну переписки.

В проекте Верховный суд разъясняет, что тайна переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений признаётся нарушенной, когда доступ как к их содержанию, так и к информации о самих фактах переписки, переговоров, сообщений совершён без согласия лица, чью тайну они составляют. Казалось бы, вопрос с нарушением права на переписку давно решён — право на уважение корреспонденции закреплено в п. 1 ст. 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод 1950 года и многократно расшифровано Европейским судом по правам человека. Но вопросы с трактовкой этого права ещё существуют.

Последний громкий пример — многократно упомянутая в СМИ история с аудиозаписью, связанная с именами российского предпринимателя Дмитрия Рыболовлева и его адвоката Татьяны Бершеды.

Как мы помним, начавшийся в 2015 году частный конфликт Дмитрия Рыболовлева как коллекционера и его агента арт-дилера Ива Бувье относительно размера комиссионных за помощь в приобретении картин перерос в серию гражданских и уголовных судебных разбирательств по всему миру (в том числе в Монако, Швейцарии, США), в которые оказались замешаны не только главные фигуранты конфликта, но и всемирно известный аукционный дом «Сотбис». 

Желая получить дополнительные доказательства для обвинения Бувье в деле о мошенничестве с картинами, адвокат Дмитрия Рыболовлева Татьяна Бершеда записала на свой мобильный телефон беседу Рыболовлева с Таней Раппо, подругой семьи Рыболовлевых и сообщницей Бувье, как утверждают истцы. Затем адвокат Бершеда передала запись полиции.

В феврале 2017 года по просьбе следственного судьи Татьяна Бершеда передала мобильный телефон на исследование, чтобы доказать целостность записи. Однако судья расширил пределы проверки содержимого телефона и поручил экспертам «скачать» все данные с телефона. Судья приобщил DVD с данными к делу.

Сейчас незаконное использование данного DVD с перепиской как доказательства по уголовному делу является предметом обжалования в Надзорном/Ревизионном суде Монако, высшей судебной инстанции княжества.

Как следует из СМИ, суд при получении данных переписки не учитывал то, что Татьяна не давала согласия на такой доступ, и при этом не следовал специальной процедуре, необходимой для получения права на такой доступ без согласия лица.

Такое отношение к тайне корреспонденции очень нехарактерно для суда европейской страны. Право на уважение корреспонденции обычно свято чтится в Европе. Европейский суд по правам человека внимательно относится к охране данного права, что подтверждают десятки судебных решений, строго ограничивающих государство во вмешательстве в тайну переписки. Вскрытие хотя бы одного письма, по мнению Европейского суда, является уже достаточным основанием для объявления о вмешательстве в право заявителя на уважение его корреспонденции (дело Анатолия Тарасова против Российской Федерации). В одном из решений (дело Голдер против Соединённого Королевства) Европейский суд признал вмешательством в тайну переписки прочтение даже неотправленных писем.

Конвенция разрешает доступ государственных органов к переписке без согласия лица только при одновременном наличии двух условий: первое — наличие оснований для применения данной меры, перечень которых должен быть чётко определён в процессуальном законе, и второе — доступ должен быть необходим для защиты публичных интересов (национальной безопасности и общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, защиты прав и свобод других лиц и тому подобного).

Обычно в национальных системах гарантом соблюдения этого принципа является необходимость получения специальной санкции судебного органа на доступ к переписке.

Как следует из информации в СМИ, суд Монако получил от Татьяны Бершеды мобильной телефон добровольно с целью доступа к единственному доказательству — аудиозаписи. Переписка, которая содержалась в телефоне, не должна была исследоваться судом, так как владелец телефона не давал согласия на её вскрытие и изучение. В рамках соблюдения правил Европейской конвенции специальной санкции суда на доступ к переписке также не было получено.

Нам же остаётся следить за развитием истории с доказательствами в Монако, которая станет своеобразной проверкой того, как суды этого небольшого государства применяют положения Европейской конвенции о праве на тайну переписки…

Просмотров 1115

12.12.2018 11:00



Загрузка...

Популярно в соцсетях