Григорий Карасин: Мировое сообщество неотвратимо идет к отказу от доллара

Сенатор рассказал, почему однополярный мир становится историей, и оценил вероятность возобновления переговоров России и США

01.05.2022 12:00

Автор: Никита Вятчанин

Григорий Карасин: Мировое сообщество неотвратимо идет к отказу от доллара
Григорий Карасин © пресс-служба Совфеда

Полвека назад, в мае 1972 года, в Москве генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и президент США Ричард Никсон подписали политическую декларацию «Основы взаимоотношений между СССР и США» — документ, в котором многие видели возможность примирить две сверхдержавы. Почему этого не произошло и был ли когда-то у наших двух стран реальный шанс на близкое и равноправное партнерство, что должно произойти, чтобы Штаты перестали махать санкционной дубиной, и насколько реально сегодня миру отказаться от гегемонии доллара в международной торговле? Об этом в интервью нашему изданию рассказал председатель Комитета Совета Федерации по международным делам, в прошлом — замглавы МИД России Григорий Карасин.

- Григорий Борисович, в документе, подписанном в 1972 году Брежневым и Никсоном, провозглашалось, что различия в идеологии и социальных системах не должны служить препятствием для мирного сосуществования капиталистических и социалистических стран. Почему, на ваш взгляд, этим благим намерениям не суждено было сбыться?

- После подписания упомянутой декларации, как показал последующий ход истории, наша страна предприняла реальные усилия и для разрядки международной напряженности, и в плане выхода с США и Западом в целом на мирное сосуществование. Проблема в том, что для Вашингтона это был вынужденный шаг в условиях достигнутого нами — дорогой ценой! — военно-стратегического паритета, а также ослабления позиций США в результате вьетнамской войны и внутриамериканских потрясений. Заключенные в 1975 году Хельсинкские соглашения американцы сразу стали трактовать в свою пользу, акцентируя права человека и делая ставку на разрушение СССР изнутри. Собственно, эту линию они «творчески» продолжают и сегодня. Хотя с намного большим остервенением.

В дальнейшем, возможно, искренняя, но наивная вера советского руководства во главе с Михаилом Горбачевым в «новое мышление» и «перестройку для всего мира» вкупе с нашими собственными фатальными ошибками и податливостью помогла американцам установить свою гегемонию в однополярном мире. Он образовался после одностороннего выхода Советского Союза из «холодной войны», сдачи ГДР и фактического ухода из Восточной Европы с последующим распадом СССР. Таким образом первопричиной того, что благие намерения «перестройщиков» не сбылись, были и остаются претензии США на мировое господство. В какой-то период они маскировались и даже отставлялись в сторону, когда равенство ядерных потенциалов вынуждало американцев идти на заключение базовых договоров по контролю над вооружениями, но всегда составляли существо американской внешней политики.

Вывод из всего этого один: Вашингтон уважает и понимает силу. И только если Россия продемонстрирует силу, успешно завершив нынешнюю спецоперацию на Украине, отстояв свою сферу геополитических интересов и ответственности, появится возможность договориться о том самом мирном сосуществовании, основанном на взаимном уважении и учете национальных интересов. Тем более что однополярный мир на фоне ослабления американской империи — уже история.

- После распада СССР была Кэмп-Дэвидская декларация президента России Бориса Ельцина и президента США Джорджа Буша от 1 февраля 1992 года. На ваш взгляд, США тогда представляли себе хоть какое-то равноправное сотрудничество с Россией? Или это был поход «колонизаторов» на новые территории?

- В те годы Россия, если говорить откровенно, была ведомой и всячески пыталась понравиться, предлагая США стратегическое партнерство. Американцев такая «дружба» интересовала лишь в контексте наших односторонних уступок. Отсюда — надменное пренебрежение российскими интересами и предложение стать в лучшем случае младшим партнером. Такая роль нас, разумеется, устроить не могла. Попытки же выйти на равноправный диалог воспринимались в штыки, а после того, как мы доказали делом, что это не пустая риторика, американцы сами низвели двусторонние отношения до того плачевного состояния, в котором они пребывают сегодня.

- Был ли, на ваш взгляд, у России и США когда-нибудь шанс стать такими же близкими партнерами, какими, например, сегодня являются РФ и Китай?

- Гипотетически такой шанс действительно был. Если бы США со всей серьезностью отнеслись к декларации 1972 года, то можно предположить, что мир сегодня был бы совершенно иным. Но в истории нет сослагательного наклонения. Поэтому мы имеем то, что имеем.

- В чем, на ваш взгляд, коренная причина того, что США готовы прикладывать любые усилия для сдерживания России?

- По-моему, всем очевидно, что стремление Вашингтона сдержать нашу страну связано исключительно с базовой установкой США на гегемонию в мире. В арсенале американской внешней политики, продолжающей оставаться в плену стереотипов однополярного мира с ложной убежденностью в том, что США по-прежнему вправе и могут навязывать всем свои «правила», пожалуй, не осталось иных средств, кроме санкций, шантажа, запугивания и угроз. В отношении мировых держав, в первую очередь России и других ключевых международных игроков, это не работает.

Сейчас как никогда востребована подлинная дипломатия, основанная на балансе интересов, которая бы позволила, опираясь на ООН и международные институты, договориться о справедливом мироустройстве и консенсусных, не навязанных узкой группой западных стран под водительством Вашингтона, правилах игры.

- Что должно произойти, чтобы в США отказались от политики «санкционной дубины»?

- Главная проблема в том, что другого инструментария внешней политики, не считая контроля за глобальными СМИ, в Вашингтоне давно нет. Ставка делается исключительно на фронтальное давление, жесткое переформатирование оппонентов под свое видение мира. А тех, кто не поддается, по мнению американцев, нужно уничтожать санкциями, «разрывая в клочья» их экономику. С Россией, однако, нашла коса на камень. Нынешний санкционный блицкриг против нас проваливается.

Поэтому мировое сообщество объективно нуждается в создании многополярной системы без диктата и произвола со стороны США. Когда такое мироустройство сформируется, у Вашингтона, возможно, поубавится желание размахивать «санкционной дубиной».

- Насколько реально сегодня миру отказаться от гегемонии доллара, на котором во многом держится вся конструкция однополярного мира?

- Мировое сообщество неотвратимо идет к отказу от доллара. Кстати, сами США делают все, чтобы у других стран не осталось сомнений в правильности такого курса и необходимости перехода в расчетах на национальные валюты. Беспрецедентные санкции против России, включая прямой грабеж наших активов и части валютных резервов в западных банках, всем наглядно продемонстрировали, что в финансово-экономических делах американцам нет веры. Такими действиями они, по сути, объявили дефолт по своим обязательствам.

Что касается перспектив США в свете изменения мировой финансовой системы, то, может, это наконец-то позволит им научиться жить по средствам, а не перекладывать собственные все возрастающие расходы на экономики других стран.

- Как думаете, переговоры России и США по гарантиям безопасности, прерванные в декабре 2021 года, могут возобновиться в будущем?

- США инициативно отказались от дальнейшего диалога по данным вопросам под предлогом событий вокруг Украины. Мы приняли это к сведению. Однако проблемы в стратегической сфере сами по себе никуда не денутся. Россия остается открытой к поиску конструктивных решений по комплексному урегулированию имеющихся проблем на основе принципа неделимости безопасности.

- Есть ли в Америке политики, которые способны кардинально поменять однополярную политику Штатов?

- Нынешний политический класс Америки, невзирая на партийную принадлежность, насквозь пропитан русофобией и рассматривает однополярный мир во главе с Соединенными Штатами в качестве «краеугольного камня» собственного процветания. Но по мере переформатирования мирового ландшафта в США наверняка начнут появляться политики, которые будут более прагматично выстраивать свои подходы внутри страны и на внешнеполитической арене с учетом новых геополитических реалий.

- По каким позициям Россия и США имеют шанс вести взаимовыгодное партнерство — тактическое или стратегическое?

- Мы открыты для честного и взаимоуважительного диалога в такой степени, в какой к этому будут готовы США. Я говорил ранее, что пора вспомнить о хорошо забытом принципе, работавшем в «холодную войну», — мирное сосуществование, несмотря на разделяющие нас ценности и идеалы, которые не должны навязываться друг другу. Также не должен насаждаться и пресловутый «миропорядок, основанный на правилах» вкупе с отрицающими традиционную мораль и нравственность «прогрессивными» нормами.

Если отталкиваться от такого понимания базисной основы двусторонних отношений, учитывая особую ответственность России и США как ядерных сверхдержав за судьбы мира, то остается надежда, что нормальность между нашими странами восстановится. Но это, разумеется, требует встречного движения с обеих сторон. Выделять же какие-то конкретные позиции, которые могли бы лечь в основу взаимовыгодного партнерства, сейчас, в отрыве от общего контекста, наверное, было бы преждевременным.