Коронавирус COVID-19: что надо знать

01:27Профессор РАН рассказал, какие препараты эффективны при лечении коронавируса

00:24Учёный объяснил, почему для профилактики COVID-19 не нужны иммуностимулирующие препараты

00:00Профессор РАН рассказал, какие препараты эффективны при лечении коронавируса

Колбаса и даже бананы не подорожают

Валютно-нефтяные кульбиты ощутимо не повлияют на цены в магазинах

 Колбаса и даже бананы не подорожают

Фото: pixabay.com

После того как 10 марта Саудовская Аравия ввела скидки от четырёх до восьми долларов для покупателей своей нефти, её котировки упали почти на тридцать процентов, до 32 долларов за баррель. Доллар в результате преодолел отметку на нашей бирже в 75 рублей. Сегодня последовал компенсационный отскок, цена барреля увеличилась почти до 39 долларов, а американская валюта опустилась до 70,5 рубля. Как эти полузабытые с декабря 2014 года валютно-сырьевые скачки скажутся на ценах и благосостоянии российских граждан? И надолго ли доллар займёт позицию 70+?

Продукты и продтовары

Сразу можно сказать — политика импортозамещения в сельском хозяйстве принесла результаты. В отличие от 2014 и даже 2016 года зависимость от внешних закупок российского продовольственного рынка ощутимо сократилась. Согласно официальной статистике, если в 2013 году было импортировано продуктов всех видов на 43,3 миллиарда долларов, то в прошлом году — на 28 миллиардов долларов, или 12 процентов от общего объёма импорта.

Сокращение в 1,6 раза, при этом существенно уменьшилось количество товарных групп — практически перестали ввозить свинину, мясо птицы, зерно, сахар, многие овощи. Пока остаётся ощутимая зависимость по молоку и молочным продуктам (закупаем около 30 процентов), отдельным видам фруктов и овощей. Но в целом, если исходить из прямого импорта, повышение курса доллара на 10 процентов — возьмём с запасом эту цифру — в самом плохом варианте увеличит цену «на полке» иностранных продуктов максимум на три-пять процентов по прямому счёту.

Дело в том, что только часть стоимости продовольственного импорта оплачивается в долларах — преимущественно тот, что поступает из развитых стран Запада. А таких немного: мясо и молоко, к примеру, поступают из Белоруссии (39 процентов), Бразилии (семь процентов), овощи и фрукты — из Эквадора (11 процентов), Турции (10 процентов), Китая (девять процентов). А в расчёте с производителями из этих стран широко используют бартерные схемы или платежи в национальных валютах. Чуть сложнее ситуация с продовольствием, производимым в России, но на основе импорта различных компонентов.

К примеру, в производстве бройлерной курятины лишь 30-40 процентов затрат приходится на отечественных производителей (свет, рабочая сила, переработка), остальное — генетический материал, пищевые добавки — закупают за рубежом. При производстве колбас отечественная доля повышается до 50-60 процентов, мяса говядины или свинины — до 60-70 процентов. Если принять среднюю долю импортной составляющей в 40 процентов, то нетрудно вычислить, что, к примеру, при себестоимости производства килограмма колбасы в сто рублей повышение курса доллара на 10 процентов увеличит затраты всего на четыре рубля.

Но эти расчёты — и для прямого, и для опосредованного импорта продовольствия — верны лишь теоретически и справедливы только для определения себестоимости производства или закупочной цены у зарубежного агрария. На полке та же колбаса имеет совсем другие ценники: при себестоимости от 80 до 500 рублей торговые сети предлагают покупателям совсем другие цифры — от 300 до 1,5 тысячи рублей. Разница покрывает частично затраты на логистику, хранение, оплату труда продавцов и другие накладные расходы. Но большая часть приходится на чистую прибыль торговли.

Есть разные расчёты рентабельности — от 10 до 40 процентов, но по аналогии с западными ретейлерами — а большинство отечественных сетей создано по их образу и подобию — «очищенная» прибыль не может быть меньше 15 процентов, иначе интерес у предпринимателей к торговле упадёт. В пределах этой прибыли хозяева бизнеса могут регулировать цены, чтобы не потерять конкурентоспособности и сохранить долю рынка. Не случайно, к примеру, одна и та же колбаса или бананы могут существенно отличаться в цене даже в близстоящих магазинах. А в Европе один и тот же продукт, в частности популярный итальянский сыр Гран Падано, может стоить в Болгарии восемь евро, а на родине, в Италии, 16 евро.

Учитывая низкие реальные доходы населения, федеральные торговые сети, которые определяют розничную ценовую политику, не станут поднимать цены, компенсируя валютные потери из собственной прибыли, но сохраняя долю рынка.

Учитывая, что возможности повышать цену со ссылкой на рост курса доллара, что любят делать представители торговли, в нашей стране упираются в низкие реально располагаемые доходы населения (1,5 процента, по прогнозам Минэкономразвития), которые пока отстают от темпов инфляции (4,2-4,7 процента, по данным Центробанка), можно сделать вывод: федеральные торговые сети, которые определяют розничную ценовую политику, не станут поднимать цены, компенсируя валютные потери из собственной прибыли, но сохраняя долю рынка.

Лекарства и электроника

Несколько по-иному складывается ситуация на рынках фармацевтики и высокотехнологичных товаров — электроники и автомобилей. Коммерческая часть рынка лекарственных препаратов, согласно данным розничного аудита группы DSM, в стоимостном выражении состояла на 28,1 процента из препаратов отечественного производства на июнь 2019 года. Однако разница между ценой отечественных и импортных лекарств невелика: мировой рынок фармацевтики контролируют всего 20 компаний, образуя монопольную группу, политика которой — минимальная маржа аптекам. Потому цена лекарств практически не отличается в разных странах. Россия — не исключение.

Аналогичная ситуация и в электронике и автомобильной промышленности — производители, как правило, монопольно определяют границы отпускной цены, оставляя продавцам лишь 7-10 процентов прибыли. Рост цен из-за окрепшего доллара по этим товарам может составить от трёх до пяти процентов. Но только в том случае, если доллар удержит позицию возле отметки в 70. А это весьма сомнительно: Китай практически остановил эпидемию коронавируса и начинает увеличивать закупки дешёвой нефти.

В США президент Дональд Трамп в преддверии выборов выделил 300 миллиардов долларов на структурную перестройку в пользу реального сектора, что обусловит возросшие потребности в энергоносителях крупнейшей экономики мира. Так что нынешние валютно-сырьевые девиации недолго будут сотрясать рынки, в течение двух-трёх недель доллар вернётся к коридору 63-68 рублей, а нефть выйдет за пределы 40 долларов за баррель.

Просмотров 2514

11.03.2020 15:06

Пример



Загрузка...

Популярно в соцсетях