Белорусские миротворцы на Донбассе: возможно, но маловероятно

Многое будет зависеть от позиции руководства Украины. Пока оно от этой идеи не в восторге

Белорусские миротворцы на Донбассе: возможно, но маловероятно

Фото: РИА Новости/Сергей Аверин

Начиная с осени 2014 года идея участия белорусских воинских подразделений в разведении конфликтующих сторон на Донбассе обсуждалась не раз. Но лишь теперь, при всех сложностях, она имеет шансы на какое-то воплощение.

«Если нужно — а это для меня очень опасная и страшная вещь, так как есть недоверие России к Западу и Запада к России, Америки к России и России к Америке, и есть недоверие воюющих сторон, — то я готов был бы использовать и свои вооружённые силы для того, чтобы развести конфликтующие стороны», — сказал президент Белоруссии Александр Лукашенко в одном из интервью в октябре 2014 года. К этому моменту Минск с подачи главы государства уже стал центром процесса урегулирования конфликта на юго-востоке Украины.

По итогам встречи Трёхсторонней контактной группы (Украина-ОБСЕ-Россия) 5 сентября там был подписан протокол о прекращении огня на Донбассе. А 20 сентября в Минске был подписан меморандум о мире, который предусматривал запрет на применение оружия, создание буферной зоны вдоль линии вооружённого соприкосновения, отвод вооружённых формирований и боевых средств. Спустя пять месяцев, 12 февраля 2015 года, там же под эгидой руководителей стран «нормандской четвёрки» - Владимира Путина, Ангелы Меркель, Франсуа Олланда и Петра Порошенко — были заключены новые Минские соглашения, известные как «Минск-2», одобренные Советом Безопасности ООН и ставшие общепризнанным алгоритмом разрешения конфликта.

Позднее Александр Лукашенко заявил СМИ, что если Россия и Украина договорятся, он готов «ввести 10 тысяч белорусских вооруженных сил, мы их поставим на границе, где они скажут». «Но я не смогу сделать то, о чём вы (Россия и Украина — прим. ред.) не договоритесь. Вот наша позиция, честная и искренняя, в противном случае с нашего миротворчества толку не будет, если мы займём чью-то позицию», — отметил белорусский лидер.

Белорусский интерес

Стремление белорусского руководства по преодолению кризиса на Украине очевидно, и оно совершенно искренне, считает белорусский политолог, главный редактор портала Imhoclub.by Алексей Дзермант. «В этом прямой политический и экономический интерес Республики Беларусь. Россия и Украина — основные торговые партнёры нашей страны, а за последние три-четыре года падение экспортной выручки из-за уменьшения торгового оборота с Украиной, от снижения покупательной способности России, от девальваций их валют и косвенно — от санкций-антисанкций, — всё это оказало очень негативное влияние на нашу экономику», — пояснил он.

Очевидны, по мнению Алексея Дзерманта, и внешнеполитические цели — усилить международный вес, упрочить взаимоотношения доверия и с Россией, и с «коллективным Западом». «А уж какая-либо новая эскалация нам просто критически невыгодна», — подчеркнул политолог.

В нас достаточно сильна идея твёрдого порядка и сильной центральной власти, что сближает эту позицию с северо-русской. Тогда как в Украине значительны элементы казацкой вольницы, тяготение к бунтарству и майданам, так исторически сложилось.

Напомним также, что, по утверждению Александра Лукашенко, Белоруссия за четыре года приняла около 160 тысяч украинских беженцев, которым были предоставлены все социальные условия наравне с белорусскими гражданами, что тоже, по его словам, повлекло немалые бюджетные затраты. Впрочем из контекста следовало, что белорусский президент, не раз говоривший о желательности проживания в стране 20 миллионов людей, смотрит на это стратегически позитивно.

Что в реальности?

Однако для участия белорусов в миротворческой миссии ООН есть ряд организационных и политических препятствий. Сегодня общая численность белорусских вооружённых сил составляет без малого 65 тысяч человек, из них около 15 тысяч офицеров. При этом численность сухопутных сил — основы потенциального миротворческого контингента — не превышает 17 тысяч. Несмотря на их весьма высокую боеготовность и весьма качественное оснащение в пределах года подготовить даже пять тысяч военнослужащих к решению миротворческих задач практически невозможно.

Поэтому сегодня речь может идти лишь об относительно быстром развёртывании нескольких сотен солдат и офицеров. Да и то при согласии сторон конфликта. Пока же единственной официальной реакцией на белорусские инициативы стала реплика заместителя министра иностранных дел Украины Елены Зеркаль в эфире украинского «Пятого канала». «Насколько я знаю, Беларусь не вышла из ОДКБ (Организации Договора о коллективной безопасности — прим. ред.) и является членом этой организации. А если мы исключаем НАТО, то вполне логично, что страны ОДКБ также не участвуют в миссии», — сказала она, имея в виду нежелание России видеть на Донбассе контингенты стран Северного альянса.

Вообще тема «не нейтральности» и пророссийской направленности политики Республики Беларусь в донбасском конфликте всё чаще возникает в речах ряда украинских политиков. Их не устраивает то голосование белорусской делегации в ООН по Крыму, то российско-белорусские военные учения, то высылка украинского дипломата, уличённого в организации шпионажа. Впрочем, пока на самом высшем уровне — от украинского президента Петра Порошенко — слово «нет» не прозвучало. А это оставляет перспективы появления белорусского контингента на Донбассе открытыми, хотя и не сильно вероятными. В конце концов, одно отсутствие языкового барьера у белорусов с жителями Донбасса является фактором крайне весомым.

Ментальный фактор

Что же касается реакции белорусских граждан, то их отношение к участию Минска в миротворчестве у братьев-славян, по мнению Алексея Дзерманта, будет позитивным до тех пор, пока не произойдёт какого-либо эксцесса. Ситуация на Украине искренне расстраивает многих белорусов. «Разветвлённые родственные связи с украинцами, особенно у жителей Полесья, сильны и крепки, но это не влияет на политическое поведение белорусов. В нас достаточно сильна идея твёрдого порядка и сильной центральной власти, что сближает эту позицию с северо-русской. Тогда как в Украине значительны элементы казацкой вольницы, тяготение к бунтарству и майданам, так исторически сложилось», — констатировал он.

«Но пребывание наших солдат в конфликтной зоне за границей — очень непривычная для нас ситуация, и многие встретят её с большой тревогой», — заметил Алексей Дзермант.


История конфликта на востоке Украины

Датой начала конфликта на востоке Украины принято считать 7 апреля 2014 года, когда и.о. президента страны Александр Турчинов заявил о создании антикризисного штаба. Это произошло в ответ на захват ряда административных зданий в Донбассе участниками митингов противников «евромайдана». Массовые акции протеста начались там после смены власти на Украине в феврале 2014 года. Митингующие выступали за децентрализацию этих регионов и требовали решения вопроса о статусе русского языка.

14 апреля на сайте президента Украины был размещён текст указа о начале антитеррористической операции на востоке Украины. Начались вооружённые столкновения между отрядами ополченцев Донецкой и Луганской областей с подразделениями украинской армии и национальной гвардии.

11 мая 2014 года в Донецкой и Луганской областях прошли референдумы о статусе регионов. Государственную самостоятельность Донецкой народной республики (ДНР) в ходе плебисцита поддержали 89,7 процента её жителей, Луганской народной республики (ЛНР) — 96,2 процента. 

После вступления в должность президента страны Петра Порошенко в июне 2014 года украинские власти перешли к полномасштабным боевым действиям с использованием тяжёлой бронетехники и авиации.

17 июля 2014 года над территорией Донецкой области был сбит пассажирский самолёт Boeing 777 авиакомпании Malaysia Airlines. Авиакатастрофа, в которой погибли 298 человек, вызвала бурную международную реакцию.

К концу лета 2014 года под контроль украинских военных перешли города Славянск, Артёмовск, Краматорск, Мариуполь и побережье Азовского моря. Также им удалось взять в частичное окружение Луганск и Донецк. Однако вооружённые формирования ДНР и ЛНР предприняли контрнаступление и сумели потеснить правительственные войска, которые понесли существенные потери в живой силе и технике.

5 сентября 2014 года в Минске на заседании контактной группы по урегулированию ситуации на Украине, в которой приняли участие представители Украины, России, ОБСЕ, а также лидеры ДНР и ЛНР, было подписано «первое Минское соглашение». Документ предусматривал двустороннее прекращение огня, амнистию участников конфликта, а также предоставление Донецкой и Луганской областям особого статуса и проведение там местных выборов.

Несмотря на Минские соглашения, режим прекращения огня неоднократно нарушался, а в январе 2015 года ситуация на востоке Украины вновь серьёзно обострилась.

12 февраля 2015 года для урегулирования кризиса в Минске состоялась встреча лидеров стран «нормандской четвёрки» (России, Украины, Франции, ФРГ). После многочасовых переговоров, а также встречи контактной группы был принят комплекс мер по выполнению Минских соглашений. Он предусматривал прекращение огня, отвод тяжёлых вооружений от линии разграничения, а также проведение конституционной реформы на Украине и начало диалога о проведении местных выборов на востоке страны.

Несмотря на все договорённости, населённые пункты востока Украины продолжают подвергаться обстрелам со стороны украинских силовиков, в том числе с использованием тяжёлой артиллерии. Спустя три года после подписания «вторых Минских соглашений» ни один из их пунктов так и не был выполнен.

По данным руководителя мониторинговой миссии ОБСЕ на Донбассе Александра Хуга, только в 2017 году в зоне конфликта погибли 86 мирных жителей, ещё 392 — получили ранения. В 2016 году общее число погибших и раненых составило 442 человека.

Автор: Леонид Горяинов

Ещё материалы: Владимир Путин

Просмотров 1913

20.02.2018 16:16




Загрузка...

Популярно в соцсетях