Дмитрий Певцов: «Вам же лучше будет!»

Народный артист России и депутат Госдумы рассказал, зачем пришел в политику, и назвал главную угрозу для современной России как единого государства

08.03.2022 14:00

Автор: Никита Вятчанин

Дмитрий Певцов: «Вам же лучше будет!»
  ©  РИА Новости

В парламенте должны трудиться не только юристы и политики, но прежде всего представители частей российского общества. При этом такие люди должны быть неравнодушными, активными и готовыми больше отдавать, чем получать. Зачем в школах нужен урок о гимне России и должно ли Минкультуры принимать постановки перед их премьерой у театров, дотируемых государством, в большом интервью нашему изданию рассказал первый замглавы Комитета Госдумы по культуре, народный артист России и член фракции «Новые люди» Дмитрий Певцов.

- Дмитрий, творческая интеллигенция, люди культуры традиционно в нашей стране тяготеют к оппозиции. Поэтому вопрос: как коллеги по цеху, друзья восприняли ваше решение стать депутатом Госдумы?

- Из всех моих друзей, с которыми общаемся не один десяток лет, с избранием искренне поздравила только одна семья. Но мне понятно, что такой шаг может вызывать раздражение — еще несколько лет назад я тоже смотрел на депутатов Госдумы как на людей, которые «просто нажимают кнопки». И во время избирательной кампании мне люди задавали вопрос: зачем ты, артист, туда вообще полез?

- И что отвечали? Зачем полезли?

- Потому что исторически в первой, царской еще Госдуме были созваны представители различных сословий — не юристы, не политики, а именно представители. И считаю, что депутатом Госдумы в нынешней России должен быть именно представитель определенной части общества. И это должен быть активный и неравнодушный человек. Отмечу, что в политику я пошел не потому, что тянул руку — ну возьмите меня в депутаты! Моя внутренняя готовность совпала с обстоятельствами, сформировалось мощное желание не только говорить с людьми со сцены или с киноэкрана голосом своих ролей, которые во многом зависят от режиссуры, от того, что написано, от театра и партнеров, с которыми играешь на сцене. На политическом поприще есть возможность не только говорить, но и пытаться изменить что-то в лучшую сторону.

Для меня очевидно, что я пошел туда, где нужен. Туда, если хотите, куда Бог поставил, туда, где — сейчас выражусь высокопарно, хотя обычно так не говорю, — мои силы нужны моей Родине. В заработке, кстати, я потерял, придя в Госдуму. Поэтому речь идет о не о том, что я могу получить, а о том, что я могу отдать, придя в политику.

- Почему вы вошли в Госдуму с фракцией «Новые люди»? Знаменитых людей мы привыкли видеть в рядах других фракциях — например, в «Единой России».

- Уточню: я пришел во фракцию, но остаюсь беспартийным. Меня привлекло, что там много молодых людей. И у меня ощущение, что с «Новыми людьми» у меня будет больше, так сказать, свободы маневра в обсуждениях того или иного законопроекта. Будет проще быть относительно самостоятельным.

- Какое ваше самое сильное впечатление на новом месте работы?

- Наверное, это единогласное голосование за обращение к президенту с просьбой признать ДНР и ЛНР независимыми республиками. И оба раза, когда мы голосовали, депутаты все вместе вставали и аплодировали стоя! Считаю, что это историческое событие наравне с воссоединением Крыма и России. И мне очень радостно, что стал его непосредственным участником.

- Но в СМИ появились публикации, что Певцов проголосовал против признания ДНР и ЛНР. Как реагируете на это?

- Конечно, это откровенное искажение фактов. Это, увы, происходит и в отношении моих выступлений в Госдуме — выдергиваются фразы из контекста, чтобы выставить меня идиотом, смешать с землей. Ответ таким людям один — не получится! Хотя бы потому, что надо мной Господь Бог — знаю, что за меня много людей молятся, и это, верю, сохранит меня от лжи.

- А что вас, уже как депутата, волнует сегодня больше всего?

- То, что у нас появились «стрелки» в российских школах и колледжах. То, что выпускники школы не могут свободно перевести 30 слов с английского на русский. Волнует, что наше образование после присоединения к Болонской системе перестало быть образованием, а стало подготовкой к сдаче тестов. Что ушло из школ воспитание. И конечно, что цифровая среда, которая окружает и влияет на наших детей, не обладающих моральным иммунитетом в силу отсутствия того самого воспитания, абсолютно не контролируема государством.

Мне нравится в этом плане опыт Китая. Мы знаем, сколь популярны среди подростков виртуальные игры. Так вот в Китае, во-первых, запретили часть игр, а во-вторых, для входа в ту или иную игру пользователь должен ответить на ряд вопросов по истории страны, истории, которая ориентирована на воспитание патриотизма. Считаю, что такой пример достоин подражания.

- Вы сказали об отсутствии работы по воспитанию в школах. А как конкретно восполнить этот пробел?

- Ну, например, у нас есть гимн России — если разобраться, то в нем зашифровано огромное количество информации. Про культуру и историю нашей страны, про ее географию. Про наших святых, про веру нашего народа в Бога. Так давайте разложим это все по темам и пообщаемся на них с детьми в школах — например, на специальном уроке о гимне России.

- Между тем есть впечатление, что сегодня в творческом сообществе, которое вы представляете в Госдуме, не очень много людей, готовых нести молодым людям идеи патриотизма своими постановками, выступлениями, проектами. Или это не так?

- Не могу сказать, что творческая интеллигенция в современной России состоит сплошь из оппозиционеров. Давайте вспомним, что происходило вокруг проекта Основ госполитики по сохранению и укреплению традиционных духовно-нравственных ценностей России: сначала появилось открытое письмо части деятелей культуры против того, чтобы Основы были утверждены президентом, но одновременно было подготовлено еще одно письмо — от другой части творческой интеллигенции с поддержкой данного документа. И вторых, замечу, было много больше.

Оппоненты говорят: нам хотят ввести цензуру! Но давайте вспомним Пушкина который, несмотря на все свои либеральные протесты, утверждал, что цензура необходима — как с этим быть? А один из самых известных российских проповедников наших дней протоиерей Андрей Ткачев заметил очень мудро: цивилизация существует только там, где есть запреты. Действительно, отменить запретные знаки в правилах дорожного движения — что начнется? Думаю, что в отношении упомянутых Основ логика должна быть такой: проекты культуры, которые имеют госфинансирование, государство должно контролировать.

- Надо ли государству отдельно поддерживать театры, которые ориентированы на патриотические постановки?

- Для этого надо понимать, как работают театры в России. В этом смысле у нас уникальная страна, потому что в России сохранилось еще советское ноу-хау — так называемый репертуарный театр. Это 669 театров по стране, которые полностью дотируются государством — от зарплат артистам и сотрудникам, оплаты ЖКХ до непосредственно расходов на постановки. За 2020 год государство потратило на эти цели почти 98 миллиардов рублей.

С этой точки зрения поддержка государства есть. Но, на мой взгляд, этому вопросу уделяется недостаточно внимания. Понимаете, бюджетные расходы на оборону не должны в 24 раза превышать бюджет на культуру. Потому как обе сферы находятся в поле нашей национальной безопасности. Мы можем строить современные мосты, самолеты, космические корабли, создавать супероружие. Но кому это все перейдет? Каким и с чем выйдет в жизнь молодое поколение — это зависит от культуры. Поэтому если тратить государственные деньги, то надо и следить, на что они именно идут.

- Как это надо, на ваш взгляд, отслеживать?

- В советское время были люди, которые приходили из Минкульта и принимали постановки. Да, конечно, тогда это была цензура больше идеологическая. Но, помимо этого, там были очень грамотные редакторы, которые не допускали в том числе и неприемлемых с точки зрения искусства вещей. Убежден, что если речь идет о постановках в репертуарных театрах, которые обеспечиваются за счет государства, то такой прием спектаклей можно возродить. Подчеркну, что речь идет только о репертуарном театре, а не об антрепризе. Там коммерческие постановки, которые ставят своей целью прибыль, где во главе угла вопрос: что сделать, чтобы у нас тот спектакль купили? Отсюда, считаю, на сцене становится так много пошлости, хайпа, откровенного срама.

У нас бытовуху пытаются на сцене скрестить с древнегреческой трагедией. Говоришь: а если в итоге получится гадость? Ответ: да что там зритель сможет увидеть! А у нас, на минуточку, 15,7 миллиона граждан России — это театральные зрители. И никто из них не хочет быть одураченным, если купил билет. Но если со сцены льется откровенная бесовщина, мерзость и издевательство, зритель это все воспринимает. Это попадает внутрь его души. А развратить всегда проще, чем повернуть людей к добру, свету, любви и самопожертвованию. Разрушить доброе намного легче, чем его создать.

- Известны истории советских актеров, которые, несмотря на свою популярность, умирали в одиночестве и фактически в нищете. Татьяна Самойлова, Тамара Носова, Бронислав Брондуков, Михаил Кононов — этот печальный список можно продолжить. Иногда у бывших звезд советского экрана денег даже на похороны не было. Что нужно сделать, чтобы в будущем такого избежать?

- Пытался заниматься этой проблемой еще в 90-е годы — в советское время известные, даже великие артисты, снимающиеся в кино, получали гонорар за съемки, а дальше мало кого волновало, что они могут оказаться в полной нищете. На мой взгляд, стоило бы заключать контракт с киноактерами с правом на процент от продаж фильма. Но сейчас, увы, такое невозможно — тебя просто не будут больше снимать.

Сейчас помощью пожилым артистам у нас в стране занимаются негосударственные фонды. Государство этому, увы, должного внимания не уделяет. Думаю, можно и нужно это внимание вернуть — чтобы помимо общественных фондов была создана государственная система помощи артистам.

- В некоторых зарубежных странах компании, в рядах которых есть люди, которые также занимаются на постоянной основе общественно-полезной работой, например реабилитацией зависимых от алкоголя или наркотиков, помощью в больницах или защитой животных, вправе рассчитывать на льготы при ведении бизнеса. А надо ли в России дополнительно поддержать предпринимателей, которые занимаются благотворительностью или имеют таких сотрудников в своем штате?

- Да! Например, увеличивать процент с оборота компании, который бизнес может направлять на благотворительность, не облагая эти средства налогами. Многие говорят, что тогда благотворительность перестанет ею быть, так как она будет уже содержать какую-то выгоду. Но, знаете, святые мудрецы говорили: надо совершать дела любви, даже если не любишь, и тогда любовь придет к тебе в сердце. Благотворительность, даже если она совершается из каких-то корыстных побуждений, — это те самые «дела любви», которые останутся с тобой навечно. Один из трех вселенских учителей православной церкви, святитель Иоанн Златоуст, сказал: твое только то, что ты отдал. Великая, считаю, фраза.

- Как считаете, можно ли у нас возродить такой формат, как телеспектакли?

- И можно, и нужно. Причем это может стать еще одной дополнительной господдержкой театров. На такие телепостановки можно устанавливать госзаказ, средства от исполнения которого пополнят казну того или иного театра. А зрители вне зависимости от региона проживания получат возможность смотреть знаменитые постановки. Тем более что сейчас госпрограмма по финансированию гастролей репертуарных театров недостаточна — в регионы массово выезжают только с антрепризой. Уверен, что восстановление этой программы в полном объеме станет еще одним инструментом мощной поддержки российских театров. И подарит радость людям.

- Какова, на ваш взгляд, главная угроза для России как государства?

- Мы помним события 1917 года — они пришли, когда страна потеряла Бога. Не случайно много революционеров, анархистов, бомбистов вышли из духовных семинарий, как это ни прискорбно. Это было обезбоживание в самом сердце народа, и последующие годы были годами расплаты за это. Но именно в советские годы, как это ни парадоксально прозвучит, шло восстановление веры, которое завершилось в 90-е годы, когда вера в Бога была официально разрешена.

Уверен, что самая большая опасность для России — как тогда, так и сейчас — потерять веру в Бога. Поэтому меня радует, что сегодня в храмах — не во всех, но во многих — становится все больше молодежи. Люди интересуются, что такое духовная жизнь.

- Есть ли у вас свой девиз, с которым идете по жизни?

- Специально какого-то крылатого высказывания нет. Вот студенты нашего с Ольгой (Дроздовой — известная российская актриса, жена Дмитрия Певцова. — Прим. ред.) актерского курса подарили мне толстовку. На ней написано — «Вам же лучше будет!». Вот, наверное, такой мой девиз.

Читайте нас в Одноклассниках
Просмотров 23244