Сайты адептов блатной романтики будут блокировать без суда

Это позволит не допустить распространение криминальных интернет-сообществ, считают в Совете Федерации

Сайты адептов блатной романтики будут блокировать без суда

фото: PhotoXPress.ru

Группы в Интернете, пропагандирующие криминальную субкультуру и её распространение, будут блокироваться в досудебном порядке — так же, как и экстремистские сайты. Такой законопроект 22 октября обсуждали сенаторы и эксперты на совещании в Совете Федерации, рассказал «Парламентской газете» автор документа, зампред Комитета Совфеда по конституционному законодательству и государственному строительству Александр Башкин.

Александр Башкин. Фото: Игорь Самохвалов / ПГ

- Александр Давыдович, расскажите, пожалуйста, подробнее о законопроекте и к чему пришли эксперты при его обсуждении.

- Законопроект даёт определение понятий «криминальная субкультура» и «деятельность по распространению криминальной субкультуры», а также предлагает досудебную блокировку интернет-сообществ и сетевых групп, подпадающих под эти определения. Речь идёт о внесении изменений в два закона - «Об основах профилактики правонарушений» и «Об информации, информационных технологиях и о защите информации».

Мы пока не занимались определением ответственности за ведение таких групп. Сейчас нужно разобраться с понятиями и принять во внимание, что своевременная блокировка подобного контента в Интернете является профилактической мерой против вовлечения граждан различного возраста, в первую очередь молодёжи, в противоправную, преступную деятельность, или, чего больше, — экстремистскую.

Все участники совещания, а это в том числе представители прокуратуры, Министерства внутренних дел, Министерства юстиции, Федеральной службы исполнения наказаний поддержали концепцию документа.

- А сейчас не хватает механизмов, чтобы оперативно удалять преступные сайты, вроде тех, которые пропагандируют АУЕ (аббревиатура криминальной субкультуры «Арестантский уклад един». — Ред.)?

- В пример можно привести так называемые группы смерти в Сети, получившие широкое распространение несколько лет назад, с которыми велась серьёзная борьба. До поры до времени эта борьба была безуспешной, потому что заблокировать их можно было только через суд. А это — процедура, требующая времени, которое и давало возможность злоумышленникам продолжать противоправную деятельность в Интернете. Более того, блокировку конкретной группы можно легко обойти, поменяв впоследствии название организации и заменив в ней несколько букв.

Мы уже тогда пришли к пониманию, что нужно не вершки собирать, а корни пропалывать, то есть бороться не с самими организациями, а идеологической основой, общей дефиницией, на основе которой возникают эти организации.

Что касается АУЕ, то это действительно один из примеров криминальной субкультуры, которая была признана судом противозаконной, и сайты, пропагандирующие её, были заблокированы. И это опять же говорит о том, что, не умаляя важности и актуальности судебной блокировки, которая остаётся, нужно ввести досудебную блокировку таких сообществ, которая будет более эффективной, надёжной и мобильной.

- Вы упомянули, что деятельность этих криминальных субкультур, по сути, можно назвать экстремистской. Но в России существует досудебная блокировка экстремистской информации. Почему, в таком случае, уже сейчас нельзя без суда блокировать криминальные группы в Интернете?

- В законе есть понятие экстремизма и экстремистской деятельности и, конечно же, законом предусмотрены меры блокировки таких материалов и ответственность за их распространение. Но в том-то и состоит сложность, что культивирование криминальной субкультуры в дословном и буквальном смысле не подпадает под понятие экстремизма. То есть воспевание воровской романтики, призывы к неуважению закона, к оправданию противоправных действий, сбор финансовых средств на существование противозаконных групп при юридическом рассмотрении не считаются экстремизмом.

Но ведь самое опасное, что эта криминальная деятельность, не являющаяся экстремистской, имеет тенденцию очень легко и быстро перейти в неё в дальнейшем - потому что здесь очень тонкие границы. Поэтому, зачем ждать? Наша правоприменительная практика должна иметь профилактическую составляющую, которая позволит защитить людей от беды, не допустив морального вреда, угрозу жизни и здоровью граждан.

К тому же мы должны правильно понимать примеры окружающих событий в соседних странах. Они, к сожалению, свидетельствуют о том, что в своё время власти этих стран упустили контроль над Интернетом. В Белоруссии, Киргизии очень много бесчинствующих групп, противоправных элементов, которые оказались на улице и открыто занимались противоправной деятельностью. Они в большой части и являлись активной составляющей дремлющих Интернет-группировок, которые, будучи хорошо организованными и имеющими высокую дифференцированную субординацию, по приказу смогли быстро перейти из Интернета на улицы.

Такие потенциальные угрозы надо пресекать заранее, на этапе их зарождения.

- Насколько криминальные субкультуры вообще распространены в России?

- Тюремная культура, или тюремные университеты, имеет столетнюю историю, начав формироваться ещё в Российской империи. Но особенностью и отличием их от сегодняшних реалий являлось то, что они всегда были внутри периметра мест лишения свободы. То есть «университеты» проходили те, кто попадал за решётку в результате совершения преступлений.

С момента появления Интернета эта пена перехлестнула через край и вылилась в окружающий нас мир. Злонамеренно существующие модераторы этих процессов, часть из которых находится в местах лишения свободы, а часть — за рубежом, используя особенности Сети, а именно её анонимность и удалённость, выстраивают эту культуру вне мест лишения свободы - то есть снаружи, далеко от периметров этих учреждений. Это другой качественный этап давления на общество и формирования угрозы для него.

- Интернет — не единственный способ, с помощью которого преступники могут завлекать молодёжь. Пропагандировать свои идеи они могут, например, в школах, на улице. Как быть с этим?

- Да, Интернет — не единственный способ распространения информации, но он в наше время становится базовым и определяющим. Различного рода листовки на заборах или рукописные самиздатовские манускрипты стали менее заметными, актуальными и ощутимыми сегодня.

Да, в школах, классах могут быть не виртуальные, а очные сообщества. Это тоже подпадает под определение криминальной субкультуры, и тут тоже должны быть свои методы воздействия и профилактики. Но самое быстрое и массовое распространение информации или передача команд и сигналов наиболее актуально с использованием информационно-коммуникационной сети Интернет. Всё остальное имеет гораздо меньшее влияние и значение.

Просмотров 2227

23.10.2020 00:00

Пример



Популярно в соцсетях