Максим Топилин: Параллельный импорт — это не подделка и не контрабанда

По словам главы экономического комитета Госдумы, Россия не намерена выходить из системы международного разделения труда

28.04.2022 00:00

Автор: Александра Медведева

Максим Топилин: Параллельный импорт — это не подделка и не контрабанда
Максим Топилин © пресс-служба Госдумы

Бизнесу в нашей стране предстоит заместить многие товары, завоз которых приостановили из-за санкций. Такой опыт уже есть — например, после кризиса 2008-2009 годов наладили производство инвалидных колясок, которые раньше закупали за рубежом. А пока можно сохранить стабильность поставок востребованных товаров, опираясь на параллельный импорт и развитие отечественных технологий. Об этом «Парламентской газете» рассказал в кулуарах Совета законодателей, состоявшегося в Петербурге, председатель Комитета Госдумы по экономической политике Максим Топилин.

- Максим Анатольевич, недавно был принят пакет законов, нацеленных на нивелирование последствий санкционной политики. Они способны серьезно помочь обществу и бизнесу?

- Законы приняты, чтобы отрасли, закупщики и граждане смогли адаптироваться к тому, что реально происходит. Прошло два месяца с начала специальной военной операции на Украине, когда недружественные страны начали через день объявлять санкции. Мы приняли решения первого уровня, которыми нужно было ответить на реакцию экономики: когда начала разгоняться инфляция, упали акции, произошли скачки курса валют, в регионах начали происходить бюджетные изменения, и возникла потребность по-другому их планировать.

- В чем заключается инструментарий антисанкционного пакета?

- Госдума предоставила Правительству широкий круг полномочий, которые обычно регулируются законом. Например, когда заканчивается действие лицензии, новую, как правило, нельзя получить без соблюдения установленных правил. В нынешней ситуации внедрено автоматическое продление практически всех лицензий и сертификатов. Другой пример — по законодательству положено проводить проверки организаций в определенные периоды. Сейчас, кроме проверок в сферах детского отдыха, пожарной безопасности и санитарно-эпидемиологического благополучия, от всех остальных отказались. Правительство получило полномочие принимать такие решения, и оно реализовано.

- Так же, как решение по параллельному импорту. Но что это значит: можно подделывать товары или нелегально их ввозить?

- Параллельный импорт — это не подделка и не контрабанда. Это ввоз товаров, которые покупаются не напрямую у официального дистрибьютера, а у третьих сторон. Например, если нужно поставить кондиционеры определенного производителя, их можно приобрести не у его представителя, а у кого угодно, потому что стоит задача, чтобы на нашем рынке были эти кондиционеры и запчасти к ним.

- Допустим, мы дружим со страной, на которую не действуют санкции со стороны США и Европы. Например, с Турцией. И мы там покупаем то, что нам отказались поставлять?

- Да, в Турции или в Казахстане, например. Теперь разрешается работать не с официальным представительством компании, а с посредниками. Конечно, это дороже, и мы лишаемся гарантийного обслуживания, но решается основная задача: люди не сталкиваются с нехваткой товаров, запчастей, электроники. На рынке не должно происходить серьезных психологических изменений.

- Мы же не уходим в автономию?

- Мы не собираемся уходить из международного разделения труда. Такой задачи нет. Те страны, которые нам объявили санкции, — это не весь мир, а лишь часть мира. Ни одна страна не является государством замкнутого цикла, за исключением разве что Северной Кореи, и то не полностью. Мы планируем и дальше торговать продуктами, пшеницей, газом, нефтью и другими товарами. С другой стороны, есть вещи, которые мы традиционно импортировали: электроника, комплектующие, часть технологий и техники в сфере нефтепереработки. Сейчас, например, у «АвтоВАЗа» возникли проблемы с чипами и комплектующими, инструментами для автоматической коробки передач, для стеклоподъемников: их поставляли из Франции, Германии. Что-то мы можем заместить. А в других случаях можем решить вопрос путем импорта из других стран.

- Но мы же давно готовились к возможным санкциям и прорабатывали импортозамещение?

- Когда случился экономический кризис 2008-2009 годов, мы уже столкнулись с некоторыми проблемами в обеспечении инвалидов техническими средствами реабилитации. Это в том числе коляски и подгузники, которые приобретаются за счет средств фонда соцстрахования как льготное обеспечение инвалидов.

И мы думали с Минпромторгом, как выйти на импортозамещение. Нам удалось в Тольятти наладить производство кресел-колясок. Компания «Отто Бок» локализует и обеспечивает 60 процентов российского рынка. А вот подгузники нам, к сожалению, сделать не удалось. Мы только шьем, но заменить распушенную целлюлозу и качественный сорбент пока не смогли. Сорбент у нас американский и японский. Но в городе Зеленодольске в Татарстане есть производство сорбента для сельского хозяйства. Сейчас проходят испытания, и если они пройдут успешно, то удастся сделать задел в этом направлении.

- То есть мы не можем сейчас заместить все что угодно?

- Сегодня многое уже заместили, но многое еще предстоит сделать. Ситуация у нас, безусловно, лучше, чем, допустим, в 90-е. За прошедшие годы мы сами стали другими с точки зрения инженерии, мозгов и рабочей силы. Да, мы привыкли работать с технологиями, в которых был взаимообмен и доступ к ресурсам. Например, мы производим высокотехнологичную технику: КамАЗы, комбайны, тракторы мы сегодня производим — это другая, высокотехнологичная техника. Но в ней есть элементы, до которых у нас руки не дошли. Мы не рассчитывали, что придется производить ее полностью, и исходили из того, что будем работать в нормальной кооперации с другими странами. Теперь нужно будет перестроиться. При этом компетенций и знаний у нас больше, чем 20 лет назад. Да и у нашего бизнеса есть определенный запас капитала и возможностей получения заемных средств. И мы видим, что после ухода иностранных компаний на его месте тут же появляется российский инвестор.

- Но есть сектора и производства, которые серьезно пострадали?

- Есть проблемы с логистикой, с портами, железнодорожным и автомобильным транспортом. Заморожены золотовалютные резервы, которые составляют около 300 миллиардов долларов, — это своего рода цена за наши решения. При этом мы договорились о перечислении первых выплат по нашим долгам США с замороженных счетов.

- Зачем мы держали запасы в долларах?

- Мы же не могли копить все в золоте. В таком случае оно стоило бы дешевле. И у нас этих резервов было бы не на 640 миллиардов долларов, а, может быть, на 400 миллиардов. Если бы в юанях хранили — то у нас их было бы тоже не 640, а около 500 миллиардов. То, что у нас сейчас этих резервов в доступе нет, — это является ценой. Пока. Но власти принимают меры, чтобы их разморозить. В том числе — контрсанкционные меры.

- Госдума приняла в первом чтении законопроект о поддержке особых экономических зон. Он тоже включает в себя антисанкционные меры для резидентов?

- Он готовился раньше и изначально был задуман для упрощения процедуры регистрации резидентов ОЭЗ и сокращения сроков принятия решения по инвестору с 40 до 15 дней. Но в нынешней ситуации мы ведем диалог с Минэкономразвития о включении в документ дополнительных страховых и налоговых льгот для резидентов, которые работают над импортозамещением.

- Какие запросы в нынешних условиях поступают от регионов?

- Есть проблемы с сельской ипотекой. Она льготная и предоставляется под три процента. Но получить ее можно, только если предоставить заключенный договор подряда на строительство дома. То есть человек не может взять эту ипотеку под строительство жилья своими силами. В итоге проект сразу становится в 1,5-2 раза дороже. Еще одна проблема связана с ИЖС — ипотечные продукты на него практически не распространяются. Эти вопросы предстоит рассмотреть, чтобы сделать эти инструменты максимально удобными и доступными.

- А поддержка бизнеса?

- Поддержка нужна не только малому, среднему бизнесу и системообразующим предприятиям, но и организациям, не попадающим в эти категории. Это 80 процентов бизнеса, в котором занято более 60 миллионов человек. На днях президент Владимир Путин назвал ряд мер, которые затронут и этот сектор экономики: отсрочка выплаты страховых взносов для компаний, поставляющих товары на внутренний рынок, а также их оплата за II и III кварталы 2022 года с мая 2023 года и расширение кредитования ВЭБ не только на системообразующие предприятия.

Регионы, в свою очередь, поддерживая бизнес, опираются на фонды развития промышленности. Но из федерального бюджета на это выделили всего четыре миллиарда рублей на все субъекты. Это очень мало, регионы смогут поддержать только несколько предприятий. Минпромторг сейчас работает над тем, чтобы эту сумму увеличить.

- Как защитить людей от инфляции?

- Для этого принимаются решения по индексации пенсий и зарплат. Правительству даны теперь полномочия индексировать пенсии не раз в год, а чаще. Также можно рассмотреть возможность индексации по инфляции, близкой к фактической.